Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Пропаганда

#Только на сайте

«Когда режим ослабнет, тогда все и припомнится»

03.02.2016 | Дарья Хлякина | №3 (394) 30.01.16

The New Times посмотрел с уроженцем Дагестана воскресные передачи федеральных каналов и узнал, что чувствует российский мусульманин, смотрящий российские новости о мусульманах-беженцах в Европе

Вещающие о «бесчинствах пришельцев-мусульман» на Западе телевизионщики не думают о том, как это воспринимают телезрители-мусульмане в России

Вещающие о «бесчинствах пришельцев-мусульман» на Западе телевизионщики не думают о том, как это воспринимают телезрители-мусульмане в России

Тема нашествия мигрантов на Европу сегодня одна из ключевых для российской пропаганды. Логика здесь такова: США, покусившись на диктаторские режимы Ближнего Востока, ввергли регион в хаос. Европа «фактически лишена суверенитета» и «пляшет под заокеанскую дудку». Проблемы с мигрантами — расплата за неспособность противостоять воле американцев.

При этом создается совершенно особый образ беженца — как Врага с большой буквы, грязного, озлобленного, не способного воспринимать европейские нормы и сеющего вокруг себя только насилие. А иногда — даже смерть. В последнее время градус ненависти к мигрантам достиг на российском ТВ необъяснимого накала. Телепропагандисты, кажется, просто забыли, что в России — миллионы мусульман, для которых выходцы с Ближнего Востока — прежде всего единоверцы.

Али Гаджиев (имя изменено по просьбе собеседника. — NT) — 30-летний житель Махачкалы, учился на экономиста, после армии занимался бизнесом и относится к тем, кого называют «исламской интеллигенцией». Али согласился прокомментировать для NT свежие (на момент сдачи номера. — NT) сюжеты «Воскресного времени» и «Вестей недели» о мигрантах в Европе.

Время чучхе

В программе «Воскресное время» с Ирадой Зейналовой фигурировали только «мигранты» и «беженцы» — вероятно, поэтому мусульманин Али смотрел творение Первого канала относительно спокойно.

— Я вскользь читал историю про «изнасилование девочки Лизы (см. NT № 2 от 25 января 2016 года), — пожимает плечами Али. — Единственное, что я знаю, — в исламских сообществах пытались ее разобрать, и многие данные об изнасиловании отрицали. Но, может, это недостоверная информация — я не проверял.

Следом — сюжет о последствиях произошедшего в Кёльне. «Европейская толерантность пасует перед нетерпимостью тех, кто вошел в чужой дом со своим уставом», — надрывается комментатор, и Али резко нажимает на кнопку «стоп».

— Вот квинтэссенция, изюминка! — восклицает он. —- Не то что там сирийцы или пакистанцы плохие, а то, что проект европейского дома трещит по швам. За кадром остается посыл: у нас свой суверенный, самобытный дом, свое чучхе, и мы не дадим иной культуре навязать свои порядки. Нужно показать не то, что мусульмане плохие (это у них обычное дело), а то, что Европа слаба.

Вести ненависти

«Вести недели» с Дмитрием Киселевым вызывают у Али бурную реакцию. Он постоянно нажимает на паузу и комментирует происходящее на экране. Там сменяют друг друга арабы — наркоторговцы и погромщики — и евреи, которые благодарят Владимира Путина за предложение переехать в Россию (но обещают пока «продолжить борьбу во Франции»).

«Так что сегодня люди говорят «Ура, бей Обаму!», а завтра, когда Обамы не будет, все поймут, что король голый. Тогда все и припомнится»

— В этом есть элементы правды, — задумчиво произносит Али. — У Европы действительно есть проблемы. Но замешивают они ее с таким количеством лжи, уводят в выгодную для них сторону… Хочется, конечно, иногда ворваться на студию и сказать: «Вы не правы!» Но это эмоции, а я не привык давать им волю, да и нет такого, чтобы хотелось, извините, крушить и ломать. Тем более такие эмоции у меня не вызывают эти ребята, — кивает он на телевизор. — Им ни до чего нет дела, лишь бы снять: они завтра будут говорить, как, мол, были слепы. Самое главное, что меня раздражает, — то, что они врут, нагло врут. Здесь люди сильно возмущаются по этому поводу, — признается Али, — но рациональности в их возмущениях мало. Есть общее желание «отстоять своих».

Сеем ветер

В целом же российские мусульмане не знают, как относится арабский мир к российскому вмешательству в Сирии, их идентичность больше связана с государством, уверяет Али.

— Они одурманены, живут Киселевым, — горячится он, дав наконец волю эмоциям. — Реально верят, что российские «боевые космонавты» (Военно-космические силы. — NT) защищают мусульман от террористов! Народ в деревнях (да и не только) верит, что Россия устраняет гегемонию США, желает показать американцам, какие мы крутые.

Но когда разговор возвращается к тому, как российские мусульмане относятся к изображению мусульман-беженцев в Европе, Али мрачнеет.

— Если человек, смотрящий эти ролики, не совсем «ватник», то он сразу вспомнит, как раньше во всем винили мусульман, кавказцев. Ситуацию в Кёльне дагестанский фейсбук, дагестанская интеллигенция не сильно обсуждали. А вот то, что показано у Киселева, про мусульман — наркоманов и преступников, однозначно воспримется негативно. Но мне кажется, что когда все это — неопределенно проводит он рукой — пройдет, начнется буря. Не наша война и, может быть, не ваша… Хотя нет, в большей степени ваша. Скорее, война всех против всех. Пока есть крепкий режим и хоть чем-то набитый холодильник, то действий не будет. Вспомните чеченские войны: когда режим ослаб, сразу все вспомнили про 1944 год (депортация чеченцев и ингушей в Среднюю Азию и Казахстан. — NT), сколько людей там погибло. Так что сегодня люди говорят «Ура, бей Обаму!», а завтра, когда Обамы не будет, все поймут, что король голый. Тогда все и припомнится.

PS. По данным NT, во всех мусульманских регионах России выпуски воскресных информационно-аналитических программ выходят в эфир без каких-либо купюр.

Фото: Maxim Zmeyev/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.