Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Скандал

#Только на сайте

Дело сексота Болека

02.03.2016 | Марина Гуляева (Варшава) , Алексей Дзикавицкий, Варшава | №7 (398) 26.02.16

«Кто вы, пан Валенса?» — полякам снова, как это уже не раз бывало в прошлом, предложено ответить на этот вопрос. Только сейчас перед ними — неопровержимые документы: Институт национальной памяти (ИНП — IPN) вначале предал гласности, а потом и предоставил открытый доступ к архивным материалам о деятельности тайного агента Службы безопасности Польской Народной Республики (СБ ПНР) Болека. Среди них — написанное от руки согласие на сотрудничество с подписью «Лех Валенса, Болек».

лех гл.jpg

Лидер «Солидарности» Лех Валенса, 1980 год

Первыми посетителями читального зала IPN, в котором 22 февраля по решению президента института Лукаша Каминьского выставили документы, указывающие на агентурное прошлое лидера знаменитого профсоюза «Солидарность», лауреата Нобелевской премии мира и первого президента посткоммунистической Польши, стали журналисты. Перед ними лежали материалы из архива экс-главы МВД Польши (в 1981–1990 годах) генерала Чеслава Кищака, скончавшегося в ноябре прошлого года: две папки, одна — личное дело тайного сотрудника Болека, вторая — описание его работы, в общей сложности более 750 страниц документов, охватывающие период с 1970 по 1976 годы, включая рукописные и машинописные донесения сотрудников СБ. На момент предания гласности документы еще не прошли графологической экспертизы, но доктор Каминьский заверяет, что «тщательное исследование» еще предстоит, а с обнародованием поспешили ввиду «огромного значения для общества».

Денежные находки

Пожалуй, наибольший интерес в читальном зале IPN вызвали несколько абзацев рукописного текста:

«Я, нижеподписавшийся Валенса Лех, сын Болеслава и Феликсы, рожденный в 1943 году в Попове, обязуюсь хранить в строгой тайне содержание бесед, проведенных со мной сотрудниками службы безопасности.

Одновременно обязуюсь сотрудничать со службой безопасности в том, что касается нахождения врагов ПНР и борьбы с ними. Информацию буду передавать в письменной форме, и она будет правдивой.

Факт сотрудничества со службой безопасности обязуюсь сохранить в строгой тайне и не раскрывать его даже перед семьей. Передаваемую информацию буду подписывать псевдонимом Болек. Лех Валенса, Болек». Дата: 21 декабря 1970 года.

Среди «находок» — и подписанные псевдонимом Болек расписки в получении денег: 1000 злотых, 1500 злотых… Первая расписка датирована 5 января 1971 года: «Расписываюсь в получении 1000 злотых от офицера Службы безопасности за сотрудничество и предоставление информации. Болек». Ниже приписка: деньги вручены агенту во время встречи. И подпись — капитан Е. Грачик…

Сутки спустя, 23 февраля, шокированные посетители читального зала услышали по радио слова из личного блога Валенсы, находившегося в тот момент за океаном: да, он «сотрудничал» со спецслужбами и подписывал документы о получении денег, но сам денег не брал, и ни на кого не доносил, а расписывался только для того, чтобы его знакомый сотрудник (тот самый капитан Грачик из СБ?) мог забирать эти деньги себе: «Они брали деньги для себя, не для меня и, о чудо, это делали по очереди разные люди, и достаточно долго. Я давно перестал с ним поддерживать контакт».

дело.jpg

Личное дело тайного сотрудника Болека — теперь в открытом доступе, Варшава, 22 февраля 2016 года

По большому счету ничего нового поляки не узнали. На протяжении последней четверти века информация о сотрудничестве главного борца с коммунистическим режимом ПНР всплывала не раз. Например, об этом можно прочитать в книге Славомира Ценцкевича и Петра Гонтарчика «Служба безопасности и Лех Валенса. Дополнение к биографии», которую IPN издал в 2008 году.

(Кстати, сам Ценцкевич по поводу последних оправданий главного героя скандала сказал следующее: «Я был верным читалем блога Леха Валенсы, но он столько раз изменял версию событий, что я уже не придаю этому значения».) Но документы, подтверждающие эти обвинения, общественности представлены впервые.


Досье

В 2000 году польский Люстрационный суд рассматривал дело «Болека» и признал, что Валенса не сотрудничал со спецслужбами ПНР. Суд решил, что госбезопасность ПНР специально завела на него досье секретного агента, чтобы оклеветать его и тем самым помешать присуждению Валенесе, на тот момент лидеру профсоюза «Солидарность», Нобелевской премии мира. Однако польский Институт национальной памяти (IPN) не согласился с выводами суда и продолжил поиск документов об агентурном прошлом Валенсы.


Несостоявшаяся сделка

По официальной версии IPN, это объемное досье оказалось в распоряжении Института национальной памяти (Комиссии по расследованию преступлений против польского народа) случайно. 16 февраля вдова Чеслава Кищака предложила президенту IPN Каминьскому купить архив, который хранил ее муж. В интервью сайту onet.pl Мария Кищак рассказывает, что продать документы разрешил муж — в случае нужды, и нужда эта наступила.

Беспокойно ерзая перед видеокамерой, женщина торопливо объясняет: ее муж перед кончиной тяжело болел, пришлось нанять сиделку-украинку, на похороны пришлось потратить 50 тыс. злотых (около $12,5 тыс.), а теперь вот нужно заплатить за надгробный памятник, в общем, ей нужны деньги — 90 тыс. злотых (около $23 тыс.). Вот только она не знала, что среди бумаг есть письмо, где генерал Кищак просит обнародовать эти документы не раньше, чем через пять лет после смерти Леха Валенсы. «Не прочитала этого письма, — сокрушается Мария Кищак. — Глупо получилось, глупо».

«Да, Лех Валенса имел такой эпизод в своей жизни, но во времена «Солидарности» он уже не был агентом — в этом нет никаких сомнений»

Получилось действительно глупо. Денег генеральской вдове никто не дал. И не могли дать ни при каких обстоятельствах: польские законы обязывают каждого гражданина сдавать в IPN все важные документы, касающиеся коммунистического прошлого. Получается, что и сам Кищак, храня после отставки столь серьезные документы у себя в доме, нарушил должностные инструкции. Почему он на это пошел? Скорее всего, пытался застраховать себя от всевозможных наветов или даже попыток преследования со стороны новых властей: документы, мол, все скажут за себя. Тем более что в Польше, где закон о люстрации, в сравнении с той же Чехией, был принят с явным опозданием, только в 1996 году, выяснение роли разного рода личностей в истории страны оказалось болезненно длительным.

Всплывала и версия о желании покойного генерала сохранить возможность шантажировать Валенсу и даже «отомстить ему». Но она сразу же вызвала сомнения. «Кищак же написал в своем завещании: документы нужно обнародовать только через пять лет после смерти Валенсы, — напомнил NT профессор Варшавского университета, историк Тадеуш Цигельский. — Думаю, он хранил их исключительно ради собственной безопасности».

Так или иначе, в Институте национальной памяти после рандеву со вдовой генерала сообщили о местонахождении важных исторических документов в полицию, дом Кищака тут же обыскали, найденные бумаги изъяли.

13 тысяч сребреников

Сотрудничество Болека со Службой безопасности при МВД ПНР, которую, как и остальные «органы» стран соцлагеря, «дружески консультировал» 11-й отдел 1-го Главного управления (разведка) КГБ СССР, судя по бумагам, длилось до июня 1976-го. Всего за пять с половиной лет агент Болек получил 13 тыс. злотых. Учитывая, что в те годы среднестатистический поляк зарабатывал 14–20 тыс. злотых в год, приходится сделать вывод: сексот (секретный сотрудник. — NT) не слишком разбогател.

А ведь капитан Грачик платил Болеку деньги не за просто так. «Наблюдать за настроениями в коллективе и немедленно информировать о планируемых остановках работы. Определять личности, которые принимали участие в разжиганиях, драках, и тех, кто владеет оружием», — говорится в одном из заданий Болеку.

Если верить бумагам, Болек свои сребреники, то бишь злотые, отрабатывал исправно. 22 января 1971 года он докладывает кому следует о разговоре с электриком Козловским: «Во время декабрьских беспорядков в Гданьске он был одним из тех, кто захватил радиовоз и ездил на нем по городу… Также он мне рассказал, что во время декабрьских беспорядков приобрел несколько единиц оружия».

Своевременный скандал?

У специалистов аутентичность найденных в доме генерала Кищака документов не вызывает сомнений. «Документы, которые содержатся в папках Кищака, действительно принадлежат службам безопасности, — заверил NT сотрудник института Гжегож Майхжак, эксперт по деятельности «Солидарности» в начале 1980-х годов. — Если оценивать весь объем материала, то нет сомнения, что он подлинный». По его словам, связь СБ с будущим лидером «Солидарности» подтверждается и другими документами: «Есть, например, документы чешских спецслужб о сотрудничестве Валенсы с польскими спецслужбами».

«Уже 37% поляков понимают, какова была на самом деле роль Валенсы и всей этой псевдоэлиты, которая выстраивала свою карьеру на лжи»

Но несмотря на то, что о неприглядной странице в биографии Валенсы многие в Польше знают давно, скандал расколол польское общество. Среди политиков и публицистов либерального и левого толка преобладает такая позиция: даже если Валенса и подписал что-то в далеком 1970-м, это вовсе не означает, что его нужно лишить всех заслуг более позднего периода. Да и времена были жестокие — с «органами» ПНР сотрудничали в той или иной форме сотни тысяч, если не миллионы... Правые и консерваторы, напротив, говорят о «триумфе справедливости» после десятилетий сокрытия правды, называют Валенсу «марионеткой коммунистов». И пытаются убедить общество в том, что во время легендарного «Круглого стола» 1989 года*, когда на переговорах правительства с оппозицией решалась судьба демократических перемен в Польше, Валенса убедил деятелей ПОРП поделиться с оппозицией властью в обмен на их освобождение от ответственности за содеянное.


Документ

лех 4.jpg

Служебное постановление СБ МВД ПНР о прекращении сотрудничества с агентом «Болеком»

«Тайный сотрудник Болек был привлечен к сотрудничеству со спецслужбами 29.12.1970 г. на основе добровольного согласия… Был в контакте с тремя работниками и одним резидентом.

Целью сотрудничества являлось наблюдение за деятельностью руководства Забастовочного комитета и другими личностями, участвующими в декабрьских событиях 1970 года на шахте «Гданьской».

С 1970 по 1972 год передал много ценной информации, касающейся деструктивной деятельности некоторых работников. На основе полученных материалов заведено несколько дел.

После стабилизации ситуации на шахте «Гданьской» был в контакте с резидентом Madziar. C того времени было замечено его нежелание к дальнейшему сотрудничеству, которое («Болек». —NT) объяснял нехваткой времени и тем, что на работе ничего не происходит. Выдвигал также требование об оплате за переданную информацию, которая не имела оперативной ценности… Во время собраний (на шахте «Гданьская») все чаще критиковал административное и партийное руководство, а также профсоюзы.

После каждого его выступления с ним проводились беседы, во время которых ему указывалось на ненадлежащее выступление на собрании, его учили, как он должен себя вести, и предупреждали, что если и дальше он будет так поступать, то его уволят с работы в шахте.

Свои выступления всегда объяснял тем, что если не будет защищать работников, то полностью потеряет доверие среди коллектива и не будет знать, что происходит. Несмотря на наши многочисленные предупреждения, 11.02.1976 г., выступая на собрании профсоюза, в очерняющей манере обвинил административное, партийное и профсоюзное руководство… За свое выступление 30.04.1976 г. был уволен с работы. В связи с вышесказанным, принимая во внимание ненадлежащее поведение тайного сотрудника Болека, а также то, что он был уволен с работы, предлагаю исключить его из агентурной сети, а имеющиеся папки, персональную и рабочую, передать в архив».

Майор С. Войтелик.


«Не будет больше легенды Леха Валенсы. Он уйдет в прошлое, чего и заслужил… Теперь 37 % поляков (ссылка на опрос. — NT) понимают, какова была на самом деле роль Валенсы и роль всей этой псевдоэлиты, которая выстраивала свою карьеру на лжи…» — заявил в эфире Польского общественного телевидения министр обороны Антони Мацеревич, одна из ключевых фигур правящей партии «Право и Справедливость» (ПиС).

Между тем профессор Цигельский обращает внимание на то, что история с незадачливой вдовой, решившей продать некогда секретные бумаги, произошла в момент, когда правительство, сформированное партией ПиС, пришедшей к власти в результате октябрьских выборов, должно отчитаться о результатах ста дней работы: «Хвастаться им нечем, и документы Кищака пришлись очень кстати: вместо того чтобы обратить внимание на провальную политику руководства страны, все будут скакать на животе у Валенсы», — считает профессор. На его взгляд, ПиС «просто завыла от радости», что появилась возможность окончательно скомпрометировать лидера «Солидарности».

лех 1.jpg

Заявление Леха Валенсы (Болека) о готовности сотрудничать со спецслужбами.

Собственную версию о «срежиссированном скандале» высказал и оппозиционнный политик, глава партии Nowoczesna Рышард Петру — он заявил о своем желании «спросить у ПиС, связывался ли кто-нибудь из этой партии с госпожой Кищак в течение последних недель или месяцев? Если да, то о чем шел разговор? Почему случилось так, что документы на Леха Валенсу появились именно в момент, когда Польша без сопротивления сдает в Брюсселе поляков, когда (премьер) Беата Шидло ни за что отдала социальные права поляков, причем не только в Великобритании, но и во всей Европе», — Петру намекает на договоренности Лондона с руководством Евросоюза об ограничении по выплатам пособий на детей для 800 тыс. польских «гастарбайтеров» в Великобритании.

Упал, потом поднялся

Любопытно, но сам факт сотрудничества Валенсы со спецслужбой ПНР собеседников NT не смущает. «О чем говорят папки Кищака? О том, что да, доносил, но потом отказался от сотрудничества и был исключен из агентурной сети, — объясняет свою позицию профессор Цигельский. — Человек упал, но смог подняться. Это очень важная характеристика для человека, живущего в коммунистической системе».

«Да, Лех Валенса имел такой эпизод в своей жизни, но во времена «Солидарности» он уже не был агентом — в этом у меня нет никаких сомнений», — по сути, вторит Цигельскому эксперт IPN Гжегож Майхжак. По его мнению, август 1980 года доказал, что «Солидарность», бесспорным лидером и героем которой является Валенса, была аутентичным, а не созданным спецслужбами движением.

расписка в получении денег.jpg

Расписка в получении денежного вознаграждения за подписью агента Болека и подтверждение факта передачи денежных средств офицером Службы безопасности (СБ) МВД ПНР: «Подтверждаю получение от сотрудника службы безопасности 1500 злотых за сотрудничество и переданную информацию. Болек».

Ниже написано:

«18.07.1971 передал тайному сотруднику Болеку сумму 1500 злотых за переданную информацию по делу «1970»

Конечно, для 72-летнего Леха Валенсы как для человека все происходящее сейчас — драма, сочувствует бывшему польскому лидеру Тадеуш Цигельский, отмечая, что в сотрудничестве с СБ ему надо было признаться еще в 1990-х: «Но для исторического деятеля Леха Валенсы — это не драма». Лидера «Солидарности», уверен польский историк, по-прежнему будут помнить и в Польше, и в мире как человека, который был символом революции и бескровного перехода от диктатуры к демократическому государству.

лех 3.jpg

Служебная записка капитана СБ Раткевича:

«08.06.1976 я установил, что после того, как тайного сотрудника «Болека» уволили с судоверфи, он поступил на работу на предприятие ZREB.

Принимая это во внимание, я связался с ним по телефону. Во время разговора он заявил, что ни на какую встречу не придет, поскольку «не хочет наши органы знать». А явиться может только по письменной повестке. Принимая во внимание его наглое поведение, я прервал разговор и считаю нежелательным продолжать попытки установить с ним контакт с целью получить обязательство о сохранении в тайне факта его сотрудничества с органами безопасности».

2 raspiska v poluchenii deneg.psd
3 walensa - kapitan Ratkiewicz o necelesoobraznosti dalshego sotrudnichestva s LW.psd

Комментарий

«Вам стыдно за Леха Валенсу?» —  NT поинтересовался мнением известных в Польше людей

Анджей Зыбертовичпрофессор, советник президента Польши Анджея Дуды*:

Вообще-то сам факт его (Леха Валенсы) сотрудничества (cо спецcлужбами ПНР. — NT) был научно доказан задолго до нынешнего скандала — с помощью анализа ряда документов коммунистической охранки. Да, он сотрудничал, доносил, брал за это деньги, годами обманывал, а вокруг его персоны была построена целая фабрика по производству лжи и обслуживания нечистоплотных интересов. Проблема с Валенсой и некоторыми другими фигурами как раз в том, что, оценивая их, всегда стараешься найти плюсы и минусы… А ведь при этом ясно: Лех Валенса — человек исключительно подлый.

* Отрывок из интервью телеканалу Superstacja.

Адам Михник, главный редактор Gazeta Wyborcza, в 1968–1989 годах — один из лидеров антикоммунистического движения в Польше:

Очернение людей, чьи заслуги в борьбе за свободу несомненны, — известный метод диктатур и автократий, осуществляемый людьми подлыми и глупыми. Так очерняли Александра Солженицына и Андрея Сахарова, так же поступали с Вацлавом Гавелом. Таким же манером лили грязь на Юзефа Пилсудского** и Винценты Витоса***… Так вот: сейчас мне стыдно, что сегодня в моей стране так очерняют Леха Валенсу.

Станислав Чосек, экс-посол Польши в РФ, один из организаторов «Круглого стола» 1989 года, в 1980–1985 годах — министр по делам профсоюзов:

Я был тем, кто со стороны правительства и партийного аппарата проводил переговоры с Валенсой, когда его интернировали после ввода военного положения и запрета «Солидарности» в декабре 1981 года. Он производил впечатление человека несломленного, настоящего лидера нации. И могу сказать то, что уже неоднократно повторял: мы тогда не владели той информацией, которую, как оказалось, хранил в своем шкафу генерал Кищак. Я, например, вообще об этом ничего не знал! Наверное, только Кищак с Ярузельским и знали. Почему они не использовали эту информацию? Вероятно, потому что осознавали: в качестве средства давления на Валенсу она не сработает.

Я вовсе не исключаю, что Валенса (в начале 1970-х) сотрудничал со спецслужбами или, говоря по-русски, был стукачом. Но потом, когда он стал лидером «Солидарности», объединившей 10 млн человек, он был подлинный лидер. И только идиот может сегодня утверждать, будто коммунистическая власть все это организовала.

* Переговоры власти и оппозиции в 1989 году, положившие начало демократическим переменам в Польше

** Юзеф Клеменс Пилсудский (1867–1935) — польский государственный и политический деятель, первый глава возрожденного польского государства, основатель польской армии.

*** Винценты Витос (1874–1945) — известный польский политик XX столетия, три раза занимал должность премьер-министра Польши: в 1920–1921, 1923 и 1926 годах.


Фото: east news, pap/jacek turczyk, bi.gazeta.pl, onbt.pl


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.