Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Выборы

Хан Лондонский

07.05.2016 | Ирина Демченко, Лондон | №14-15 (405) 22.04.16

Мэром британской столицы впервые стал мусульманин

мэр гл.jpg

На выборах мэра Лондона, состоявшихся 5  мая 2016 года, победил лейборист Садик Хан. Он  стал первым мусульманином — городским главой — не только в истории Лондона, но и вообще в истории столиц западных государств.

Паренек из Тутинга

Новый мэр вырос в очень простой семье иммигрантов из Пакистана: его отец 25 лет работал  водителем лондонского автобуса, мать была швеей. У Хана шестеро братьев и одна сестра, Садик в семье — пятый ребенок, и первый, который родился уже в Великобритании, в Тутинге — одном из самых бедных районов Лондона. Семья жила в казенном доме, предоставленном районными властями для бедных, Садик учился в школе неподалеку и с ранних лет подрабатывал в свободное время: раздавал лифлеты на улицах, брался за субботние работы в кафе, в летние каникулы нанимался разнорабочим на стройки.  При этом Хан сумел закончить школу, университет, получить диплом юриста с последующим повышением квалификации, открыть юридическую контору и стать членом парламента.  Хан избирался в парламент от того самого лондонского района Тутинг, в котором он вырос, с 2005 года. Он стал вторым в истории страны мусульманином — членом правительства Ее Величества и первым мусульманином — членом кабинета министров. 

«Моя история — это история Лондона.  Мой отец был водителем автобуса, мама шила одежду. Лондон дал мне, выходцу из казенного жилья, шанс создать успешный бизнес и стать членом правительства», — говорится в его предвыборном манифесте.

«Мое видение будущего простое. Я хочу, чтобы у всех лондонцев были такие же возможности, которые этот город дал мне:  жилье, которое им по карману, хорошая работа с достойной зарплатой, доступная по цене и современная транспортная система и безопасная, чистая и полезная для здоровья городская среда», — написал он, реагируя на основные вопросы, которые ставили в ходе избирательной кампании лондонцы.

«Моя история — это история Лондона.  Мой отец был водителем автобуса, мама шила одежду. Лондон дал мне, выходцу из казенного жилья, шанс создать успешный бизнес и стать членом правительства»

Сделал для себя — сделает и для других

В выборах мэра Лондона участвовало 12 кандидатов. Однако главным соперником 45-летнего Хана  был 41-летний Зак Голдсмит, получивший элитное образование сын миллиардера-финансиста.  Ответы обоих кандидатов на большинство вопросов, волнующих лондонцев, были по сути очень схожи, что, по мнению  многих аналитиков, могло  сконфузить избирателя. Впрочем, у Хана и Голдсмита было довольно узкое поле для маневра: в Лондоне — кризис доступного жилья,  врачи, учителя, медсестры, таксисты и так далее вынуждены переезжать из столицы в пригороды, потому что для них стало слишком дорого снимать квартиру (а купить и вовсе невозможно). В такой ситуации  любой кандидат в мэры может только обещать строить дома и налаживать транспортную систему. Преимуществом Хана перед Голдсмитом и другими кандидатами, очевидно, стал его бэкграунд и жизненный опыт. Люди рассудили так:  раз этот человек сумел все сделать в жизни  для себя, то сумеет сделать много полезного и для других.     

Население Лондона — 8,6 млн человек, что вполне сопоставимо с Москвой. И, точно также, как в российскую столицу, в столицу Британии каждый день приезжает на работу из пригородов еще несколько миллионов человек.  Существенная же  разница в том, что Лондон в основном не высотный, то есть занимает существенно большую, чем Москва, площадь, если оценивать ее по окружной кольцевой дороге. Соответственно, и путь, который проделывают те, кто ежедневно направляется в Лондон на работу, длиннее, чем путь, проделываемый жителями Подмосковья. Еще одно большое отличие в том, что Лондон и окрестности полны старинных построек, стоящих на своих исторических местах — тут никто не сносил дома и не расширял улицы.  Ну, и наконец, общественный транспорт в Лондоне — самый дорогой в Европе и намного дороже, чем в Москве. Стоимость проезда в метро напрямую зависит от расстояния от центра города.

Хан пообещал избирателям, что  будет строить много, в том числе на землях, принадлежащих мэрии,  и  обяжет застройщиков существенно снизить цены для молодых семей и тех, кто покупает первую в жизни квартиру.  Да и аренда жилья в новых домах, пообещал Хан, будет на 20% ниже цены на местном рынке.  Кроме того, по словам Хана, мэрия под его руководством завершил все уже начатые транспортные инфраструктурные проекты, которые призваны помочь решению транспортной проблемы. Ну и, конечно, отдельной строкой стоит обещание Хана  заморозить рост цен на общественный транспорт в Лондоне. 

Публичные обвинения

Предшественник Хана, консерватор Борис Джонсон, один из самых харизматичных британских политиков, был городским главой два срока, с 2008 года. Полгода назад Джонсон был избран  членом парламента, и аналитики утверждают, что он будет бороться за пост лидера консерваторов и, если завоюет его, — то и за пост премьер-министра на следующих выборах.  Хану, впрочем, тоже уже предсказывают отличную карьеру в партии лейбористов.    

Тем примечательней попытки эту карьеру затормозить, причем попытки, предпринятые на самом высоком уровне.

Незадолго до выборов  мэра нынешний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон публично обвинил Хана в близких отношениях с духовным лидером мусульман Тутинга, который, по словам премьера,  поддерживает  «Исламское государство»* (*Организация, запрещенная в России как террористическая)  и другие экстремистские исламские организации. Столь серьезные обвинения, да еще из уст главы британского кабинета, довольно необычны для британских избирательных кампаний. Буквально на следующий день после заявлений Кэмерона  британская пресса вывалила гору  доказательств того, что тот самый мусульманский вожак Тутинга никогда не поддерживал террористов, а наоборот — не раз участвовал в публичных обсуждениях вопроса о том, как мусульманам противостоять распространению идей радикального ислама  в Британии. К тому же  он неоднократно  приглашался на мероприятия партии консерваторов, лично  бывал с петициями на Даунинг-стрит и помогал привлекать мусульман к работе в партии премьера Кэмерона. В итоге скандал, который должен был «потопить» Хана, скорее, напротив,  сыграл ему на руку: британцы очень чувствительно относятся к любым проявлениям грязных политтехнологий.

Незадолго до выборов  мэра нынешний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон публично обвинил Хана в близких отношениях с духовным лидером мусульман Тутинга, который, по словам премьера,  поддерживает исламские террористические организации



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.