Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

Разлад Европы

20.03.2016 | Борис Юнанов | №9 (400) 16.03.16

Заход главное.jpg

В конце прошлой недели лидеры стран Евросоюза уже во второй раз в этом месяце, с интервалом всего 10 (!) дней собрались в Брюсселе, чтобы обсудить миграционный кризис вместе с Турцией. Это означает только одно: предыдущая встреча, вопреки бравурным заявлениям председателя Евросовета Дональда Туска, ни к чему не привела. Вернее — привела только на бумаге. В зале заседаний откровенно довольными выглядели только два человека: канцлер ФРГ Ангела Меркель и турецкий премьер Ахмет Давутоглу. В тексте итогового коммюнике было ровно то, о чем они договорились между собой: мол, ЕС и Турция готовы к реализации плана «один на одного». Суть плана: каждого нелегального мигранта, попавшего транзитом в Грецию через турецкую территорию, которого Турция примет обратно, Европа готова будет затем вывезти из Турции и принять у себя на легальной основе. Цель понятная: закрыть «балканский маршрут», который стал доставлять уже слишком много хлопот европейцам. Однако, ознакомившись с текстом коммюнике, лидеры многих других государств ЕС, обратили немой взор к госпоже Меркель: а кто будет этих беженцев принимать? И где принимать? И по какой квоте? И вообще почему Германия договаривается с Турцией за спиной остальных и от их имени? И откуда, кстати, взялось это итоговое коммюнике, ведь первоначально согласовывали совсем другой текст? Скандала удалось избежать — договорились не мешкая собраться и обсудить все снова. Однако Анкара, угадав разброд и шатания в европейских рядах, резко подняла ставки: в обмен на помощь в решении миграционного кризиса она требует теперь не €3 млрд, а €6 млрд плюс отмену визового режима уже с июля этого года, плюс ускорение переговорного процесса о ее вступлении в ЕС. «Это шантаж» — такие оценки турецкого поведения превалируют во многих европейских столицах. Но отступать некуда — Меркель и ее окружение твердо намерены разрулить кризис с мигрантами, чего бы это ни стоило. Ее опасения во многом связаны с ситуацией в самой Германии, где системные партии, в первую очередь ХДС и СДПГ, сталкиваются с растущей конкуренцией евроскептиков и ультраправых: на недавних земельных выборах антииммигрантская партия «Альтернатива для Германии» победила сразу в трех землях, а в 2017 году, согласно прогнозам, пройдет в бундестаг. И это — в Германии, одной из несущих опор Евросоюза.

Впрочем, чиновники в Брюсселе обеспокоены не меньше Меркель, им уже пришлось столкнуться со своим, внутриевропейским шантажом — со стороны Британии, пригрозившей выходом из ЕС в случае, если Брюссель откажет ей в ряде преференций. Отсутствие договоренности с Турцией на фоне успеха ультраправых в Германии резко поднимет шансы британских евроскептиков в преддверии референдума 23 июня о членстве Британии в ЕС. А если уйдет Британия, предупреждают комментаторы-пессимисты, то общеевропейский дом поведет себя четко в соответствии с «принципом домино» — начнет рушиться на радость агрессивной и непредсказуемой России. В европейской (и американской) прессе множатся статьи-предупреждения: политика Кремля, взбешенного позицией ЕС (и Германии, в частности) в украинском кризисе, сегодня явно направлена на подогрев центробежных тенденций в Европе, в том числе через финансовую поддержку евроскептиков: неслучайно французский Национальный фронт Марин Ле Пен, получивший в 2014 году по протекции Кремля кредит €9 млн в Европейском российском банке (ЕРБ) — чешской «дочке» Первого чешско-российского банка (ПЧРБ), намерен теперь попросить в Москве на свою предвыборную кампанию-2017 еще €25 млн. Тревогу бьют и некоторые известные личности, типа миллиардера-филантропа Джорджа Сороса: Россия, где бюджетный дефицит вот-вот достигнет 7% ВВП, на полных парах идет к экономическому коллапсу, он наступит в 2017 году, поэтому для Путина самый эффективный способ избежать этого — устроить коллапс ЕС еще раньше. В способности ЕС выдержать бремя сразу трех кризисов — миграционного, финансового и экономического — начали выражать публичные сомнения и серьезные экономисты, например экс-член совета директоров Евроцентробанка Юрген Штарк: «Вероятность дезинтеграции Европейского союза является максимальной за всю историю его существования», — процитировала недавно Штарка швейцарская газета Neue Zürcher Zeitung.

Так чего ждать? Уйдет ли Британия из ЕС? Распадется ли Евросоюз? И отвечает ли такой сценарий реальным интересам России? Об этом — главная тема этого номера.

Фото: alexandru nika/shutterstock


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.