Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#История

#Только на сайте

Прекратить советскую власть

14.05.2016 | Алексей Макаров, «Мемориал» | №16 (406) 14.05.16

40 лет назад, в мае 1976 года, одиннадцать советских диссидентов объявили о создании Московской Хельсинкской группы (МХГ)

Прекратить 490.jpg

Члены Московской Хельсинкской группы в самом начале пути. В центре — Людмила Алексеева, рядом с ней стоит член советской группы «Международной амнистии» Валентин Турчин. Сидят (слева направо) муж Алексеевой Николай Вильямс и два члена МХГ — Анатолий Щаранский и Юрий Мнюх, 1976–1977 гг.

Я верю, что наши жертвы не напрасны», — эти слова инициатор создания и идейный вдохновитель МХГ Юрий Орлов сказал в 1979 году, в третью годовщину Московской Хельсинкской группы. Свое заявление он сделал из пермского лагеря, где к этому времени отбывал наказание за инакомыслие. Уголовному преследованию были подвергнуты и другие участники правозащитной группы.

Создание комиссии

1 августа 1975 года СССР вместе с другими европейскими странами подписал в Хельсинки Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Для СССР эта очередная бумажка была важна, так как признавала послевоенные границы в Европе, а значит, в том числе и аннексию Прибалтики Советским Союзом. Для Запада же была важна разрядка. В «третьей корзине» этого Акта лежали «права человека». СССР думал, что эти права так и останутся в корзине, но не тут-то было.

Подписание этого документа было несомненным прорывом для советской дипломатии, и текст был опубликован в советских газетах. Среди немногих прочитавших внимательно объемный (30 тысяч слов) текст был член-корреспондент Армянской академии наук, физик Юрий Орлов. Ему пришло в голову использовать этот документ для диссидентского движения. «Соглашения формально перевели права человека из сферы добрых пожеланий и «наших внутренних дел» в сферу конкретной международной политики, хотя на деле советский режим этого не признавал, а Запад пока что не использовал, — писал впоследствии Орлов. — Простые обращения к западной общественности не помогут, думал я. Нужно создать нашу собственную комиссию, которая будет посылать заинтересованным правительствам экспертные документы о нарушениях советскими властями подписанных ими международных обязательств».

В «третьей корзине» Заключительного акта, подписанного в Хельсинки, лежали «права человека». СССР думал, что эти права так и останутся в корзине, но не тут-то было

Хельсинкский акт позволял диссидентам обращаться к иностранным государствам и обращать внимание на то, что их партнер по Хельсинкским соглашениям нарушает условия, а западные страны, в свою очередь, могли давить на СССР. В 1977-м прошла Белградская встреча стран — участниц Хельсинкского соглашения, в 1980-м — Мадридская. К таким встречам МХГ готовило многостраничные обзорные доклады. Андрей Сахаров позже вспоминал о своем обращении к Белградской конференции по проверке выполнения Хельсинкских соглашений: «В этом документе я подчеркнул принципиальное значение официального признания в Хельсинкском акте связи международной безопасности и гражданских прав человека и охарактеризовал те нарушения этих прав, которые имеют место в СССР вопреки Хельсинкским соглашениям».

Соблюдайте ваши соглашения

Орлов решил создать Московскую общественную группу содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР. Проще говоря — группу, которая помогает власти выполнять ее собственные обещания.

Из воспоминаний нынешнего председателя МХГ Людмилы Алексеевой: «Содействие» — интересное слово. Если советская власть решит выполнять свои обязательства в области прав человека, она будет вынуждена прекратить репрессии и, следовательно, прекратить свое существование. Вряд ли это реально». Это сомнение сродни тем, которыми в диссидентской среде сопровождался лозунг знаменитого митинга на Пушкинской площади в декабре 1965 года: «Соблюдайте вашу Конституцию!»

12 мая 1976 года МХГ выпустило свою декларацию. В группу вошли Юрий Орлов, Людмила Алексеева, Михаил Бернштам, Елена Боннэр, Александр Гинзбург, Петр Григоренко, Александр Корчак, Мальва Ланда, Анатолий Марченко, Виталий Рубин, Анатолий Щаранский.

Некоторые члены МХГ считали своим долгом участвовать в ее работе, но не разделяли оптимистичной позиции Орлова. Резкое заявление сделала Мальва Ланда: «Не рассчитываю на то, что в условиях советской социалистической системы возможно уважение к правам человека и, соответственно, соблюдение положений Хельсинкских соглашений (гуманитарные статьи); я не знаю, чему «содействовать», и вступаю в Группу, чтобы еще более эффективно разоблачать ситуацию с правами человека в первой в мире стране социализма».

ПрекратитьГенеральный.jpg

Генеральный секретарь Компартии СССР Леонид Брежнев подписывает Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе; с этого документа началась МХГ, 1 августа 1975 года

Уже через три дня после создания группы Орлову вынесли официальное предупреждение по Указу 1972 года «О применении органами государственной безопасности предостережения в качестве меры профилактического воздействия». Это означало, что если МХГ начнет работу, то материалы против Орлова будут переданы в прокуратуру для возбуждения уголовного дела. Орлов заявил, что «указ ПВС (Президиум Верховного Совета) никогда не публиковался и, следовательно, согласно другому указу ПВС, указом ПВС не являлся. Этот указ — самиздат», и отказался подписать предупреждение. Еще через три дня вышел первый документ МХГ — о преследовании властями защитника прав крымских татар Мустафы Джемилева. Как и все последующие документы МХГ, он был на бланке, напечатанном в подпольной типографии адвентистов.

За время своего существования МХГ выпустила более 200 документов и заявлений, которые касались положения национальных групп (прежде всего крымских татар), преследований представителей религиозных групп (баптистов, адвентистов, пятидесятников, иудеев из села Ильинка Воронежской области), членов диссидентских ассоциаций и редколлегий самиздатских журналов. Естественно, огромное внимание уделялось политическим процессам и положению политзаключенных. Кроме того, МХГ обращала внимание на нарушения социальных и экономических прав в СССР.

Чиновники на местах не всегда понимали, что такое МХГ. Алексеева вспоминала, как они приехали в Вильнюс, чтобы выяснить, почему семеро (!) учеников были исключены из школы. Ее и члена Литовской Хельсинкской группы Томаса Венцлову принял министр просвещения Литвы, не очень понимания, с кем он разговаривает, и дал свои объяснения.

Аресты и лагеря

Информацию о нарушениях прав человека собирали непрерывно, эту работу не могли остановить даже лагерные сроки. Орлов заявил, что и в лагере остается членом МХГ, и участвовал в сборе и передаче информации, которая составила основу документа «О положении заключенных в лагерях СССР». В 1976–1977 годах Хельсинкские группы были созданы в Грузии, Армении, Литве и на Украине. Интересно, что идея использования Хельсинкских соглашений для контроля за соблюдением прав человека, родившаяся в СССР, начала распространяться по миру. В 1976 году в СССР приехала член палаты представителей Конгресса США Миллисент Фенвик. Среди прочего она встретилась с диссидентами, выслушала их идею, вернулась в США и там создала Хельсинкскую комиссию! В 1978 году Хельсинкские группы были выдвинуты на Нобелевскую премию мира.

Советская власть была чрезвычайно обеспокоена появлением правозащитной ассоциации, и в 1977 году начались аресты. Власть играла по-крупному: в советской прессе появились статьи агентов КГБ — бывшего политзаключенного Александра Петрова-Агатова о Гинзбурге и «отказника» (так называли тех, кому власти отказали в выезде за границу, главным образом в Израиль) Сани Липавского о Щаранском. Нашелся и более серьезный повод. 8 января 1977 года в московском метро прогремел взрыв. Этот теракт был удобен для усиления давления на инакомыслящих. Журналист и агент КГБ Виктор Луи обвинил в теракте диссидентов, начались допросы. В ответ диссиденты подписали большое коллективное обращение, в котором выступали против насилия.

3 февраля 1977-го был арестован член МХГ Александр Гинзбург (в июле 1978-го он получил 8 лет лагерей). Через неделю арестовали и основателя МХГ Орлова, который, услышав об аресте Гинзбурга, посчитал аморальным скрываться. В мае 1978-го он был осужден на 7 лет лагерей и 5 лет ссылки. Ход процесса был вопиющим даже по советским меркам. Например, после того как Орлов отказался от адвоката, того вытолкали силой из зала судебного заседания и заперли в отдельной комнате. 15 марта 1977-го был арестован Анатолий Щаранский, отказник с прекрасным знанием английского языка (в частности, был переводчиком на пресс-конференциях Сахарова). Он был обвинен в связях с ЦРУ и передаче на Запад списка отказников с указанием их места работы, что якобы было тайной. Обвинение в «измене Родине» давало возможность дискредитировать человека, и это ставило в затруднительное положение тех, кто в Европе и США пытался выступить в защиту. Щаранский был осужден на 13 лет (в 1992 году реабилитирован).

Ход процесса был вопиющим даже по советским меркам. Например, после того как Орлов отказался от адвоката, того вытолкали силой из зала судебного заседания и заперли в отдельной комнате

Во время следствия и Щаранскому, и Гинзбургу следователи КГБ (один из них — Евгений Саушкин потом был выбран депутатом Моссовета от «Демократической России») угрожали расстрелом. К 1982 году на свободе из членов МХГ остались только Елена Боннэр (59 лет), Софья Каллистратова и Наум Мейман (71 год). Против уже очень немолодой Софьи Каллистратовой (75 лет) было возбуждено уголовное дело. В этих условиях было решено приостановить работу. Всего с 1976 по 1982 год были арестованы и осуждены к разным срокам заключения или ссылки восемь членов группы.

Общественные вердикты

Но времена менялись. В 1986 году в Латвии была создана группа «Хельсинки-86», в 1988-м возродилась Украинская Хельсинкская группа (с новым названием — Украинский Хельсинкский союз), многие члены которой пошли в политику. Президент Украины Виктор Ющенко в 2005 году наградил всех членов Украинской Хельсинкской группы. Многих, как погибшего в политической зоне Пермь-36 Василя Стуса, — посмертно.

В 1989 году МХГ возобновила работу и возродила свою славу одной из самых авторитетных правозащитных организаций. Любопытная деталь: в 1990 году председатель Верховного суда РСФСР Вячеслав Лебедев отказал в реабилитации Юрию Орлову, через полгода, в 1991-м, тот же Лебедев Орлова реабилитировал. В состав МХГ вошли правозащитники Лариса Богораз, Сергей Ковалев, Вячеслав Бахмин, Алексей Смирнов, Лев Тимофеев, Борис Золотухин, Кронид Любарский. Председателем МХГ стала Лариса Богораз, с 1996 года — вернувшаяся из эмиграции Алексеева.…2001 год, в президиуме Гражданского форума рядом — правозащитница Людмила Алексеева и полковник КГБ в отставке, ныне президент РФ Владимир Путин. Все ждут, что прозвучит принятый в конце декабря 2000 года новый старый гимн. Людмила Алексеева предупредила: вставать под советский гимн она не будет. Представляете телевизионную картинку? Путин встает под гимн, а рядом продолжает сидеть Алексеева… В результате гимн так и не прозвучал.

Фото: архив международного мемориала, РИА «Новости»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.