Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Правящая в никуда

22.11.2009 | Залесский Владимир , Мыскина Инна

Ни идеология, ни принципы — только деньги позволяют различным группировкам, входящим в «Единую Россию», сохранять относительный мир. Как работает механизм сдерживания — разбирался The New Times

Если верить официальным отчетам Центральной избирательной комиссии, «Единая Россия» получила в прошлом году около 2 млрд рублей: около четверти этих денег составили средства федерального бюджета, которые положены единороссам по закону «О политических партиях» (по 5 рублей за каждый полученный голос). Пожертвования бизнеса, которые проходят по графе «юридические лица», составили примерно половину всех поступлений – 1 млрд рублей. Например, ЗАО «Пикалевский цемент», принадлежащее Олегу Дерипаске, перечислило 5 млн рублей. Сумма не такая и большая, но нельзя не заметить, что она составляет заметную (более 10%) часть того, что концерн задолжал своим работникам, которые прошлой весной перекрыли федеральную трассу. В кризисный 2009 год ситуация с партийными финансами существенно изменилась. Поток денег от жертвователей заметно усох. «С деньгами есть проблемы», — признает источник, близкий к президиуму генсовета партии. К концу лета ( более поздних данных пока нет) партия власти получила от государства уже почти 900 млн рублей (за счет поправки, увеличивающей отчисления с 5 до 10 рублей за голос), а пожертвования юридических лиц составили чуть более 600 млн. В региональных отделениях впервые возникли серьезные перебои с финансированием, аппарату стали задерживать зарплату, повсеместно прошло сокращение штатов.

Партийная десятина

Впрочем, официальные отчеты - это видимая часть айсберга. Крупных компаний, которые отказываются поделиться с партией власти своими доходами, в стране, как утверждает источник The New Times, нет. В первую десятку главных спонсоров ЕР входят, как утверждает тот же источник, «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», «Северсталь», «Евразгруп», «Русал». Финансовая система ЕР отличается крайней запутанностью и непрозрачностью. «Обычно все проводится через множество дочек, которые в свою очередь жертвуют фондам поддержки «Единой России», в таких условиях определить, что, куда и сколько ушло, очень трудно», — говорит знакомый с ситуацией партиец. Такие теневые пожертвования могут составлять несколько десятков миллионов долларов.
«Какой-то специальной разнарядки: такой-то размер бизнеса — такие-то отчисления, не существует», — утверждает источник The New Times. Обычно деньги идут целевым образом на конкретные партийные проекты. «В регионах схема обычно простая, — говорит директор Международного центра политической экспертизы Евгений Минченко. — Губернатор–бизнесмен–фонд поддержки партии. Если бизнесу нужно что-то от губернатора, то в обмен тот предлагает инвестировать в партийный фонд. Обычно действительно на конкретные формальные цели».

Группы по интересам

Большая часть депутатов-«единороссов» так или иначе связаны с крупным бизнесом. Одни, пусть и не напрямую, владеют солидными компаниями. Тот же Вячеслав Володин, к примеру, распоряжается, по некоторым данным, блокирующим пакетом акций холдинга «Солнечные продукты» — лидера масложировой отрасли России. Другой источник пополнения личной и партийной кассы - лоббизм: после того, как «Единая Россия» стала фактически полной хозяйкой нижней палаты парламента, весь этот процесс она прибрала к рукам. «Это раньше представители, например, нефтегазовой отрасли работали со всеми фракциями, теперь только с одной», — жаловался The New Times депутат от «Справедливой России» Валерий Гартунг. Лоббистских объединений во фракции «единороссов» несколько. Так, интересы нефтегазовой отрасли представляет группа вице-спикера Олега Морозова, а интересы московского правительства отстаивает группа Вячеслава Володина (в нее вошли депутаты из бывшей фракции «Отечество», близкой к московскому мэру).
«Внести нужный законопроект на рассмотрение может как рядовой депутат, так и весьма влиятельная депутатская группа, в которую наряду с обычными парламентариями может входить руководитель комитета, — говорит глава Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. — При этом принятие одного правового акта, в зависимости от того, есть у него противники или нет, может стоить заказчику от $150 тыс. до $5 млн».

Ни выгоды, ни защиты


Однако сегодня даже «Единую Россию» нельзя считать эффективным лоббистом. «Бизнес не видит в партиях инструмент влияния , отсюда у всех партий огромная доля госфинансирования — до 90%, а доля пожертвований юрлиц стремительно сокращается», — говорит политолог Александр Кынев. Эту тенденцию подтверждает и Евгений Минченко: «Сейчас гораздо выгоднее, эффективнее лоббировать что-то через исполнительную власть. Через партийные инструменты целей не добьешься, Дума мало на что влияет, и гарантий безопасности тоже не дает. Аппетиты силовиков таковы, что неважно, «единоросс» ты или нет».
Инвестиции в «Единую Россию» действительно не дают никакой защиты, это в партии почти не скрывают. Все знают, что стало с ЮКОСом, который исправно финансировал ЕР. По официальным данным, одним из основных спонсоров партии в 2007 году выступала металлургическая компания «Мечел», но и это не помешало Владимиру Путину «наехать» на хозяина «Мечела» Игоря Зюзина и пообещать прислать тому доктора, акции компании резко подешевели. Кстати, в отчетах 2008 года «Мечел» в качестве спонсора ЕР не фигурирует.
Правда, один инструмент пока еще работает -- это попадание в парламент по партийным спискам. «Все депутаты-списочники, которые занимаются бизнесом, что-то отдали партии», — утверждает собеседник в исполкоме ЕР. На тот случай если дает сбой и этот механизм пополнения кассы, остается административный ресурс. Достаточно вспомнить, например, скандальную историю, произошедшую во время прошлой избирательной компании, когда один из управляющих директоров ОАО «СУЭК» отказался финансировать предвыборную компанию «единороссов» и тут же получил письмо от функционера кемеровского отделения «Единой России» Геннадия Дюдяева, который квалифицировал отказ дать деньги как выражение недоверия президенту РФ Владимиру Путину. Такое обвинение заставит поумнеть любого, кто дорожит своим бизнесом.

Проблемы ориентирования


Недостаток финансов — отнюдь не единственная трудность, с которой в этом году столкнулась партия власти. В частности, у нее несколько сбились ориентиры в политическом пространстве. После того как Путин пересел из президентского кресла в премьерское, «Единая Россия», которая с самого начала создавалась под него, из партии Кремля превратилась в партию Белого дома. В итоге ее оценки внутриполитической ситуации стали все чаще расходиться с оценками президента, который пытается играть в оттепель и либерализацию. По мнению директора Центра политической информации Алексея Мухина, «Единая Россия» сейчас пребывает в некой раздвоенности: она вышла из «уютного и комфортного состояния партии власти» и превратилась в «нечто подобное правящей партии, которая не знает, куда дальше двигаться».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.