Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кино

#Сюжеты

#Только на сайте

За пределами реальности

05.06.2016 | Алена Солнцева | №19 (409) 04.06.16

Проекты фильмов, которые снимаются или вот-вот начнут сниматься в России, показали фантасмагорическую картину — между мифологическим прошлым и тщательно героизируемым настоящим
teaser_sh0030_hd_v06_.jpg1.jpg

Среднестатический богатырь, сражающийся с некими иноземными выродками, — главный герой российского кинематографа завтрашнего дня

Фонд кино провел публичную защиту проектов кинокомпаний, не вошедших в число лидеров, но все же претендующих на государственную поддержку (на общую сумму 1 млрд руб.). Лидерами называют крупные студии с большими пакетами фильмов, такие как ТРИТЭ Никиты Михалкова, СТВ Сергея Сельянова, «Дирекция кино», аффилированная с Первым каналом. Всего лидеров то семь, то восемь, каждый год по-разному. А «не вошедших в число лидеров» значительно больше. В этом году 59 компаний представили 63 потенциальных фильма.

Чем раньше был затеян проект, тем больше он похож на стандартный американский фильм. Таким был тренд три года назад, когда впервые главным критерием для получения денег стал потенциальный кассовый успех. Чем больше шансов, что картину посмотрят миллионы, тем выше вероятность господдержки. Но представления о вкусах миллионов постепенно меняются.

Православные против монстров

Кинематограф все больше увлекается прошлым. Как правило, воображаемым. Несмотря на затратность исторического и костюмного кино, разного рода богатыри и витязи, кажется, вскоре и надолго станут любимыми героями отечественных продюсеров. Вероятно, начнется волна с «Викинга» с Данилой Козловским в главной роли (премьера состоится уже под Новый год), а когда схлынет — предсказать невозможно.

Фантазия авторов, подстегнутая патриотической риторикой культурного ведомства, не блещет богатством. Фильм «Богатырь» рассчитывает на общие места нынешней пропаганды. Рассказывая о сюжете, авторы не сильно конкретизировали происходящее. Так прямо и описывали, как тридцать три богатыря встают как один на защиту родины: ведь на нее неожиданно и вероломно напали злодеи, просто и ясно именуемые «выродки». На вопрос о том, на помощь каких богов рассчитывают герои, продюсеры ответили, что сознательно абстрагировались от конкретной религии, чтобы «не дробить аудиторию».

В другом фильме, с печальным названием «Последний богатырь», традиционный русский молодец Иван в современном мире работает экстрасенсом и случайно попадает в волшебное пространство, населенное русскими сказочными героями. Это, впрочем, по замыслу семейная комедия. Зато в проекте «Вещий Олег» авторы выдают придуманный ими мир за историческую правду. Сообщив о том, что «американцы придумали комиксы о супергероях потому, что у них нет своих крупных исторических фигур», нам же стоит только оборотиться — и они тут как тут, продюсеры предъявили «реального» персонажа. Оговорившись, впрочем, что ради привлечения аудитории они допустили некоторые вольности в обращении с историей.

Продюсеры фильма «Муром. История Петра и Февронии» заявили, что рассчитывают на ту публику России, что ходит в храмы. От кино ее отпугивают монстры, но на «старинную русскую легенду» полюбоваться она придет

Национального русского героя ищут подальше от скользких тропок современности, в Киевской Руси («Крест Владимира», где герой мечется между язычеством и христианством) и в Муроме Владимирской области, где довольно успешно эксплуатируют народно-православный образ святого богатыря Илии Муромца. Ну а продюсеры анимационного фильма «Муром. История Петра и Февронии» и вовсе заявили, что рассчитывают на ту публику России, что ходит в храмы. От кино ее отпугивают монстры, но на «старинную русскую легенду» полюбоваться она придет, особенно если за это будут агитировать в храмах и во всех православных СМИ. Впрочем, тут может случиться когнитивный диссонанс, потому что вместо апокрифа о муромских супругах православным детям предложат сказочные приключения с участием Змея и Кащея. Героев зовут Петр и Феврония, но они не праведной семейной жизнью живут, а сражаются против злых врагов, брак же заключают лишь в счастливом финале. Ибо, считают аналитики, даже православный сюжет без упора на экшен обречен на кассовый провал.

В таком контексте старомодные герои «Гардемаринов IV» Светланы Дружининой выглядят случайным сигналом из другой эпохи. Хотя режиссер изо всех сил подает сигналы об умении слышать веяния времени: ведь речь в ее авантюрной картине пойдет о присоединении Крыма Екатериной II.

Героика или комедия

О Крыме, как и ожидалось, готовится сразу несколько проектов. Картину под названием «Море волнуется» снимают по сценарию Сергея Шаргунова. Изначально в центре сюжета были отношения двух братьев-крымчан, трагически оказавшихся в 2014-м по разные стороны баррикад. Впрочем, как сказал продюсер фильма, сегодня крымская тема кажется слишком болезненной для общества, поэтому было принято решение больше внимания уделить чувствам героев, дать больше юмора и надежды. Другой фильм прямо так и называется — «Крым», снимает его Алексей Пиманов, и там тоже есть история любви, но авторов больше заботит другой аспект: про то, как «хорошие парни не дали бандитам убить людей». Как объяснил продюсер, без них дети, играющие в Севастополе, «могли сейчас не бегать, а лежать в могилке».

IMG_6109.jpg

«Викинг» с Данилой Козловским под Новый год даст старт новой «линейке» исторических и псевдоисторических блокбастеров

Тему продолжил Владимир Бортко, чей предыдущий фильм «Душа шпиона» ознаменовал рекордный провал в прокате (1,2 млн руб. в прокате при бюджете 640 млн). Режиссер вообще ничего не стал рассказывать о своем замысле, просто показав экспертам документальные кадры боев в Донецке. Нарезка завершается неотразимой по замыслу режиссера сценой. Хор печальных ребятишек поет: «Мы давно ждем, когда же русские помогут Донбассу». Вот и мне это интересно, продолжил депутат и режиссер, просящий денег на фильм «Убийство городов» по одноименной книге Проханова. Впрочем, понимая, что идет публичная трансляция, да и состав экспертов может оказаться недостаточно однородным, Бортко устно сообщил, что в фильме должна быть отражена и другая точка зрения.

Впрочем, есть и другие сюжеты. Зло таится не только на Украине, но и в Норвегии, где зверствует ювенальная юстиция. Вспомнив об этом, продюсеры еще одной современной картины «Позывной «Аркона» предлагают посмотреть на современный мир через призму шпионского боевика. Взгляд такой: героиня фильма, суперагент ФСБ, отправлена в Норвегию, где скрывался перебежчик, чтобы помешать передаче важных документов. Но девушка вместо выполнения задания ввязывается в трагическую историю дочери погибшего уже злодея: ребенка хотят отобрать у русской матери, потому что та говорит с ней по-русски. Узнав об этом, суперагент начинает крушить европейских силовиков, которые и не подозревают, что за безобидной матерью-одиночкой скрываются силы «самой могучей спецслужбы мира». Фильм уже получал поддержку Фонда кино, теперь продюсеры заручились еще и участием концерна «Калашников», который обычно спонсирует не кино, а стрелковые соревнования.

крым.jpg

«Крым» — лирическая драма с патриотическим подтекстом, которая гарантированно получит запрошенную господдержку

Продюсеры подчеркнули, что по жанру фильм будет комедией. По всей видимости, настало время другого юмора, чем тот, к которому зрители привыкли за последние годы. Хотя по старой памяти немудрящих и недорогих комических проектов в списке тоже было немало. Их сюжеты чаще всего целиком заимствованы из американских или старых советских фильмов, а шутки и типажи — из телевизионных шоу. Поскольку, по мнению экспертов, публика хочет видеть только привычное и понятное, у каждого проекта есть обязательные референсы, то есть типовые модели. Один предприимчивый продюсер из Дагестана проиллюстрировал свой проект сорокасекундной нарезкой из фильма «Мимино», простодушно полагая, что именно так эксперты Фонда убедятся в особой комичности темы отношений русских и кавказцев. На всякий случай он запасся еще и официальными документами с печатями, заверяющими, что никакой национальной розни в проекте не предвидится. Это, конечно, само по себе — отличный сюжет для комедии.

Спорный потенциал

Есть среди проектов и такая категория: «кинокартины, которые обладают очевидной художественной значимостью, но спорным коммерческим потенциалом». Авторское кино сейчас как кость в горле: проката у него нет, и деньги требуются немаленькие, а отчетность портят. Среди таких «неликвидов» фильмы, на которые просят денег известные и любимые прежде публикой Вадим Абдрашитов («Семь пар нечистых» по повести Каверина) и Андрей Смирнов («Француз» — «о моем поколении — первом, которое во времена оттепели почувствовало себя свободным»). Проекты режиссеров среднего поколения, таких как Александр Велединский, Алексей Сидоров, Илья Хотиненко, Роман Волобуев — на общем фоне выглядят довольно неказисто. Сам формат — за пять минут продемонстрировать бойцовские качества группы и темы, показать ударный ролик и ответить на вопросы об объеме аудитории — может убить любой индивидуальный и творческий замысел. Разумеется, торговать авторским кино сложнее, чем «Уральскими пельменями», Бондарчуком и романтической русской стариной.

Нарезка завершается неотразимой по замыслу режиссера сценой. Хор печальных ребятишек поет: «Мы давно ждем, когда же русские помогут Донбассу»

Хочется верить, что где-то в глубине некоторых замыслов зарыта и новизна, и оригинальность, которые авторы старательно пытались скрыть: эти качества, как считается, публику сразу отпугивают, почище монстров. Дело в том, что «художественная состоятельность», считает член экспертного совета, рукководитель кинокомпании СТВ Сергей Сельянов, «далеко не всегда означает прибавку к кассе. Здесь даже почти правило, почти закон Ньютона: чем больше художественности, тем меньше зрителей».

Зачем было затачивать индустрию под кассу с помощью государственного регулирования, непонятно. Обнаружить в предлагаемых проектах «консервативную идеологию и традиционные ценности», на которых настаивают идеологи власти, с налету не удалось, за этот сегмент сегодня отвечают пафосные, но не слишком грамотные ораторы, а профессионалы, очевидно, предпочитают универсальный язык Голливуда. Однако российское кино сегодня предстает блеклой копией голливудской продукции в ее самом истасканном виде. При всем старании большого количества людей, часто талантливых и уж точно искренне увлеченных кино, создается общее ощущение, что такая кинематография может существовать только в очень отсталой, провинциальной культуре, а уж никак не в стране, где работали Эйзенштейн, Пудовкин, Донской, Тарковский, Герман, где были собственные комедии Гайдая, Рязанова и Данелии.

Фото: kinopoisk.ru, к/ф «Богатырь»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.