Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

«Не верю, что все это случится сейчас...»

09.04.2007 | Шорина Ольга | № 09 от 9 апреля 2007 года

«Не верю, что все это случится сейчас. Понимаете, Буш — редкостный козел, просто редкостный, еще хуже многих наших».

Научный руководитель
Государственного университета —
Высшей школы экономики
Евгений Ясин — Ольге Шориной

Вероятны три сценария развития событий вокруг Ирана. Одни говорят о бесконечном, вялотекущем политическом конфликте — обмен громкими заявлениями и угрозами, — другие подтягивают экономическую компоненту и говорят о дипломатической войне с введением санкций и эмбарго, наконец, третьи утверждают, что и военный сценарий не за горами. Поговорим о последствиях: что грозит российской экономике?
Иран — крупнейший игрок на нефтяном рынке. Какой сценарий ни возьми, отзовется неизбежно на нефтяных ценах. Если только в этом районе будет напряжение, цены будут расти. Уже растут. Если не брать философский аспект относительно того, что халява развращает, то нам это выгодно. Но только в краткосрочном плане, потому что в конечном счете это плохо, нам нужны нормальные стабильные цены на нефть на уровне $35 — 40, чтобы нам пришлось работать, слезть с печки и пахать. И чтобы у нас не было «голландской болезни». Мы тогда бы поняли: чтобы хорошо жить, надо что-то продать, а для этого надо делать вещи, которые можно продавать на хороших рынках. Но это мечты. Поэтому мы больше думаем о краткосрочных и легких выгодах.

Вернемся к краткосрочной выгоде. Как, по Вашим прогнозам, повышение цен на нефть отразится на валютах?
Ну, обычно ситуация складывается так: рост цен на нефть приводит к укреплению рубля, а если он приводит к укреплению рубля, то рубль у нас укрепляется все равно относительно доллара. Правда, и евро тогда начинает падать. Но если падают евро и доллар, то нам всем плохо, потому что тогда снижается конкурентоспособность российских товаров. Поэтому повышение цен на нефть, с одной стороны, хорошо, потому что это прямые денежки, прямые «бабки», а с другой стороны, это укрепление рубля, почти автоматическое. Следом за этим — снижение конкурентоспособности, ценовой конкурентоспособности. Лучше поэтому не иметь чрезмерного укрепления рубля. Я думаю, что, если будет повышаться цена на нефть, будет идти стерилизация, будет у нас стабфонд, потом нефтяной фонд, еще что-нибудь, и деньги будут вынимать из оборота.

Получается странная ситуация: с одной стороны, американцы хотят наказать Иран, с другой стороны, они рискуют нанести вред собственной экономике — США нужна нефть, и не дорогая нефть, доллар падает.
У каждого из этих явлений есть свои плюсы и минусы. Доллар падает, снижается конкурентоспособность европейских товаров, российских товаров, но не американских. Кроме того, у Штатов есть триллионные долги в долларах, и задолженность США перед другими странами сокращается, так американцы и решают свои проблемы. Все в этих делах основано на очень тонком балансе интересов, это все завязано, угадать, как правило, невозможно. Но в принципе они выигрывают по очень важным статьям, чисто экономическим. Но помимо этого у них есть реальное нежелание того, чтобы у Ирана была атомная бомба. Это совершенно очевидно, и в этом вопросе мы все должны быть заинтересованы, потому что, сколько бы ни клялся Ахмадинежад в своем миролюбии, но…

Вы верите, что будут бомбардировки?
Я не верю, что все это случится сейчас. Понимаете, Буш — редкостный козел, просто редкостный, еще хуже многих наших. Потому что этому дураку не надо было лезть в Ирак, он сам себя загнал туда, теперь у него руки связаны. Он мог бы побомбить, он мог бы что-то такое делать, но сейчас он уже не может, против него уже пол-Америки ворчит… мог бы у папы спросить, я не знаю...

В случае смены режима в Иране, которая может произойти под внешним воздействием, каковы российские перспективы? Если исходить из опыта югославского и иракского сценариев, где мы практически все потеряли, что будет с нашими иранскими проектами?
Сейчас совершенно не очевидно, что почти все там захватят Соединенные Штаты. Это не приведет к смене обстановки. Потому что это страна, заполненная фанатиками. А когда такое фанатично убежденное с помощью религии население, это очень тяжело. Лучше иметь дело со светскими диктаторами. И все-таки конфликт цивилизаций основан на том, что цивилизация с рыночной экономикой, демократией, высокотехнологичная, сталкивается со страной фанатичной религии. Тут никто не берется ничего предсказывать. Бомбардировками можно предотвратить создание ядерного оружия, но как-то еще повлиять — я сомневаюсь. А о наших потерях говорить рано.

Так какой же сценарий для нас самый неприемлемый?
Я могу вам сказать, что нам невыгодны, даже в краткосрочном аспекте, только санкции. Они будут согласованы на уровне Совета Безопасности ООН, и нам придется их придерживаться. Вот это нам невыгодно. Потому что Иран — довольно большой для нас рынок, платежеспособный, и терять нам его не хотелось бы. Он приносит прибыль, конечно, не от торговли овощами. Бушер, оружие, какие-то заказы для металлургической и машиностроительной промышленности.

В долгосрочном плане было бы лучше всего, если бы этот фанатичный режим закончил свою историю. Если бы Иран стал нормальной светской страной, пускай исламской, но не обремененной этими фанатиками. Конечно, это было бы нам выгодно, это было бы выгодно и для международной безопасности. И в этом смысле мы должны были бы как-то найти общий язык и выступать вместе с западными странами. Препятствия к этому есть, потому что у американцев, несмотря ни на что, довольно радикальная позиция. Они считают, что они должны наступать, потому что, если они не будут решительно действовать, остальных им не уговорить. Ни Россию, ни Китай, ни Европу. Все хотят жить в мире за счет Соединенных Штатов. Ну это я говорю от их имени. Хотя я не знаю, что они там думают, но я бы на их месте говорил бы примерно так. И причем не вообще на их месте, а на месте конкретно Буша, а он до сих пор и вел такую политику. Сейчас такая вырисовывается ситуация — всем надо ориентироваться на краткосрочный интерес.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.