Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Перемирие

#Только на сайте

#Сирия

#Конфликт

Беспокойная передышка

13.03.2016 | Фади Ахмад, Латакия (Сирия) — специально для The New Times | №8 (399) 12.03.16

Режим прекращения огня в Сирии отсчитывает третью неделю. Казалось бы, приморская Латакия, оплот сил Башара Асада и место базирования российского воинского контингента, должна от этого только выиграть. Но не все так просто

Латакия.jpg

Российские военные в продуктовом магазине на авиабазе «Хмеймим», Латакия, Сирия, февраль 2016 года

Ты слышал? Вчера турки обстреляли Кинсиббу. Там много народу погибло, и даже один генерал», — 35-летний Махер, инженер, житель Латакии, бурно жестикулирует, он возмущен: «Нам говорили, что будет мир. А мира нет».

Городок Кинсибба расположен в 60 км от Латакии. В начале марта по нему ударила турецкая артиллерия, погибли более 40 человек, в том числе один генерал сирийских правительственных войск. Однако ответного удара с сирийской стороны не последовало. «Открывать ответный огонь нашим солдатам запретили русские, — пересказывает Махер курсирующие по городу слухи. — А русским запретил их президент. Не хочет лишний раз провоцировать Эрдогана».

На большой дороге

Слухи слухами, но есть и очевидные факты: количество вылетов российской авиации с авиабазы «Хмеймим» не просто резко сократилось — оно практически нулевое. Участки сирийской территории, по которым нет точных разведданных, что они заняты исключительно «Джебхат ан-Нусрой»* или ДАИШ*, русские стараются не бомбить, опасаясь «задеть» другие формирования: кто знает, вдруг они тоже захотят присоединиться к режиму прекращения огня.

Тем не менее тишина в самой Латакии, самом «русском» городе Сирии, обманчива, спокойствие горожан призрачно. После 27 февраля, когда было объявлено перемирие, в Латакии резко выросла преступность: участились случаи похищений людей, в том числе с требованиями выкупа, а также кражи автомобилей. Местные жители подозревают в преступлениях бойцов расквартированного в городе подразделения из проправительственного ополчения — Национальных сил обороны (Aldifaa al-Watani), созданных по приказу Асада в 2012 году. Ополченцам платит не правительство Сирии, а Иран — 17,5 тыс. сирийских фунтов ($80) в месяц, неплохие по местным меркам деньги. Однако хорошо известно, что во время активных боевых действий они промышляли мародерством на захваченных территориях. Теперь эти ребята остались без привычного приработка, и самые отчаянные вышли даже на автотрассу Латакия — Тартус. Это вызвало недовольство русского командования: ведь в Тартусе расположена база российского военного флота, и автобусы с российскими военными тоже курсируют по этой трассе. Русские потребовали от сирийского командования и гражданских властей принять срочные меры, но тут, как говорится, легко сказать, трудно сделать: расследованием этих преступлений власти заниматься не спешат, а командование НСО занимается откровенным шантажом, выдвигая встречные требования о повышении зарплаты себе и своим бойцам.

Житель Латакии Махмуд аль-Шами рассказывает о своей знакомой, которая работала врачом в одной из городских больниц: «Эти разбойники из ополчения убили ее на шоссе, потому что она не хотела отдавать свою машину. Когда ее родственники пришли в полицию, там ответили, что ничего не могут поделать: мол, слишком неясны обстоятельства преступления, и вообще «эти люди (ополченцы. — NT) проливали кровь за Сирию, а тут, подумаешь, какая-то машина…»

«Российских военных и инструкторов все чаще встречаешь на рынках Латакии, а также в пятизвездном отеле «Ле Меридьен». А еще у них появилась мода — отращивать себе бороды»

В целом российским военным перемирие все же дало возможность расслабиться. Их все чаще можно встретить на рынках Латакии, а также в пятизвездном отеле «Ле Меридьен», где они пьют кофе или что-то покрепче в барах, обедают в ресторане. А еще у русских военспецов появилась мода: отращивать себе бороды, зачем — непонятно, ведь все равно местные в них сразу признают иностранцев.

Дорогие наемники

Есть, впрочем, и более существенные перемены. По данным сразу из нескольких независимых источников, российскому военному командованию в Сирии теперь подчиняется не только основной воинский контингент, дислоцированный в пределах Латакии (база «Хмеймим» и еще пара мелких объектов), но и отряды наемников, принимающих участие в сухопутных боях против ДАИШ* под Пальмирой и Эль-Карьятейном, примерно в 90 км от Хомса. Большинство из них — выходцы из Чечни, а также из Туркменистана и ряда других бывших советских республик. При этом жалованье им выплачивает асадовское правительство: 1 млн 200 тыс. сирийских фунтов ($5,473) в месяц — немыслимая, астрономическая сумма для рядового сирийца, привыкшего за пять лет гражданской войны к мантре чиновников всех уровней о том, что денег в казне нет.

На вопрос, какими маршрутами наемники из бывших советских республик попадают в Сирию, источники отвечают: «Это бизнес частных военных компаний в России и некоторых других странах».

Кроме того, на условиях строгой анонимности источники журнала рассказали о другой российской инициативе — по созданию резервных «добровольческих бригад», способных в любой момент прийти на помощь регулярной армии Сирии, за счет работников сирийских госпредприятий. «Каждую субботу на базе «Хмеймим» российский генерал проводил встречи с губернаторами сирийских городов — обсуждали, как создавать такие бригады», — рассказывает собеседник журнала, близкий к структурам городской власти в Латакии. Однако первоначальный план провалился, после того как один из сирийских чиновников предложил всех, кто откажется вступать в «добровольческую бригаду», увольнять с работы (!). Многие губернаторы сочли это предложение издевательским.

Промежуточное компромиссное решение было найдено лично премьер-министром Сирии Ваэлем аль-Халки: записываться в добровольцы никого принуждать не будем, но тех, кто проявит личный интерес и инициативу, поощрим ценными подарками.

По старым лекалам

На 13 апреля в Сирии, как уже было объявлено, намечены парламентские выборы — они пройдут в Дамаске, Хомсе, Хаме, Алеппо, Ас-Сувейде, Дераа, Латакии и Тартусе. В городах Идлиб, Эр-Ракка, Дейр эз-Зор, а также в некоторых пригородах Дамаска и на севере Сирии выборы проводиться не будут. На вопрос, как можно проводить выборы в стране, где всего лишь действует хрупкий режим прекращения огня, и будет ли представительным голосование, если треть страны им не охвачена, чиновники отвечают так: все граждане Сирии, кто переехал из «неподконтрольных» городов в районы, контролируемые сирийской регулярной армией, сохраняют за собой право голоса и могут не только голосовать, но и выдвинуть на выборах свою кандидатуру.

Сейчас правительство в Дамаске занято составлением предвыборного списка Прогрессивного национального фронта (Qaimat al Jabha al Wataniya Al Taqadumiya) — коалиции, в которую войдут правящая партия «Баас» и ее союзники: Коммунистическая партия, Национальная сирийская партия, Социалистический союз, а также независимые кандидаты, которые будут отобраны по рекомендации актива баасистов.

«Главная партия» Сирии уже разослала приказы всем отделениям «Баас» «на местах», главам государственных компаний и организаций, а также лояльным независимым кандидатам о выдвижении своих кандидатур на выборы 13 апреля. Цель понятна: список лоялистов должен быть самым многочисленным. У многих представителей сирийской оппозиции этот маневр вызвал негодование, они призвали к бойкоту выборов. Правительство в Дамаске ответило на возмущенные голоса декретом, который призван обеспечить явку: участвовать в голосовании впервые за всю сирийскую историю теперь разрешено и солдатам действующей армии.

«Уже пять лет идет война, а в головах этих людей (из партии власти. — NT) ничего не изменилось», — сетует житель Латакии Таляль абу-Шанаб.

«Эти выборы — фарс, голосовать там не за кого, — говорит Соха Фадлия, жительница одного из пригородов Алеппо. — Мне жаль солдат, мало того что они постоянно рискуют жизнью, так их еще и заставляют участвовать в этом спектакле, лучше бы дали время с семьей побыть».

Но если Соха еще может позволить себе бойкотировать выборы, то у Таляля абу-Шанаба ситуация безвыходная, он работник сирийского госсектора: «Я уже знаю, что нас всех заставят идти на участки и скажут там, за кого голосовать. И все проголосуют «как надо» — никто не хочет терять работу… Сегодня в Сирии перемирие, а завтра кто его знает, что будет».

* «Джебхат ан-Нусра», ДАИШ (ИГ, ИГИЛ, «Исламское государство) — террористические организации, запрещенные в РФ. Они не подпадают под действие объявленного в Сирии перемирия.

Пропаганда

Восстание, которого не было

Новостная липа про ИГ* ничем не лучше самого ИГ*

текст: Орхан Джемаль

Утром 6 марта РИА «Новости» выдало сенсационную новость: жители сирийского города Ракка, самопровозглашенной «столицы» запрещенного в России «Исламского государства»*, восстали против своих угнетателей — боевиков ИГ* и вывесили государственные флаги Сирии в нескольких кварталах. Сослалось РИА на агентство Sputnik, то есть на собственную англоязычную версию, а Sputnik — на неких очевидцев.

В свою очередь, «Новая газета» приводит подробности от иранского информагентства Tasnim: «Жители вывесили государственные флаги Сирии в пяти кварталах. После чего в двух кварталах горожане вышли на массовый митинг с лозунгами в поддержку сирийской армии. Впоследствии митинг перерос в жестокое столкновение с боевиками. Число жертв пока не называется».

Через несколько часов ТАСС цитирует сенатора-«афганца» Франца Клинцевича: «Восстание в сирийской Ракке против боевиков террористической группировки «Исламское государство»* свидетельствует о ее неизбежном крахе, ...народ обычно поднимается на подобные стихийные выступления против оккупационных режимов, когда под ними начинает шататься почва, ...события в Ракке со всей очевидностью подтверждают, что Россия нашла оптимальный алгоритм действий в Сирии».

Вскоре к Клинцевичу присоединяется председатель Комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, у себя в Твиттере он пишет: «Восстание в Ракке показывает, что контроль ИГ* над захваченными городами не столь силен. И восставшие вывесили госфлаги Сирии. Это важный сигнал».

7 марта в Рунете появляются новые детали — якобы от курдского агентства ARA News и Reuters: около 200 сторонников ИГ* из числа местных жителей, которые входят в формирование «Аль-Ансар»*, выступили против самоуправства иностранных наемников из «Аль-Мухаджирин»*, боевики атаковали конвой главаря тунисских наемников Абу Али ат-Туниси и уничтожили его и двоих телохранителей. Жители поддержали мятеж «ансаров». Действовавшие в подполье сторонники правительства, воспользовавшись недовольством, вывесили на домах сирийские национальные флаги и провели демонстрации против правления исламских экстремистов...»

Вообще-то Reuters — это определенное информационное качество. Захожу на сайт уважаемого агентства — ноль. Забиваю в новости гугла Raqqa Abu Ali al-Tunisi killed Reuters. Единственный линк ведет на Jerusalem Post, там обширная статья про восстание в Ракке со ссылкой на все то же курдское ARA News и… photo credit: REUTERS (фотография предоставлена Reuters). На фото боевики ИГ* верхом на конях скачут по улице во главе колонны авто. Фото эффектное, но к теме статьи явно не имеет отношения.

Что делать? Официальных комментариев в ИГ* получить невозможно, приходится собирать информацию, что называется, «на земле». Спросить есть у кого: из России в Ракку сбежали сотни молодых мусульман. Делаю запрос по поводу «восстания», получаю ответный месседж — процитирую его дословно (сохраняя орфографию): «Шляпа» это, я сам в ракка щас. Иша (ночная молитва. — Авт.) прошла, базар закрылся, тихо как на кладбище. Вот лежу в комнате, печатаю, было бы что-то инет бы отключили и я бы не лежал».

Вообще-то Reuters — это определенное информационное качество. Захожу на сайт уважаемого агентства — ноль

И дальше: «Внутри нет таких сил чтобы такое замутить... при шариате всем хорошо не налогов не мусаров не чиновников. В суд можно на любого моджахеда подать, а при асаде попробовали бы на военного пойти <...>».

«Я тут более недели, единственные выстрелы которые слышал это зушка (зенитная установка. — Авт.) по самолетам, звук перестрелки иной. Кроме того тут нас бы поставили в известность и мы были бы на чику. Я видел много братьев с разных джамаатов они вели обычную жизнь занимались повседневной рутиной. Такую тему в таком небольшом городе и с еще меньшим количеством моджахедов скрыть было бы не возможно».

«Идут бои с курдами достаточно серьезные, понятно курдов поддерживает авиация. Вчера группу в 50 человек отправили на операцию, там есть местность шаттат называется (вероятно, ошибка, местность называется Шаатат. — Авт.) всех убили сильные бои одним словом а между собой нечего нет, ложь все».

Но я не унимаюсь — пытаюсь уточнить информацию в Сирии у представителя лагеря, идейно расходящегося как с ИГ*, так и с режимом Башара Асада: «Со слов одного из наших, у которого там (в Ракке. — Авт.) есть глаза и уши, никакого восстания там не было, если бы что-то было, он бы знал. Бывают, конечно там время от времени между собой разборки, но не такие, как сейчас все описывают».

На этом я счел свой журналистский долг выполненным: не было никакого восстания в Ракке. И это плохо. Байки про ИГ* ничем не лучше самого ИГ*. Потому что за ними тоже могут последовать опасные выводы и решения.

* ИГ («Исламское государство», ИГИЛ, ДАИШ), «Аль-Ансар», «Аль-Мухаджирин» — террористические организации, запрещенные в РФ.

В подготовке материала принимала участие
 Екатерина Кретова

фото: валерий шарифулин/тасс

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.