Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Расследование

#Политика

Анзори здесь тихие

09.04.2007 | Морарь Наталья | № 09 от 9 апреля 2007 года

Анзори здесь тихие.
Бизнес на нелегалах переживает бум. По данным главы Федеральной миграционной службы Константина Ромодановского, только в Москве находится до пяти миллионов трудовых мигрантов, из них легальных — лишь каждый десятый. Четыре с половиной миллиона человек (!) находятся в столице с ее милиционерами на каждом углу и жестким паспортным режимом на нелегальном положении. И это несмотря на проводящиеся с помпой кампании по борьбе с нелегальными мигрантами. Если в ближайшее время все приезжие легализуются, то по самым скромным подсчетам в бюджет Москвы поступит $415 млн. Но этого не произойдет никогда, потому что регулярные «черные» поступления с рынка нелегалов в несколько раз превышают эту цифру. Для кого-то это целый бизнес. The New Times выяснил, кто на этом зарабатывает и сколько.

Наталья Морарь

«Условия у нас хорошие.
— Приезжают, проверяют, —
получают «выкуп» и уезжают»

Постоянные «откаты» милиции, страх перед националистами, унижения со стороны москвичей не останавливают мигрантов. Желание выжить, заработать на содержание семьи выше этого страха. Значит, приходится привыкать. Надежда впервые приехала в Москву из Молдавии в октябре 2006 года. 35-летней женщине с высшим педагогическим образованием на родине делать нечего: хорошо оплачиваемую работу получить практически невозможно. Оставив дома двух несовершеннолетних детей, она отправилась в российскую столицу за стабильным и баснословным по молдавским меркам заработком в $400. Работая в Москве уборщицей в обычном торговом центре, она в месяц зарабатывает, по ее собственным словам, «четырехмесячную зарплату банковского кассира» у себя на родине. Зарплата обычного кассира в Кишиневе — около $100 в месяц, уборщица в этом же банке получает $40 — 50. При этом жизнь в Кишиневе отнюдь не дешева: ежемесячная плата за свет, газ, воду и так далее в двухкомнатной квартире — $60 —70.

Надежда живет в съемной двухкомнатной квартире на окраине Москвы с девятью коллегами по заработку из Молдавии и Украины. «Условия у нас хорошие. Это все же не комната на шесть человек в малосемейке и не строительный вагон, как у многих знакомых, — говорит она. — Конечно, несмотря на то что мы ведем себя предельно тихо, соседи иногда вызывают милицию. Но с этим обычно проблем не бывает: приезжают, проверяют, получают стандартный «выкуп» по 1,5 —2 тысячи рублей с каждого и уезжают. До депортации еще не доходило ни разу».

Бизнес участковых
— милиционеров —

О запланированных проверках обычно заранее предупреждает местный участковый, «поддержкой» которого удалось заручиться благодаря ежемесячному взносу в 4,5 тысячи рублей с квартиры. Эти «дружественные подношения» избавляют иностранцев от постоянных вызовов миграционной службы, что для многих из них означало бы возможную депортацию, так как у каждого второго — регистрация фальшивая. «Хорошие отношения с участковым стараются установить почти все, кто находится здесь на нелегальных и полулегальных условиях, — отмечает Надежда. — Так, в среднем один участковый курирует от двух до пяти квартир в своем районе и с каждой имеет ежемесячный взнос». Таким образом, «дополнительный заработок» одного участкового составляет от 9 до 20 тысяч рублей в месяц.

Бизнес Федеральной
— миграционной службы —

Для того чтобы иметь хоть какие-то основания жить и работать в Москве, необходима регистрация. Официальным способом зарегистрироваться можно лишь в том случае, если кто-то из родственников либо знакомых, проживающих в столице, согласится мигранта временно у себя зарегистрировать. Приезжий может зарегистрироваться и сам, но лишь при наличии официальной жилплощади и основания для пребывания на территории России, то есть разрешения на работу. Но это применимо лишь к 10% трудовых мигрантов, находящихся в столице. Остальные 90% оформляют регистрацию через множество фирм, выдающих регистрации на срок от месяца до года, которые, в свою очередь, как утверждают, оформляют нелегальные регистрационные документы в окружных управлениях Федеральной миграционной службы (ФМС) по городу Москве. Кому принадлежат эти фирмы — сказать сложно, чаще всего они меняют свои телефоны и юридические адреса раз в несколько месяцев. Поддельную регистрацию на три месяца стоимостью от 500 до 1,5 тысячи рублей можно сделать, позвонив по телефону любого из тысяч объявлений в метро или бесплатных газетах. Это позволяет нелегалу экономить при каждой остановке милиционерами по 500 — 900 рублей. В случае если поддельную регистрацию проверяют по компьютеру, меньше чем за 1,5 тысячи рублей договориться нельзя.

Следующий шаг — объявление о наборе персонала в газете «Работа для вас». Отсутствие в нем обязательного требования московской прописки и российского гражданства — понятный любому гастарбайтеру сигнал, что набирают в том числе и иностранцев.

Надежда без труда устроилась уборщицей в крупный московский торговый центр. Проблем с поддельной регистрацией не было, поскольку никакого официального оформления не требуется: работаешь в одном месте, а зарплату раз в месяц получаешь в другом — в фирме, которая тебя трудоустроила. «Милиционеры и работники различных служб, включая миграционные, в торговом центре появляются регулярно, но на нас это никак не сказывается, — продолжает Надежда. — 24 уборщицы из Киргизии, Молдавии и Украины по-прежнему работают. Все вопросы сотрудники решают напрямую со службой безопасности торгового центра. Какого рода эти вопросы — мы лишь догадываемся».

Работая в торговом центре на две ставки по шесть часов с одним выходным в неделю, удается заработать около 12 тысяч рублей в месяц. За вычетом оплаты за квартиру, ежемесячных «дружественных» взносов участковому, периодических взяток милиционерам и другим сотрудникам на руках остается около 7— 8 тысяч рублей. На эти деньги Надежда живет сама и каждый месяц отправляет около 3,5 тысячи детям.

«Борьба»
— за легализацию —

15 января 2007 года было объявлено датой вступления в силу в некотором смысле революционных изменений в трудовое законодательство Российской Федерации. С этого дня любой иностранец, прибывающий на территорию РФ, может самостоятельно получить разрешение на работу. Ранее эта функция возлагалась на работодателя, и он исходил из размеров выделяемой на каждое юридическое лицо квоты на допустимое количество привлекаемых иностранных работников. Теперь, по заверениям миграционной службы, этот барьер снят и работодателю достаточно в течение десяти дней письменно уведомить УФМС о привлечении на работу иностранного гражданина с уже имеющимся разрешением на работу.

The New Times решил узнать, что в действительности изменилось в жизни тех людей, которых поправки в трудовое законодательство коснулись непосредственно.

Впервые о новом порядке трудоустройства иностранным работникам торгового центра сообщили в середине декабря. «Тогда для многих из нас это прозвучало как спасение — теперь можно будет не бояться миграционной службы, так как у каждого появится легальное основание для нахождения на территории РФ», — рассказывает Надежда. Для получения разрешения на работу требовались письменное заявление иностранца, копии всех документов, квитанция об оплаченной госпошлине в тысячу рублей, заключение нарколога и медицинская справка об отсутствии шести заболеваний1. Надежде и ее коллегам для оформления разрешения на работу был дан срок до 15 февраля — тогда им казалось, что этого более чем достаточно.

Бизнес поликлиник
— и кожно-венерологических —
диспансеров

Получение разрешения на работу напрямую через УФМС могло занять вместо обещанных десяти дней до полутора-двух месяцев — это стало понятно сразу после 15 января, когда в первые же недели после вступления поправок в силу Надежда столкнулась с очередями на оформление документов в несколько тысяч человек и приходилось записываться на несколько дней вперед.

Многие лишь у самих окон узнавали от сотрудников службы, что требовавшаяся до 15 января медицинская форма 086-У больше не подходит из-за отсутствия в ней заключения нарколога. Выход — получать его отдельно, потратив на это дополнительную неделю в очередях в специальных клиниках. Но оказалось, что и этого недостаточно, поскольку с 15 января клиники прекратили выдавать иностранцам заключение отдельно от медицинской справки, что означало повторное прохождение всех кабинетов и повторная оплата 1,2 —1,4 тысячи рублей. «У меня на глазах в клинике КВД-29 произошел случай, когда мужчина, четыре дня простоявший в очереди за справкой, уже у кассы узнал, что из-за огромного потока иностранцев справка за один день подорожала на 250 рублей (с 990 до 1240 рублей). У него не оказалось недостающей суммы, и после четырех дней в очереди пришлось развернуться и уйти», — рассказывает Надежда. В клинике эту информацию прокомментировать отказались.

При неофициальной цифре в 4,5 млн нелегальных рабочих в Москве даже самые простые подсчеты показывают, что только на медицинский осмотр иностранных граждан каждой из десяти предназначенных для этого в столице клиник понадобится в среднем по 15 месяцев (при осмотре тысячи людей в день). Очереди в клиниках, по свидетельствам сразу нескольких иностранцев, в том числе и Надежды, доходили в некоторые дни до 2 тысяч человек. Ни один гастарбайтер просто физически не мог себе позволить несколько дней подряд отсутствовать на рабочем месте.

Большинство мигрантов оказались перед выбором — пытаться самостоятельно получить разрешение на работу или обратиться в фирмы, обещающие за десять дней без затруднений оформить все необходимые документы.

— Бизнес МВД —

По данным фонда ИНДЕМ, на рынке посреднических услуг в сфере миграции города Москвы присутствует не менее 250 компаний, среди которых есть как фирмы, выступающие в качестве посредников между потребителем и миграционной службой, так и нелегальные компании. Достоверных данных о емкости этого рынка нет, но, по данным того же фонда, годовой оборот одного только сектора оформления прописки и регистрации в Москве составляет около $300 — 400 млн. Это без учета услуг по оформлению гражданства и разрешений на работу — более дорогих, чем оформление регистрации.

Большинство фирм, оформлявших ранее иностранцам только регистрацию, начиная с 15 января стали предоставлять дополнительные услуги по оформлению разрешений на работу. Стоимость услуги варьируется от 6 тысяч до 8 тысяч рублей: госпошлина (1 тысяча рублей), медицинская справка (от 1,2 тысячи до 2 —2,5 тысячи рублей при заочном получении), нотариально заверенный перевод паспорта (650 рублей), стоимость самой услуги (4,5 тысячи рублей). Таким образом, разрешение на работу стоит от 2,85 тысячи рублей (при самостоятельном оформлении документов) до 8,65 тысячи рублей (при использовании услуг фирмы). Во втором случае это заработок фирмы-посредника, выплачивающей определенную «дань» миграционной службе за возможность оформлять документы в ускоренные сроки.

Надежда, решив не рисковать временем, обратилась в одну из московских фирм, прочитав объявление в вагоне столичного метро. Заплатив 7,4 тысячи рублей, она уже через десять дней держала в руках заветную пластиковую карточку, позволяющую легально работать на территории России.

Правда, при более детальной проверке служба безопасности торгового центра установила, что разрешение не внесено в официальный реестр. Как и полагается по законам криминального жанра, телефон, указанный в объявлении, был уже недоступен. В результате Надежде пришлось обращаться в другую фирму и второй раз оформлять разрешение на работу. Так месячного заработка не стало.

Фирмы голосуют
— за иностранцев: почему? —

Оксана — менеджер по персоналу одной из крупнейших московских клининговых компаний, предоставляющих услуги по уборке помещений различных торговых сетей. Компания в основном работает с иностранными гражданами из стран СНГ, что объясняется не только дешевизной такой рабочей силы, но и желанием клиентов. «Мы уже не раз сталкивались с тем, что клиент просит поменять работников из России на таких же, но только из Киргизии, Украины или Таджикистана, — рассказывает Оксана. — Россияне задерживаются на такой работе не дольше одной-двух недель и при этом не отличаются особой дисциплинированностью. Иностранцы же, боясь потерять работу, остаются на одном и том же месте до полутора лет. Уборщица из Киргизии, опоздавшая на работу, или грузчик из Таджикистана, не вышедший на работу на следующий день после получения зарплаты, — нонсенс. А вот с гражданами России такое случается довольно часто». Кроме того, фирме необходимо обеспечивать граждан России жильем, тогда как иностранные работники решают эту проблему самостоятельно.

Бизнес УФМС:
— корпоративный тариф —

90% иностранных работников компании до 15 января работали нелегально. «Проблем удавалось избегать благодаря давно налаженной системе контактов нашей службы безопасности, — объясняет Оксана. — Во-первых, участковые, курирующие наши торговые сети и отдельные магазины, получают ежемесячный «взнос» от 5 до 10 тысяч рублей за каждый торговый объект (всего таких объектов у нас около 180). Это страховка от случайных вызовов миграционной службы. Кроме этого, у нас имеются так называемые «друзья» в миграционной службе, которые до вступления в силу новых поправок обеспечивали прикрытие на самом высоком уровне. Подобная «дружба» стоит $2 тысячи ежемесячно и поддерживается в УФМС во всех округах Москвы, где у нас имеются торговые площади». С момента вступления в силу новых поправок компания начала открыто переоформлять иностранцев и параллельно переходить на российскую рабочую силу.

Для более быстрого оформления документов компания взяла на себя получение разрешений на работу для всех иностранных сотрудников. «Конечно, с учетом единого социального и подоходного налогов после получения разрешения на работу иностранный сотрудник автоматически подорожал для нас почти на 60%. Но это несравнимо с предусмотренными новыми штрафами для юридических лиц — от 450 до 800 тысяч рублей за одного пойманного нелегального работника (от $17 тысяч до $30 тысяч) или приостановка деятельности компании на 90 суток, — рассказывает Оксана. — Раньше (до 15 января) при посещении сотрудников миграционной службы нам удавалось откупать работников по 2 —2,5 тысячи рублей за каждого». Недавнее задержание двух уборщиц из Киргизии в одном из магазинов Москвы (по словам менеджера, случайно зашедший в магазин депутат остался недоволен ответом продавца и организовал масштабную проверку центра) закончилось взяткой в 25 тысяч рублей за каждую работницу и их депортацией — таким образом удалось аннулировать штрафные санкции в адрес компании. По утверждениям Оксаны, «поправки от 15 января лишь на порядок увеличили размеры взяток, но никак не облегчили условия трудоустройства иностранцев».

В сумме ежемесячные «дополнительные» расходы компании, в которой работает Оксана, составляют 1 млн 610 тысяч рублей ($62 тысячи). Из них около 1 млн 350 тысяч рублей выплачивается участковым (около $52 тысяч) и 260 тысяч рублей ($10 тысяч) — пяти «друзьям» в миграционной службе.

Получить разрешение на работу самостоятельно, без услуг посреднических фирм, обычному мигранту крайне сложно. «Об этом говорит уже то, каким образом выстроена вся процедура оформления документов: физическим лицам, то есть обычным гастарбайтерам, крайне сложно самостоятельно пройти все инстанции без привлечения услуг посреднических фирм. Некоторые клиники после вступления в силу поправок вообще перестали обслуживать физические лица: в условиях спроса гораздо выгоднее работать с фирмами, а не с отдельными людьми, — объясняет менеджер по персоналу. — При самостоятельной подаче документов на это может уйти нескольких месяцев, но ни один работодатель не сможет позволить себе ждать так долго. Вот здесь и появляются сотни фирм, которые за баснословные деньги готовы «помочь» с оформлением любых документов». По данным службы безопасности той же клининговой компании, почти каждая из фирм-посредников так или иначе контролируется сотрудниками ФМС и лишь совместная работа «в доле» позволяет фирмам быстрее, в обход очередей, оформлять документы.

После 15 января «друзья» в миграционной службе менее охотно выполняют прежние обязательства по прикрытию бизнесов. По словам Михаила, начальника службы безопасности компании, «вопрос лишь в цене и времени», поскольку с момента вступления в силу новых поправок должен пройти «период показательной порки», а потом «все снова встанет на поток, но уже по новым расценкам». Участковым пока удается платить по прежним ставкам — от 5 до 10 тысяч рублей за объект. Подобную ситуацию Михаил объясняет тем, что «сотрудникам миграционной службы совсем невыгодно депортировать нелегальных рабочих и замораживать бизнесы — это лишит их главного источника доходов».

Почему депортировать
— нелегалов невыгодно —

О существовании так называемого рынка нелегалов известно любому рядовому сотруднику УФМС. Не знать о нем сложно. На Ярославском шоссе сразу же за МКАД у мрачного кафе «Холмогоры» ежедневно стоят в ожидании работы десятки мужчин из всех бывших республик СНГ2. Ни регистрации, ни разрешения на работу ни у кого нет. Это не мешает каждый раз договариваться с подъезжающим работодателем о строительстве дачи или сауны, об уборке двора, о разгрузке фур, о ремонтных работах — договорился, сел в автомобиль и уехал. Никого из работодателей разрешение на работу не интересует — интересует лишь цена, которая в четыре раза ниже, чем на рынке (150 —200 рублей за уборку двора, от 100 —130 рублей за 1 кв. м плитки и т.д.).

Сотрудники милиции навещают кафе «Холмогоры» в среднем около двух раз в неделю, и их вид уже давно перестал кого-либо пугать. Получив с каждого гастарбайтера от 200 до 500 рублей, милиционеры «рынок» покидают. В редких случаях доходит до задержания, но тогда в переговоры вступают так называемые сутенеры-бригадиры, выкупающие работников прямо из участков. До депортации дело не доходило ни разу, так как, по словам одного из постоянных клиентов «рынка», «это невыгодно самим милиционерам или службе миграции, которая точно так же с этого рынка что-то имеет».

С момента вступления в силу новых поправок никаких изменений в обычном распорядке работы «рынка нелегалов» не произошло: сотрудники милиции так же регулярно посещают кафе «Холмогоры», а сотрудники ФМС, несмотря на провозглашенную борьбу с нелегальными иммигрантами, как и прежде, кафе регулярно обходят.

— Бизнес МИДа, ФСБ, ФМС —

Пределом мечтаний Надежды, как и любого гастарбайтера, является получение российского гражданства, позволяющего избавиться от постоянных проблем с переоформлением документов и в конечном итоге устроиться на более высокооплачиваемую работу. Даже в отсутствие каких-либо легальных оснований на его получение московские фирмы дают гарантии оформления гражданства в течение трех-шести месяцев. Обычно такие услуги предоставляют более крупные фирмы, имеющие связи в Федеральной службе миграции, МВД и ФСБ, поскольку процедура оформления гражданства предусматривает проверку, что называется, и в фас, и в профиль.

В фирме «Миграция» корреспонденту The New Times сообщили, что «при отсутствии каких-либо официальных оснований для получения гражданства это все равно возможно». Для этого необходимо попасть в ежемесячную квоту, выделяемую УФМС на Москву (около 500 человек). Фирма гарантирует «попадание в квоту» при оплате $6 тысяч — именно такая сумма необходима для обеспечения нужного решения в миграционной службе. На следующем этапе требуется $2,5 — 3 тысячи (для получения разрешения на временное проживание) и, наконец, около $3 тысяч — для оформления самого гражданства. Таким образом, при отсутствии какой-либо недвижимости на территории РФ и любых других оснований для получения гражданства РФ его можно оформить за $12 тысяч.

Надежда, как и большинство гастарбайтеров, не в состоянии позволить себе подобную роскошь, поэтому находит более долгий, но дешевый способ — оформление гражданства через российские посольства в странах СНГ. Сотрудники посольств готовы помочь всем желающим в получении гражданства в течение шести месяцев всего за $3 — 3,5 тысячи.

$2 млрд — никому
— не нужны? —

По официальным данным УФМС города Москвы, за два первых месяца этого года в столице получили разрешение на работу 132 671 человек. Остальные четыре с лишним миллиона человек — по-прежнему предмет заработка чиновников.

Если допустить, что абсолютно все незаконные мигранты в Москве (4,5 млн) легализуются, оформив регистрацию (6 тысяч рублей на год), разрешение на работу (4,5 тысячи рублей) и медицинскую справку (2 тысячи рублей) только через фирмы-посредники, то в потенциале стоимость этого рынка услуг может составить до $2 млрд 163 млн в год. Все это доходы фирм-посредников, каждая из которых, по данным доклада фонда ИНДЕМ, курируется соответствующим территориальным кланом в миграционной службе. Какие суммы фигурируют на рынке по оформлению российского гражданства — можно только предполагать. Только за первые два месяца 2007 года УФМС по городу Москве выдало более 3 тысяч документов на российское гражданство. Сколько из них было оформлено «черных» документов? На этот счет нет никаких даже неофициальных данных. Понятно лишь одно: количество нелегальных мигрантов не сократится до тех пор, пока это не перестанет быть бизнесом федерального значения с «заинтересованными» лицами в целом ряде официальных ведомств России.

«Дополнительный заработок» одного участкового составляет от 9 до 20 тысяч рублей в месяц — столько стоит «курирование» двух-пяти квартир с нелегалами.

С каждого остановленного на улице нелегала милиционер получает от 500 до 900 рублей, в случае фальшивой регистрации — около 1,5 тысячи рублей.

Участковые ежемесячно имеют от 5 до 10 тысяч рублей с одного торгового объекта. У каждого может быть три-пять таких объектов.

Чиновник миграционной службы за умение закрывать глаза получает с одного объекта от $2 тысяч ежемесячно.

Стать гражданином России при полном отсутствии каких-либо оснований можно за $12 тысяч. Это в Москве. А в наших посольствах в странах СНГ — в четыре раза дешевле: $3 —3,5 тысячи.

The New Times благодарит бывшего сотрудника миграционной службы Илью за участие в фотосессии, в которой он примерил на себя «шкуру» гастарбайтера.

____________________

1 ВИЧ, лепра, туберкулез, сифилис, хламидийная лимфогранулема, шанкроид.
2 В дачный сезон их число доходит до нескольких сотен.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.