Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Скандал

#Только на сайте

Поймать за руку

13.04.2016 | №12 (403) 09.04.16

Откат или не откат — как поставить диагноз?

Алексей Грачев, инвестиционный консультант, кандидат экономических наук

В чем привлекательность офшорных зон на Британских Виргинских островах и в Панаме?

Во-первых, и Британские Виргинские острова, и Панама — юрисдикции Карибского бассейна, близость к Кубе, Мексике, США. Во-вторых, в обеих странах действует система английского права. В обеих похожие законы о создании компании. В обеих юрисдикциях для организаций действует нулевая ставка по налогообложению прибыли. Наконец, они относительно дешевы с точки зрения создания компании, их обслуживания и так далее. Сейшелы, Гибралтар — уже дороже. В США — штат Делавэр. Дальше, в Европе, множество юрисдикций со специальными налоговыми режимами — Люксембург, Лихтенштейн, Ирландия, но они, конечно, обходятся уже дороже.

пан 3.jpg

BVI — Британские Виргинские острова — рай на земле

Уровень цен — это функция защищенности той или иной офшорной юрисдикции или чего-то еще?

Это пополам между жадностью людей, которые, соответственно, живут на этих островах, и уровнем сервиса, который они предоставляют. Панама — это такой хороший баланс между тем и другим. BVI (Британские Виргинские острова) — это маленький островок, на котором есть очень маленький аэропортик, сельского плана городок, в котором три больших здания, принадлежащих юридическим фирмам: они предоставляют сервис по созданию и администрированию организаций, предоставляют юридический адрес, директора и т.д. Но в принципе офшор может быть и некоей мозаикой: компания зарегистрирована в одной юрисдикции, директор — в другой, акционер — в третьей, счет в банке — в четвертой и т.д. И все это большой, большой бизнес. Однако в последнее время страны начали бороться с офшорами — они хотят заставить компании платить налоги. Был, например, на Кипре офшор — он теперь полностью интегрирован в Евросоюз и реально офшорной юрисдикцией больше не является. На Кипре кроме налога на прибыль есть еще и НДС. И если окажется, что сделка при проверке подпадает под НДС, то это личная уголовная ответственность директора (компании). То есть закручиваются гайки потихоньку. И скоро офшор как механизм станет доступен только состоятельным людям: сегодня это люди с состоянием $1 млн плюс, через какое-то время это будет $5 млн плюс и т.д.

Что касается России, то после принятия законов о деофшоризации иметь офшор — крайне накладно.

Одна из схем, которая использовалась в офшорах, которые, если верить ICIJ, принадлежали виолончелисту Ролдугину, предполагала выдачу кредита на $6 млн под смешной процент — 2% годовых, а потом и просто прощение долга за плату $1. Как это работает?

Тут все очень понятно. Смотрите, есть определенный круг лиц, которые доверяют друг другу. Одному сказали: ты будешь собственником офшора. Имярек мог и не знать, что на него что-то записывали: к нему приходили хорошо знакомые ему люди, просили подписать бумаги, он их подписывал. Есть кейс Мухтара Кабуловича Аблязова, который из государственного банка Казахстана выгрузил на свою структуру аж порядка $6 млрд: когда его попросили вернуть деньги, он пояснил, что это были кредитные сделки. В конце концов его долго искали, арестовали, выдают властям Казахстана. Что он сделал? Он из одного кармана переложил деньги в другой карман через систему кредитов.

Офшор станет доступен только состоятельным людям: сегодня это люди с состоянием $1 млн плюс, через какое-то время это будет $5 млн плюс

И как казахский банкир собирался легализовать и потратить такие колоссальные деньги — $6 млрд?

Он отдал их своей структуре, которая вложила деньги в набор инвестиционных проектов в России. И он ожидал, что через какое-то время деньги отобьет и вернет. И так поступают многие российские банки. Возьмите последний пример — Внешпромбанк, где деньги вкладчиков переводились в дружественные проекты. В банке был этаж без номера, где сидели люди и в колоссальных количествах штопали документы по такого рода договорам.

Что значит, этаж без номера?

Представьте: здание, 15 этажей, а есть один этаж, который без номера. Вы нажимаете кнопку, ключик поворачиваете, и лифт привозит вас на этот специальный этаж, где сидят люди, которые формально как бы не аффилированные, чужие люди, а работают на акционеров, штопают документы как раз под такого рода сделки. Вот в этом банке держали свои деньги первые люди страны: олимпийцы наши, православная церковь, жены Шойгу, Козака и все, все, все. Как вы думаете, в дочках ВЭБа, которые занимались олимпийскими стройками, там концептуально другая ситуация?

jVk0ved6vYE (1).jpg

Кредит одной офшорки — другой на пару сотен миллионов долларов под 2% годовых без всякого обеспечения — это легально?

Это просто механизм перекачивания денег из одной организации в другую. Доказать, что это криминальная сделка, очень и очень сложно. Потому что обоснование будет очень простое: две структуры, абсолютно независимые друг от друга, заключили договоры на коммерческих условиях. Первый вопрос: перед кем они должны доказывать, что это не рыночное? Они что, не свои средства использовали, а какие-то заемные средства? Второй вопрос, а на чем, собственно, основывается предположение, что сделка оформлена на нерыночных условиях? Вот вызывают одного директора в суд. Он говорит: да, я встречался с директором другой организации, мы с ним так договорились. Есть свобода договора. Кто та сторона, которая будет оспаривать эту сделку, кто заинтересованное лицо? Это что, государственные деньги, деньги налогоплательщиков, или это кредитные деньги, деньги кредиторов, или акционеры будут это оспаривать? Кто заинтересованная сторона?

То есть это форма передачи денег.

Совершенно верно.

Кипрская (тогда) дочка государственного ВТБ открывает офшору Sandalwood Continental кредитную линию на $650 млн и, если верить документам, никакого обеспечения этой ссуды не было.

Уверен, что такая сделка в портфеле банка не единственная, уверен, что она прошла все корпоративные процедуры, и есть все необходимые обоснования, которые свидетельствуют, что, предоставляя кредитную линию, менеджеры банка преследовали исключительно цели принести пользу российскому государству.

Из интервью с банкиром:

Насколько это частная практика — предоставление кредита без обеспечения?

Это тоже зависит от размера кредита. Если кредит составляет более чем 25% от капитала банка, то требуется решение Наблюдательного совета. Если же кредит меньше этой суммы, то решение о кредите принимает уполномоченный орган. У ВТБ это может быть либо президент банка, либо правление банка, либо какие-то есть лица, у которых есть соответствующие полномочия. Центральный банк не может прийти и сказать: вы не можете выдать этот кредит. Это не функция Центрального банка. Что Центральный банк может сделать, он может прийти, посмотреть на эту ссуду и сказать: под этот кредит вы сформировали (зарезервировали) 1%, поскольку вы думаете, что это первоклассный заемщик, а на самом деле мы считаем, что он совсем не первоклассный и вы должны 50% от размера кредита создать резерв». Вот это Центральный банк имеет право делать. ЦБ может в принципе ограничить кредитные операции банка, но вы же представляете, что запретить ВТБ выдавать кредиты в стране может только один человек.

А дать указание ВТБ выдать необеспеченный кредит кто может в стране?

По моим представлениям тоже один, максимум полтора человека.

ZcLIZV6-Qnc.jpg

Из интервью с финансистом:

Сделка с музыкантом о консультации на $30 млн — это прямой откат. Если человек дает кредит, а потом прощает его за доллар, какой может быть смысл этой сделки? Зачем давать кредит, если я хочу вам откатить за госконтракты $200 млн? Почему я не могу вам просто перевести $200 млн? Потому что любой банк потребует основание платежа. Самый простой вариант — это перевести кредит на $200 млн. Это ни у кого не вызывает вопросов, такие сделки идут тысячами каждый день. А вот дальше возникает вопрос, будете вы этот кредит возвращать или нет? Но банк это уже не контролирует. Во-первых, кредит может быть с длинной отсрочкой платежа, во-вторых, вы можете возвращать деньги на счет в другом банке, Но как кредит перевести в вашу собственность? Опять же самое простое — простить долг. Но во многих странах это сделка дарения, которая легко отменяется по законодательству. Значит, надо, чтобы вы заплатили какую-то условную сумму, например, $1. И в этом случае сделка уже делается неотменяемой, если не будет доказана ее криминальная подоплека. Но криминальную подоплеку можно доказать только в России. Либо при серьезном расследовании.

Такое расследование можно провести за пределами России?

Не исключено, что на Западе эту историю сейчас начнут расследовать. Тем более если сделки совершались в долларах — в этом случае они шли через корреспонденские счета в банках США, которые скажут: вы использовали нашу банковскую систему для отмывания и это мы будем расследовать. Если вы говорите, что это не отмывание, то потребуют документы о коммерческой подоплеке этих сделок. И дальше начнется реальная проблема, потому что придется делать документы, что не так просто. Вы придете, скажем, в английский суд, принесете документы, сделанные вами вчера, а судья вас спросит: а где раньше были эти документы? Где они были зафиксированы? Самая простая система, на которой многих ловят: документы делаются в Word, а Word бесконечно делает обновления: и по этим обновлениям можно определить, когда делались эти документы. Если же сделка была в евро, то будут смотреть, через какую из стран Европы она проходила. А в чем еще они могли совершить сделку — либо в долларах, либо в евро. Ну не в юанях же…


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.