Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Тренд

#Только на сайте

#Кремль

Победителей не будет

15.05.2016 | Юрий Сапрыкин | №16 (406) 14.05.16

Чем закончится атака Кремля на холдинг РБК

Победителей490.jpg

13 мая холдинг РБК вынуждены были покинуть шеф-редактор Елизавета Осетинская, главред газеты РБК Максим Солюс и главред информагентства РБК Роман Баданин. Некоторые журналисты изданий холдинга также заявили о своем уходе. Пока громили РБК, Владимир Путин поздравлял коллектив ВГТРК с 25-летним юбилеем. В частности, президент сказал: «Монополия всегда вредна, а в информационной сфере тем более». По данным Reuters, «последней каплей», после которой Кремль потребовал от владельцев РБК уволить руководство холдинга, стала статья «Напротив «Дворца Путина» под Геленджиком начнут разводить устриц»

Все уже было. Споры хозяйствующих субъектов, «не могу дозвониться генпрокурору», уникальный журналистский коллектив. Вмешательство в редакционную политику, «перешли красную линию», звенья гребаной цепи. Неожиданные претензии налоговой, внезапно всплывающие старые уголовные дела, разоблачительные сюжеты на управляемых телеканалах, пикеты прокремлевских активистов у входа, комментарии анонимных источников, объясняющих, чего на самом деле хочет Кремль, — и комментарий Пескова, что Кремль тут ни при чем. Технология наезда на очередное качественное и независимое СМИ — давно отработанный ритуал, вроде разбора персонального дела на советском партсобрании: в общих чертах понятно, чем все кончится, но надо досидеть до конца. И как на советском партсобрании, оказаться героем такого разбора крайне неприятно, наблюдать за этим мерзко, и от того, что это происходит, никому не станет хорошо: победителей не будет.

Все уже было, тому есть много примеров, знаю даже по себе: в такие моменты всегда кажется, что этой участи можно было избежать — не публиковать тот материал или эту фотографию, быть сдержаннее, не нарываться. Часто все выглядит так, будто все еще можно починить: сохранить редакцию, договорившись соблюдать те или иные правила, — проблема в том, что эти правила нигде не объявлены; их соблюдение не дает никаких гарантий. Людей, которые инициируют такие наезды, интересует прежде всего повышение своего статуса, увеличение ресурса — а значит, повод для наезда будет так или иначе добыт и убедительно обоснован (заботой об этике, морали, чувствах верующих, неприкосновенности частной жизни и т.д.): был бы человек, статья найдется. Правильно сконструированный идеологический посыл приводит в действие шестеренки власти, а те на выходе дают прирост возможностей, влияния, богатства; собственно, эта взаимосвязь идеологии, власти и денег и есть главная тема расследований, которые проводит редакция РБК.

Технология наезда на очередное качественное и независимое СМИ — давно отработанный ритуал, вроде разбора персонального дела на советском партсобрании

Я уверен, что история РБК еще далеко не закончена, и желаю всем коллегам держаться и не унывать. Тем не менее тучи над РБК сгущаются, и если их сгущают, значит, это кому-то нужно. Интересно понять, какой у этого смысл, какие могут быть последствия, — кроме того, что кто-то повесит очередную звездочку на грудь или переведет транш на счет? Пострадает свобода слова? Ее и так почти не стало; по итогам 16 последних лет ни собственники медиа, ни рекламодатели, ни большая часть читателей не видят в этой свободе особой ценности — ну или приучились находить ее в специально отведенных местах. Исчезнет последняя площадка для независимой журналистики? Нет, к счастью, не последняя. Большой коллектив окажется на улице? Как показывает опыт предыдущих звеньев цепи, журналисты находят для себя место, все при деле. Но есть одна позиция, важное изменение, которое невозможно развернуть назад: всем внутри этой профессии все больше становится очевидно, что работать хорошо — это плохо. Что сделать из ничего самую влиятельную деловую газету, придумывать самые цитируемые и обсуждаемые материалы, зарабатывать все больше денег, даже на пике кризиса — это все вторично; а главное — ни с кем высокопоставленным не ссориться. Лучше добровольно обложить себя флажками и барьерами, не рыпаться и не нарываться, можно даже не особо заботиться о качестве — и тогда будешь жив. Точно так же успех автомобильного производства не зависит от качества автомобилей — а в большей части от кредитов и госконтрактов; для создателей кино не важно, чтоб его смотрели, — но критически важно, чтоб государство выделило бюджет; глава региона должен заботиться не о благосостоянии региона, а о проценте правящей партии на выборах; талант полезен там, где нужно «раскрыть» и «подсветить» заранее заданную идеологическую линию, — но в целом можно обойтись и без него. История с РБК вряд ли станет поворотным моментом, точкой невозврата (сколько их уже осталось позади) — но в ней видно направление общего движения, моральные ориентиры, которые определяют этот путь: инициатива — это плохо, качество — это неважно, независимость до добра не доведет, профессионализм хорош там, где скажут, но не более. В апатичной трясине, куда загоняют людей эти ориентиры, тоже можно жить — но в ней не к чему тянуться и некуда прорываться. Жить можно: тем более что в стране, где от тебя ничего не зависит и все ходы расписаны начальством на годы вперед, мы уже жили — правда, ничем хорошим это не кончилось.

Фото: Щербак Александр/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.