Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Тренд

#Только на сайте

#Оппозиция

#Кадыров

Кремовый аргумент

14.02.2016 | Давыдов Иван | №5 (396) 13.02.16

TASS_12586457.jpg

Запрос на террор есть, долго ли ждать ответа на запрос? Митинг НОД, Новосибирск, 27 сентября 2015 года

9 февраля около половины десятого вечера лидер партии ПАРНАС Михаил Касьянов ужинал в одном из московских ресторанов. В зал ворвались неизвестные и кинули в политика торт. «Ты враг!» — кричали нападавшие. Их было «около десяти человек», «неславянской внешности» — это слова из заявления Касьянова в полицию. Кстати, московские полицейские задержали возле ресторана троих своих коллег из Чечни, однако потерпевший их не опознал.

Так, казалось бы, и разрешилась история с видео в инстаграме Рамзана Кадырова, где Касьянова показали публике сквозь оптический прицел. В среде оппозиционеров в социальных сетях даже дискуссия возникла: можно шутить по поводу происшествия или нет? Это ведь классический прием старинных черно-белых комедий — человеку в лицо бросают торт. Прямая отсылка к Чарли Чаплину и Бастеру Китону. Беспроигрышный гэг, который работает до сих пор. Вы ждали кровопролития? А вот вам фарс! Кадыров всех переиграл. Да еще и Кадыров ли — поди докажи связь удаленного из сети ролика с московским происшествием. Мало ли в столице империи патриотически настроенных «людей неславянской внешности»?

Кадыров лично отреагировал комментарием «Опять я?» и кучей веселых смайликов. А позже — как водится, в инстаграме, — опубликовал фото: на каком-то празднике в Грозном певцу Николаю Баскову кидают в лицо торт. И все, включая Баскова, довольны. Милая горская традиция, понимать надо.

Этот же тезис — «понимать надо» — озвучил помощник Кадырова Альви Каримов: «Юмор у Рамзана Ахматовича очень тонкий, он не лежит на поверхности. Он просто уникальный, на уровне народного фольклора, который живет веками. К сожалению, не у всех такое чувство юмора. Если даже он что-то скажет с юмором, бывают люди, которые воспринимают это всерьез, на свой счет. Юмор ведь тоже нужно понимать».

Но нужно понимать и еще кое-какие вещи. Жизнь любого человека, рискующего критиковать режим, прозрачна: захотят — найдут. И даже в приличном ресторане достанут. И охрана не защитит. Если вы при этом известный политик — Кремль, конечно, отреагирует. В данном конкретном случае, например, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков посоветовал «не отождествлять» нападавших «с руководством Чечни и других регионов России». Полиция изобразит активность. Но это — только если вы известный политик.

Спрос на террор, готовность осуществлять террор — налицо, почему нам не думать, что спрос не породит предложения?

Страшная русская история ХХ века приучила нас к мысли, что террор — это когда убивают, причем массово. Ну или хотя бы «срока огромные бредут в этапы длинные», тоже тысячами. Но террор — это когда страшно. Запугивание в социальных сетях — террор. Вторжение в частную жизнь, преследование за политические взгляды — да, по-своему смешное, с кремовыми аргументами вместо свинцовых, — террор. Покушение на свободы, на право выражать свои взгляды (оставаясь, между прочим, в рамках российского законодательства, потому что с теми из своих оппонентов, кто за рамки выходит, государство давно уже не церемонится) — это все и есть террор.

А если государство не вмешивается в процесс — значит, террор как минимум государственно одобряемый. Полезный и нужный власти.

И кстати, разве в России не убивают? Совсем скоро — годовщина гибели Бориса Немцова. Разве не сажают? Многие «болотные» уже отсидеть успели по нелепым обвинениям, еще несколько ждут суда, следователи продолжают работать…

И если бы все упиралось только в национальные особенности «на уровне народного фольклора»… Нет, это тренд государственный, а не региональный. Очередь на осуществление государственно одобряемого террора велика. В ней и члены Национально-освободительного движения депутата Евгения Федорова, давно рвущиеся карать пятую колонну (11 февраля в Ярославле они напали на автомобиль Касьянова, кидали яйца, тоже смешно), и «Антимайдан». И это сейчас, когда государство не говорит прямо — «дерзайте», но только бездействием своим дает понять — «так можно». Спрос на террор, готовность осуществлять террор — налицо, почему нам не думать, что спрос не породит предложения?

Когда-то привычкой метать в оппонентов торты и яйца славились активисты запрещенной теперь в России НБП. Но нацболы былых времен нападали на сильных мира сего и страдали за шутки свои всерьез. Нынешние тортометатели травят тех, за кем нет ни полиции, ни судей, ни прокуроров. Только собственный взгляд на судьбу страны. Это еще и противно как минимум. Просто противно.

А так да, конечно, смешно. Тортом в лицо — совсем как у Чарли Чаплина. 

Фото: Евгений  Курсков/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.