Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Фоторепортаж

#Только на сайте

#Пропаганда

...И русские пришли

31.01.2016 | Адель Калиниченко, Аугсбург (Германия) | №3 (394) 30.01.16

Русскоязычные граждане Германии  заявляют о своих правах,  Берлин, 23 января 2016 года

Русскоязычные граждане Германии заявляют о своих правах, Берлин, 23 января 2016 года

«Руки прочь от меня и моего ребенка!». «Лиза, мы с тобой» — демонстрация в Берлине, 23 января 2016 года

«Руки прочь от меня и моего ребенка!». «Лиза, мы с тобой» — демонстрация в Берлине, 23 января 2016 года

DSCN1842.psd

Организаторы митинга в Аугсбурге договариваются с полицией, 24 января 2016 года

Организаторы митинга в Аугсбурге договариваются с полицией, 24 января 2016 года

DSCN1839.psd

Сквозь расстегнутую куртку на городскую ратушу смотрит Путин, Аугсбург, 24 января 2016 года

Сквозь расстегнутую куртку на городскую ратушу смотрит ПутинАугсбург, 24 января 2016 года

RTX23NNP.psd

«Мы живем в стране, где монстры гуляют на свободе», — убежден, судя по плакату, русскоязычный немец, участник акции  перед ведомством федерального канцлера, Берлин, 28 января 2016 года

«Мы живем в стране, где монстры гуляют на свободе», — убежден, судя по плакату, русскоязычный немец, участник акции  
перед ведомством федерального канцлера, Берлин, 28 января 2016 года

Это послание в виде эсэмэски или поста в соцсети переходило от одного человека к другому целую неделю, пока не охватило сотни и тысячи русскоязычных немцев в разных городах и землях Германии (орфография и пунктуация оригинала сохранены): «ВНИМАНИЕ! ЭТО ВОЙНА! Изнасилована 13-летняя девочка в Берлине! (про эту фейк-историю можно прочитать в The New Times, № 2 от 25 января 2016). Продажная власть и ее верные псы-полицаи всячески пытаются замылить этот факт. Пресса молчит уже неделю. В ВОСКРЕСЕНИЕ 24.01.2016 С 14.00-16.00 ВЫХОДИМ ВСЕ РУССКОЯЗЫЧНОЕ НАСЕЛЕНИЕ НА ГЛАВНЫЕ ПЛОЩАДИ ИЛИ К РАТХАУЗАМ ВСЕХ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ В ГЕРМАНИИ, ВСЕ ВМЕСТЕ, ОТ МАЛА ДО ВЕЛИКА, В ОДНО И ТО ЖЕ ВРЕМЯ. ТЕ КТО ПРОИГНОРИРУЕТ, ПУСТЬ СЧИТАЕТ ЭТО ИЗНАСИЛОВАНИЕ НА СВОЕЙ СОВЕСТИ. ЭТО ПЕРВЫЙ МИРНЫЙ ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНЫЙ ПРОТЕСТ ВЛАСТЯМ.

Мы стоим на самом последнем рубеже, если мы не сплотимся и не отстоим Германию, то нас передавят, как крыс, каждого по своим норам. Делайте перепост, ставте у себя в заметках (ПОДЕЛИТЬСЯ), чтобы за неделю все могли узнать».

Перед городской ратушей Аугсбурга, третьего по величине города Баварии, собрались в назначенный день и час человек примерно триста. Выглядели они странновато, будто стая нахохлившихся птиц, сбившихся с пути и приземлившихся не на той поляне. Тихо переговаривались, смотрели мрачно, исподлобья. Ни плакатов, ни транспарантов, ни портретов в руках. Сквозь расстегнутые куртки с некоторых футболок на старинную городскую площадь, усмехаясь, поглядывал Владимир Путин.

Люди на трамвайной остановке через дорогу смотрели на собравшихся с явным любопытством. Две полицейские машины под стенами ратуши тоже замерли в ожидании чего-то не совсем понятного.

И вот к полиции направилась группа парламентеров — трое решительного вида мужчин среднего возраста. Оказывается, за 48 часов до проведения акции не было, как это положено по закону, подано уведомление о проведении митинга, а раз так — он считается несанкционированным. Полицейские, двое мужчин и одна женщина, были с переговорщиками вполне любезны и даже пообещали в порядке исключения оформить, не отходя от капота своей машины, запоздалую заявку, дабы легализовать акцию. Единственное, в чем отказали, так это в требовании немедленно пригласить к собравшимся обербургомистра города. Причину митинга организаторы объяснили так: «Трое мусульманских беженцев в Берлине похитили и тридцать часов глумились над девочкой российского происхождения».

Тем временем остальные участники акции, особенно прекрасная ее половина, обсуждали важные вопросы: в связи с наплывом беженцев-мусульман открытые летние платья теперь можно смело выбрасывать, короткие юбки надевать будут только не думающие о своей безопасности дуры, одной оставаться в квартире на ночь — тоже риск, надо звать ночевать родственников…

Получив разрешение на акцию протеста от полицейских, члены инициативной группы пробрались в центр толпы и начали выступать. Общались они с народом без мегафона, до стоявших в последних рядах доносились лишь обрывки фраз.

«Это хорошо, пусть власти радуются, что мы пока только говорим…» — кричал один оратор.

«Через пять лет Германии не будет, а будет на ее месте мусульманская страна…» — говорил другой.

«Пишите, что услышите об изнасилованиях арабами и неграми наших девчат, на сайт «Никто кроме нас». Туда присылайте все, что услышите. А то полиция все скрывает. Или звоните, как только что-то с кем-то случится, Артуру, записывайте его телефон», — настоятельно советовал третий.

На вопрос NT, что привело его сюда, молодой человек с горящим взором чеканит:

— Да надоел этот беспредел! За два месяца по Германии беженцы триста девчат изнасиловали.

— Русских или всех?

Задумался.

— Всех, наверное. Не знаю…

28-летний Михаил, как потом выяснилось, приехал в Германию с родителями в шестилетнем возрасте из Краснодарского края.

«Я верю только Путину, вот это президент, не то что Меркель, которая сюда беженцев напустила! — развивает тему Михаил. — И только российскому телевидению я верю. Немцы все врут, на Россию клевещут, арабов покрывают».

После этого Михаил знакомит с дальнейшими планами борьбы с «насильниками-арабами»: «Вот на следующий митинг соберемся и решим, что с ними делать, чтобы в Германии жить можно было, блин!»…

Однажды автору этих строк довелось присутствовать на удивительном по российским меркам митинге. Несколько сотен студентов Мюнхенского университета, в основном немцев, собрались на Мариенплац в центре города, чтобы выразить свое негодование антимусульманской группировке, кстати, весьма немногочисленной. Эта группировка имела наглость присвоить себе имя «Белая роза» — именно так называлась во времена нацизма подпольная студенческая организация, печатавшая и распространявшая антигитлеровские листовки. В 1943 году члены «Белой розы» были арестованы гестапо и казнены на гильотине. Студенты, собравшиеся на Мариенплац, сами организовали этот митинг, сами написали плакаты и вышли с ними на центральную площадь Мюнхена. Пафос их митинга был однозначен: мы — европейцы, а это значит, что мы часть мультикультурного человечества…

А мы, русские в Европе, — кто мы?

PS. 29 января Берлинская прокуратура подвела черту под «историей Лизы»: никакого изнасилования 13-летней девочки не было: в ночь, когда ее якобы «похитили» мигранты, она пряталась от родителей в доме своего друга из-за проблем в школе.

Демонстрация «русских немцев» в Виллинген-Швеннингене, 24 января 2016 года

Демонстрация «русских немцев» в Виллинген-Швеннингене, 24 января 2016 года

DSCN1837.psd

Участники митинга  в Аугсбурге,  24 января 2016 года

Участники митинга в Аугсбурге24 января 2016 года

Один из представителей 7-миллионной русскоязычной общины Германии,  Аугсбург, 24 января 2016 года

Один из представителей 7-миллионной русскоязычной общины Германии, Аугсбург, 24 января 2016 года


фото: Hannibal Hanschke/Reuters, Адель Калиниченко, Marc Eich/dpa,


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.