Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Андерс Ослунд

27.08.2007 | Ослунд Андерс, Вашингтон, США - специально для The New Times | № 29 от 27 августа 2007 года

"И цена кризиса и его последствия будут значительно серьезнее, чем в 1998 году"

Мировой финансовый кризис может помочь России снова начать реформы, остановленные в 2003 году. Своим мнением на этот счет с The New Times поделился профессор Андерс Ослунд, в начале 1990-х консультировавший российское правительство, а ныне работающий в качестве старшего научного сотрудника Петерсоновского института международной экономики (Вашингтон).

— Во всем виноваты США —

Последние пять лет были беспрецедентными в мировой экономической истории: темпы роста рынка составляли почти 5% в год. Все ожидали, что этот высокий рост продолжится еще два года. Плюс на фоне этого роста наблюдалась беспрецедентная макроэкономическая стабильность.

Когда все так хорошо складывается, всех начинает мучить вопрос: каких неприятностей ожидать?

Самые большие волнения связаны именно с США. Дефицит платежного баланса Соединенных Штатов сейчас составляет 7% ВВП, и не видно никаких признаков его снижения. Другая проблема — американцы перестали откладывать сбережения. И, наконец, третья проблема — перегретый рынок недвижимости в США и в некоторых странах Западной Европы, прежде всего в Испании, Великобритании и Ирландии. Плюс рискованные ипотечные кредиты на эту все дорожающую недвижимость.

В отличие от кризиса 1998 года, мало кто видит причины для беспокойства по поводу развивающихся рынков. Лишь в нескольких странах — Венгрии, Турции, а также Южной Африке существуют определенные проблемы. Однако если учитывать малый размер этих экономик и некритичность возникших там сложностей — это не предмет для серьезных волнений. Кроме того, в отличие от кризиса 2000 года (прежде всего на рынке IT), цены на мировом рынке акций держатся в пределах разумного, а рост прибыли вполне достаточен.

Неудивительно, что финансовый кризис начался именно в США и именно на рынке рискованных ипотечных кредитов. Многие американцы, не имея финансовой подушки и обладая небольшим ежегодным доходом, получили кредиты на покупку дома без всякого первоначального взноса. Эти кредиты, в теории обещавшие неплохие доходы банкам и прочим компаниям, работающим на рынке финансов, были проданы по всему миру и теперь породили кризис. Виноваты в этом прежде всего те, кто продавал такие рискованные ипотечные кредиты, — многие из них теперь обанкротились. Вторая группа «плохих парней» — это рейтинговые агентства, выдававшие кредитные рейтинги этим рискованным финансовым инструментам, которые всегда считались активами «с душком». Третья группа — это хедж-фонды и инвестиционные банки, которые накупили этих рискованных ипотечных долгов. Теперь же они вдруг поняли, что активы эти не слишком надежны, и потому больше не будут вкладывать в них ни цента.

— Кризис шагает по планете —

До поры до времени все это касалось лишь компаний, имевших непосредственное отношение к рискованным ипотечным кредитам. Однако проблемы довольно быстро затронули и других. Первый звоночек для рынка прозвучал в июле, когда большой нью-йоркский инвестиционный банк Bear Stearns объявил, что два хедж-фонда, которыми он владеет, почти полностью обесценились. Тут же под подозрение попали и другие инвестиционные банки, в частности Goldman Sachs, чьи акции потеряли 30%. Потом обанкротился неизвестный ранее финансовый институт в Германии. Наконец, к удивлению многих, значительное число рискованных ипотечных кредитов обнаружилось во вполне респектабельных банках — таких, как PNB Parisbas и Deutsche Bank. Стоит ожидать, что серьезные проблемы, вплоть до банкротства, настигнут и другие большие финансовые компании, хотя и бесполезно гадать, кто именно станет следующей жертвой.

Вследствие этих труднопредсказуемых банкротств страх охватил финансовые рынки: практически остановился рынок межбанковских кредитов — банки больше не доверяют друг другу. Центральные банки Европы, США и Японии, естественно, предприняли меры по насыщению ликвидностью рынков и сохранению процентных ставок — они своевременно влили в рынок сотни миллиардов долларов.

Другая и еще более серьезная проблема — это снижение мирового экономического роста, если не его остановка. Мир уже привык к экономическому буму последних лет. Но любой бум рано или поздно обречен закончиться, и заканчивается он, как правило, ростом инфляции, высокими ценами на потребительские товары и переинвестированием.

Центральные банки купируют инфляцию, повышая ставки по депозитам. Высокие цены на потребительские товары, равно как и переинвестирование, — это уже данность, но инфляция еще не достигла критической точки благодаря весьма консервативной фискальной политике, возобладавшей практически по всему миру.

Финансовый кризис может отрицательно повлиять на экономический рост, и рынки ожидают, что это должно случиться. Значительно упали цены на рынке металлов, а цена на нефть упала на одну десятую за последние две недели. Отсюда падение акций металлургических и нефтяных компаний. Если мировой экономический рост замедлится, то, значит, еще больше упадут цены на металл и нефть — это в первую очередь отразится на экономике России.

— Что это значит для России —

Следствием падения цен станет и сокращение профицита платежного баланса, который долгое время держался на уровне 10% ВВП. За последние пять лет объем импорта в Россию увеличился примерно на 28% в год, и этот рост, скорее всего, продолжится, даже если объем российского экспорта сократится. А это произойдет, если значительно упадут цены на нефть.

Для российской экономики это будет хорошо, поскольку наконец снизится высокая инфляция. Да к тому же с валютными резервами в $420 млрд России нечего особенно опасаться. Значительно более серьезный урон будет нанесен российскому бюджету, который сейчас получает 88% от роста цен на нефть. Правда, профицит бюджета в 7,5% ВВП — хорошая защита от этих неприятностей. Еще лучше то, что падение цен на нефть заставит российские власти проводить более разумную экономическую политику, что так аргументированно показал Егор Гайдар в своей книге «Гибель империи».

Изначально цена акций на растущих рынках упала меньше, чем цены на фондовых рынках США и Европы. Что скорее необычно. Объяснение тому — растущие рынки меньше вовлечены в рынок рискованных ипотечных кредитов. К тому же эти страны с растущими рынками имеют лучшие макроэкономические балансы, чем США, и лучшие перспективы роста.

Однако, хотя и не сразу, растущие экономики тоже оказались затронуты кризисом. Причин три. Первая: страх высоких рисков заставляет инвесторов уходить с тех рынков, которые они знают хуже. Вторая: недостаток ликвидности, хотя и несколько купированный, неизбежно сократит возможности западных инвесторов в плане покупки российских акций и облигаций. Большинство аналитиков ожидают, что западный фондовый рынок еще упадет, а это повлечет за собой и падение рынков акций в странах с растущими экономиками. Третья: если упадут товарные цены и низкий уровень цен сохранится какой-то продолжительный срок, то это, скорее всего, ударит и по России.

Эффект от кризиса:
— серьезнее, чем в 1998-м —

Главный вопрос для макроэкономистов, касающийся нынешнего кризиса, связан со следующей дилеммой: повлияет ли он на нынешний экономический бум и в результате снизит экономический рост или же этот кризис окажется временным и не скажется на долговременном экономическом росте. Так, как это, слава богу, не случилось после кризиса 1998 года. Собственно, большинство аналитиков считают, что нынешний кризис — в чистом виде финансовый и он будет иметь тот же эффект, что и кризис 1998 года.

Ожидается, что, как и в 1998 году, Федеральный резервный банк США существенно снизит кредитную ставку. Фьючерсные рынки ожидают сейчас снижения на полпроцента, хотя в 1998 году снижение составило три четверти процента. Другие центральные банки, скорее всего, сделают то же самое, хотя инфляционное давление сегодня значительно большее, чем в 1998 году.

Однако, по моему мнению, эффект от нынешнего финансового кризиса, скорее всего, будет более серьезным, чем от кризиса 1998 года. Причина тому — весь мир уже давно ожидает, что экономический бум должен закончиться. Все рынки уже для этого созрели. В конце концов, кризис 1998 года был ограничен Россией и Восточной Азией. Сегодня центр кризиса — США, да и европейские банки уже серьезно пострадали. Поэтому и цена кризиса, и его последствия, как я думаю, будут значительно серьезнее, чем в 1998 году.

Россия достаточно хорошо подготовлена к этим эффектам. В том числе и благодаря урокам, извлеченным из кризиса 1998 года. Если мировой рост затормозится и нефтяные цены снизятся, это даст столь необходимый толчок для реформ в России, которые были остановлены в 2003 году.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.