Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Панама и Конституция

18.04.2016 | Давыдов Иван | №13 (404) 17.04.16

Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин опубликовал в издании «Коммерсант-Власть» по-настоящему программную статью: «Пора поставить действенный заслон информационной войне». И это – без шуток – очень важный текст.

Почему? Да потому что Бастрыкин – не агитатор. Он разговаривает не с читателями, а с Читателем, пытаясь просто расширить полномочия собственного ведомства и усилить его позиции. Обосновывая порыв описанием ситуации, в которой Россия, на его взгляд, сейчас оказалась. Едва ли высокопоставленный правоохранитель стал бы в таком разговоре лукавить – рискованно. Значит, велик соблазн предположить, что Бастрыкин думает именно то, что пишет. А нам дается уникальный шанс заглянуть внутрь его головы.

(Здесь, перед тем, как перейти к главному, трудно не отметить, как девальвировались смыслы в России эпохи третьего срока: текст правоохранителя Бастрыкина практически полностью посвящен перспективам дальнейшего ограничения конституционных прав и свобод; правоохранитель охраняет не права граждан, а граждан – от их собственных прав.)

Итак, попробуем реконструировать картину мира главы СК.

Во-первых, Россия уже десять лет живет в условиях «гибридной войны, развязанной США и их союзниками». Собственно, все плохое, что происходит с Россией (а Бастрыкин, как выше было сказано, - не агитатор, и в отличие от агитаторов, плохое видит ясно), является как раз результатом этой войны. Санкции и недопуск к кредитам, дефицит бюджета, девальвация рубля, снижение доходов граждан РФ, решения по громким делам – от дела Литвиненко до дела Ярошенко, - и есть элементы гибридной войны США против Российской Федерации.

«Однако наиболее разрушительными стали последствия от информационной войны». Коварные американцы заигрывали с ближневосточными радикалами, а что в результате? В результате граждане РФ едут в Сирию на стороне радикалов воевать, и число их растет (кстати, в статье перечисляется целый ряд запрещенных на территории РФ террористических группировок, и нет ни одной обязательной по закону пометки об их запрете на территории РФ, но едва ли Роскомнадзор рискнет попенять на это столь уважаемому колумнисту). Информационная война – вещь какая-то совершенно безбрежная: говоря о ней, Александр Бастрыкин поминает и распад СССР (каковой, естественно, развалили американцы, поддерживая националистов в союзных республиках), и «недавние события в Нагорном Карабахе». Кто их затеял? Правильно, силы, «оппозиционные России», чтобы расшатать «мир между армянским и азербайджанским народами», организовав еще одну войну у наших границ.

Все это прекрасно накладывается на рост внутри России преступлений по «экстремистским статьям» - собственно, текст и начинается с отчета об успехах в деле отлова экстремистов. Новые законы позволяют ведь за публикацию фотографии времен Второй мировой войны или даже за репост чужого сообщения в соцсетях заводить уголовные дела. Их и заводят. Отсюда и успехи.

Резюмируем: благодаря проискам США в экономике у России – очевидные трудности, и около тысячи человек уехало воевать в Сирию на стороне террористов. В связи с чем предлагается:

Сформулировать государственную идеологию (как это соотносится со статьей 13 Конституции РФ, прямо утверждающей: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»? да никак не соотносится. Чем меньше правоохранитель думает о Конституции, тем надежнее защищены наши права).

«Представляется целесообразным определиться и с пределами цензурирования в России глобальной сети интернет» (как это соотносится со статьей 29 Конституции РФ, где написано: «Цензура запрещается»? да никак, см. выше). Зато «интересен в этом плане опыт зарубежных государств, противостоящих США и их союзникам». Дальше – ссылка на Китай, а есть ведь еще и КНДР – кто успешнее товарища Ына противостоит США?

Расширить список мыслепреступлений, и карать, например, тех, кто сомневается в итогах крымского референдума (наказывают же в некоторых странах за отрицание Холокоста, - говорит глава СК, несколько неосторожно приравнивая референдум к Холокосту). Да и вообще, «дополнить диспозицию ст. 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) квалифицирующим признаком, предполагающим призывы к экстремистской деятельности, если они сопряжены с фальсификацией сведений об исторических фактах и событиях».

Плюс еще некоторое количество инициатив, которые расширят карательные полномочия следственных органов и позволят отчитываться об успехах в деле борьбы с экстремизмом еще убедительнее.

Ради борьбы с мировым терроризмом, можно, конечно, пойти на многое. Например, на очевидное передергивание: ясно, что предлагаемые меры ударят не по сторонникам терроризма, а по критикам власти. Но это не так уж важно, если верить, что у нас с США – война, и за каждой российской бедой стоит лично президент Америки. А за каждым, кто о беде решится говорить вслух – тем более.

Вопрос только в том, почему именно сейчас появилось это обращение к единственному читателю. И велика вероятность, что ответ на него – тоже неподалеку от США, а именно – в Панаме. Читателя искренне задела обнародование врагами России некоторых деталей импорта антикварных виолончелей. И это – удобный момент, чтобы рассказать Читателю о своем мировидении. «Хватит уже играть в лжедемократию, следуя псевдолиберальным ценностям», - учит нас (или его?) Александр Бастрыкин.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.