Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Евгений Гавриленков - The New Times

13.08.2007 | Цымбалов Антон | № 27 от 13 августа 2007 года

"С учетом того, что бюджетные расходы в предвыборный период будут расти высокими темпами, инфляция может сохраниться на довольно высоком уровне. Но этот уровень в принципе приемлем. Все зависит от того, чего мы хотим"

На прошлой неделе Герман Греф выступил с заявлением, что в ближайшие месяцы инфляция будет равна нулю. Как известно, последние два года ЦБ реализует стратегию укрепления рубля и, по прогнозам, рассчитывает удержать инфляцию на уровне 8% в год. Главный экономист ИК «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков заявил The New Times: «Позиция ЦБ — заблуждение».

Евгений Гавриленков — Антону Цымбалову

«Укрепление национальной
— валюты —
это явно не борьба
с инфляцией»

По итогам января-июля уровень инфляции в России достиг 6,6%. В чем, по-Вашему, причина высокого уровня инфляции в последние два месяца?
Основная причина в том, что Центральный банк год-два назад довольно активно проводил политику номинального укрепления рубля, для того чтобы снизить инфляцию. Однако это совершенно неправильный подход. Почему? Если ЦБ гарантирует вам, что рубль будет укрепляться против ведущих валют, то это прямой сигнал: надо привозить деньги в Россию. Именно это и произошло: в середине текущего года рост денежной массы составил около 60% в годовом исчислении. Кстати, в китайской экономике тоже большой профицит во внешней торговле, большой приток капитала, а инфляция низкая (уж точно несопоставимая с нашей). Однако Китайский национальный банк не торопится укреплять свою валюту (она растет очень медленными темпами, да и то под давлением США). Интересно, что, как только Китай стал укреплять свою валюту, и инфляция у него стала повышаться. Поэтому укрепление национальной валюты — это явно не борьба с инфляцией. Помимо роста денежной массы можно отметить ряд технических моментов, которые также повлияли на уровень инфляции в России. Это и введенный 1 апреля текущего года запрет на торговлю иностранцев на рынках, что существенно понизило заполняемость торговых точек и ограничило рыночное предложение. На этом фоне мы увидели ускорение расходования бюджетных средств. Дисбаланс между предложением товаров на рынке и спросом на них увеличился.

В связи с этим каковы прогнозы по объему импорта?
Импорт будет расти (по крайней мере в ближайшие полтора года) обязательно, потому что текущая агрессивная бюджетная политика государства предполагает наращивание расходов. Если расходы населения растут слишком быстро вследствие двузначных темпов роста доходов (речь идет о росте реальных доходов на 13 —14%), то экономика (производители потребительских товаров) не поспевает за качественно меняющейся структурой спроса. Обращаю ваше внимание на то, что 13 —14 —15-процентный рост реальных доходов сопоставим с 4 — 5 — 6-летним ростом доходов в развитых экономиках. Существенный рост доходов означает изменение структуры спроса, который смещается от дешевых товаров в сторону дорогих и качественных. Производители же не успевают перестроиться, и совершенно естественно, что импорт растет и будет расти.

Вернемся к ЦБ. Получается, он неспособен обуздать инфляцию?
Я думаю, уверенность в укреплении национальной валюты как действенном инструменте, помогающем в борьбе против инфляции, — это просто заблуждение Центробанка. Такого рода политика в России ведется уже около двух лет, тем не менее инфляция не снижается. Стало быть, политика не работает и это не может быть реальной мерой.

«Кажется, ЦБ осознал
— порочность своей —
политики»

На днях министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф выступил с заявлением о том, что в ближайшие месяцы инфляция будет близка к нулю либо вовсе уступит место обратной ей дефляции. Насколько вероятно, что правительство уложится в заявленные 8%?
На самом деле в августе я дефляции или нулевого роста инфляции не исключаю. В этот месяц увеличивается предложение на рынке местной продукции, в первую очередь плодоовощной. Сентябрь — это уже более проблематично. Уж конечно, иметь нулевой уровень инфляции до конца года не получится. Я думаю, инфляция чуть-чуть будет снижаться в последующие месяцы — в этом позиция Грефа справедлива. Однако нельзя говорить, что до конца года она будет нулевой. Кажется, ЦБ осознал порочность своей политики. Он стал подавать рынку другие сигналы, и волатильность курсов резко повысилась за предыдущие несколько месяцев: нет такого однозначного укрепления рубля. Это уже сказалось на темпах притока капитала и роста денежной массы. Торможение роста денежной массы в июле (я полагаю, что и в августе рост денежного предложения будет более умеренным) будет способствовать снижению инфляции.

А какие меры по снижению инфляции, поВашему, наиболее эффективны?
Если говорить о реальной политике, то с учетом того, что бюджетные расходы в предвыборный период будут расти высокими темпами, инфляция может сохраниться на довольно высоком уровне. Но этот уровень в принципе приемлем. Все зависит от того, чего мы хотим: добиться нулевого уровня инфляции и снижения темпов роста или резкого ускорения темпов роста, пусть и с неизбежной при этом высокой инфляцией. Универсальной меры, по моему мнению, вообще нет. Хотя увеличение предложения на товарном рынке полезно. Нужно всячески способствовать производству отечественных товаров и сдержаннее стимулировать спрос. Хотя это уже на ближайшие полтора года нам не грозит, если учесть основные положения принятого трехлетнего бюджета, где заложен повышенный рост бюджетных расходов.

«Главное — последовательно
проводить либеральную
— политику в условиях —
повышающихся рисков»

О каких проблемах российской экономики в ближайшие два-три года можно говорить и в чем ее слабые места?
Я бы сказал об одном очень существенном риске — возможности глобального укрепления доллара. В предыдущие два-три года масштабный рост внешних заимствований, о котором я говорил, происходил на фоне глобального ослабления доллара. То есть важно, что ЦБ укреплял рубль по отношению к взвешенной корзине валют, в большей степени шло укрепление относительно доллара. Экономика, заемщики, бизнес, компании, банки привыкли к тому, что доллар слабеет, рубль относительно него укрепляется — а это прямой сигнал занимать в долларах. Внешний корпоративный долг сейчас приблизился к $400 млрд, а на конец года будет еще больше. Поэтому если доллар сейчас вдруг начнет укрепляться (а это не исключено, ведь новая администрация через полтора года может изменить макроэкономическую ситуацию в Америке), то тем, кто назанимал в долларах, будет непросто расплачиваться.

Насколько велики риски в финансовой сфере?
Если политика будет ориентирована на невмешательство государства в экономику, меньшее регулирование финансового сектора, то возможны некоторые локальные проблемы (с одним, двумя, тремя банками, десятком), но ни в коем случае не системные. На мой взгляд, главное — последовательно проводить либеральную политику в условиях повышающихся рисков. В противном случае проблемы будут накапливаться, и это приведет к кризису.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.