Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Интервью

Последний февраль

23.02.2016 | Максим Блант | №6 (397) 19.02.16

О том, как провел последний месяц жизни, о чем думал, чем занимался, какие строил планы Борис Немцов, The New Times рассказала многолетний помощник лидера оппозиции Ольга Шорина
Борис Немцов и Ольга Шорина в очередном суде, Москва, 25 ноября 2009 года

NT: Чем Борис Ефимович был занят в феврале 2015 года?

Если говорить о его последнем месяце, огромное количество времени и сил отнимала подготовка антикризисного марша «Весна», который планировалось провести 1 марта. В отличие от всех предыдущих маршей этот был очень тяжелым. До этого и люди на подъем были легче, и организационные вопросы решались проще. Главное же — внутри было очень много споров. Напомню, тогда нам отказали в проведении марша в центре и отправили в Марьино. Поэтому члены Комитета протестных действий, которые принимали активное участие в организации маршей и других акций, заняли очень жесткую позицию: они считали, что на Марьино не следует соглашаться ни при каких обстоятельствах. Немцов же вместе с Алексеем Навальным и Михаилом Касьяновым считали, что нужно оставаться в законном поле, проводить согласованную акцию, на которую придет больше людей, поэтому склонялись к тому, чтобы согласиться на Марьино, если никакие другие варианты в центре будут невозможны. Сейчас сложно сказать, кто был прав. Однако все обсуждения проходили очень напряженно, и Борису Ефимовичу стоило очень многих усилий сохранять единство и коалиционность. Это то, чем он занимался все последние годы, — пытался всех объединить.

Примерно за неделю до марша, когда Навальный с Немцовым уже официально объявили, что марш состоится в Марьино, Комитет протестных действий возмутился, и тогда Немцову пришлось больше трех часов убеждать их в том, что важнее не допустить раскола и склоки внутри оппозиционного движения.

NT: Был вроде еще какой-то скандал с рекламой на «Эхе»?

Да, параллельно развивалась эпопея с «Эхом Москвы». До того информация обо всех мероприятиях на правах рекламы, на коммерческой основе, размещалась на радиостанции. Делалось это по официальным расценкам, и обычно проблем не возникало. Тут же, по решению газпромовской структуры, которая контролирует всю рекламу на «Эхе Москвы», рекламу марша сняли с эфира, причем без всякой разумной или законной мотивации. Все переговоры с радиостанцией, гарантийные письма и прочее — все было на Немцове.

2013-й и 2014-й вообще были очень депрессивными. Бесконечный «болотный» процесс, который то активизировался, то затухал. Война на Украине, про которую все всё знали и все всё понимали, но которая продолжалась и продолжалась. Немцов, у которого была абсолютно антивоенная позиция, много выступал, писал письма и запросы в ФСБ по поводу чеченцев, воевавших на Юго-Востоке Украины.

Выборы 2016 года были его ближайшей целью. Он собирался в них участвовать. Поэтому важна была широкая оппозиционная коалиция, поэтому он так опасался любого раскола

NT: Он уже тогда работал над докладом «Путин. Война»?

Да, примерно за неделю до убийства мы встретились с Борисом Ефимовичем, и он мне продиктовал содержание будущего доклада. Тогда же мы обработали большой объем материалов, которые я подобрала. Немцову было важно, чтобы каждый факт сопровождался ссылкой на источники, и мы по всем этим источникам прошлись. Проблема возникла с ребятами из Иваново, воевавшими на Донбассе, которые к Немцову обратились за помощью, но которые не готовы были выступать открыто и раскрывать свои имена публично.

NT: Насколько доработанный Ильей Яшиным доклад соответствует тому, что собирался сделать Немцов?

Содержательно никаких отличий нет. У Немцова доклад был бы короче и изложен более доступным языком. Немцов свои тексты старался делать максимально простыми и доступными, поскольку рассчитывал всегда на массового читателя. Это должен был быть материал, который он мог раздавать людям у метро и который можно было прочитать, проехав половину одной из веток. При этом важно было, чтобы все там изложенное было достоверным, легко проверяемым, подкреплено источниками. Немцов четко выделял все важное, что должно было быть изложено, при этом легко жертвовал второстепенными деталями.

NT: Проведение марша, презентация доклада… Были какие-то планы, которые простирались дальше?

Хочу напомнить, что марш, который планировалось провести 1 марта 2015 года, был уже не столько антивоенным, сколько антикризисным. Немцов уже тогда начинал, не отступая от антивоенных протестов, менять повестку. Борис Ефимович считал очень важным донести до людей, что к экономическому кризису привели именно действия правительства. И один из последних его постов был посвящен именно тому, что в экономических проблемах виновата не столько цена на нефть, сколько действия российских властей.

NT: А на выборы 2016-го он собирался идти?

Да, думские выборы были его ближайшей целью. Он собирался в них участвовать. Поэтому важна была широкая оппозиционная коалиция, поэтому он так опасался любого раскола, любой склоки. Немцов собирался идти по одномандатному округу в Ярославле, поскольку прекрасно понимал, что власти легко могут снять ПАРНАС с выборов или каким-то другим образом не допустить ее участия. То есть он не исключал, что его фамилия будет и в партийном списке, но основной упор делал именно на одномандатный округ. И на это Немцов работал с момента своего избрания в Ярославскую областную думу.

Фото: Василий Шапошников/КОММЕРСАНТЪ


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.