Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родина

#Только на сайте

Тень опричника

30.01.2016 | Георгий Александров | №3 (394) 30.01.16

С января 2016 года казаки из Центрального казачьего войска заступили на дежурство во всех городских судах Москвы, заменив собой полицейских. До этого их видели на вокзалах. Стоит ли ждать, что лихие парни в кубанках с нагайками и шашками возьмут под охрану банки, мосты и телеграфы, — разбирался The New Times

В городе время от времени появляются казачьи патрули с нагайками

В городе время от времени появляются казачьи патрули с нагайками, Москва, декабрь 2014 года

Впервые в истории современной России казачьи патрули на улицах Москвы появились в 2012 году. Одетые в красивую форму бородачи были замечены на площади Белорусского вокзала и в некоторых других оживленных местах мегаполиса. В итоге, раздав интервью и спугнув уличных торговок, патрульные решили, что свое дело сделали, и пропали из вида на два года. В 2014 году, после серьезного сокращения городской полиции, о казаках вспомнили вновь. Совместно с представителями органов внутренних дел они, на правах народных дружинников, должны были начать систематические дежурства в парках «Кузьминки», «Царицыно», «Коломенское» и на ВДНХ. При этом сами казаки-дружинники рассказывали тогда, что охраняют порядок совершенно бесплатно. Возможно, именно поэтому встречали их на тенистых аллеях нечасто. И вот теперь мужчины в синих кителях и штанах с лампасами заступили на посты в районных судах столицы.

Наши в городе

В Пресненском районном суде корреспондент NT застал такого мужчину сидящим перед мониторами видеонаблюдения, на которых транслировалась картинка как с внешних, так и внутренних камер Дворца правосудия. При этом досмотром входящих посетителей занимались исключительно приставы. Наотрез отказавшись общаться, казак предложил получить всю интересующую информацию в охранной организация «Казачья стража», относящейся к Центральному казачьему войску (ЦКВ). Что удалось сделать лишь после тяжелых и продолжительных переговоров.

Согласно предоставленным NT материалам, охранная организация была учреждена ЦКВ и имеет лицензию на все виды охранной деятельности. «Основной функцией «Казачьей стражи» в части охраны районных судов г. Москвы является охрана периметра здания суда с применением технических средств и внутренний контроль с помощью камер наблюдения. В соответствии с законом казаки имеют при себе оружие. Все охранники лицензированы, имеют шестой разряд (работа с оружием), — сообщалось в присланном в редакцию письме. — К охране судов Москвы привлекаются казаки, проживающие в Москве и ближнем Подмосковье». Также в ЦКВ нам сообщили, что заключение контракта обусловлено срочной необходимостью охраны районных судов Москвы, связанной со снятием дежуривших там ранее полицейских постов. Всего охрану несут 140 казаков.

«Еще одной амбицией казачества является желание получить собственную территориальную автономию в тех частях страны, где оно исторически развивалось»

Отдельно представители ЦКВ заявили NT, что «казак всегда останется казаком, хоть в станице, хоть в столице. Казак не может без службы, не может без коня, не может без движения… И вот как ни крути, получается, что именно казаки достойно занимают свое место на постах охраны особо важных объектов. Их боеготовность находится на очень высоком уровне. Где казаки, там порядок». Впрочем, ни у одного московского суда, насколько нам известно, привязанных лошадей замечено не было.

Тяга к фетишизму

Разобраться в том, что представляет собой Центральное казачье войско и все российское казачество в целом, NT помог казачий полковник Владимир Беличенко. По его словам, сегодня в России проживают примерно 8 млн казаков. При этом точного определения, кого именно можно считать достойным носителем этого гордого звания, нет ни в одном нормативном документе. «Согласно закону вступить в казачество может любой гражданин Российской Федерации. Родовые казаки в большом количестве остались сегодня лишь на Юге России. В центральных, западносибирских и восточных регионах страны потомственных казаков сегодня очень мало. И большинство из них с недоверием относятся к государственной службе, — говорит Беличенко. — При этом не секрет, что казаки имеют претензию на определенную исключительность. Это подчеркивается некоторой склонностью к фетишизму: ношением формы и погон, идентичных общевойсковым, традиционного оружия и т.д. Еще одной амбицией казачества является желание получить собственную территориальную автономию в тех частях страны, где оно исторически развивалось. Кстати, речь может идти о трети территории страны, что грозит нарушением внутренних границ РФ и может привести к ослаблению государственной безопасности, а в дальнейшем, возможно, и кровопролитию».

Беличенко рассказал, что сегодня казаки объединены в общественные организации. Согласно Федеральным законам 154 («О государственной службе российского казачества» от 5 декабря 2005 года) и 7 («О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 года), подобные структуры имеют право на коммерческую деятельность. В такие объединения, по словам Беличенко, часто вступают движимые чувством патриотизма и знакомые с оружием отставные силовики — вышедшие на пенсию военные, бывшие сотрудники спецслужб, правоохранительных органов и т.д. «Поэтому государство не чурается привлекать казачество в качестве, скажем, этакого жандарма, — продолжил казачий полковник. — При этом оплачивая подобную деятельность. Поэтому несколько лет назад в МВД вышла методичка, согласно которой войсковые казачьи общества, такие как ЦКВ, начали создавать ЧОПы».

Участники казачьей дружины на площади у Белорусского вокзала, Москва, ноябрь 2012 года

Участники казачьей дружины на площади у Белорусского вокзала, Москва, ноябрь 2012 года

На условиях анонимности свое мнение NT высказал потомственный казак Александр, чья семья многие века жила в одной из станиц Ростовской области. «Казак — это в первую очередь образ жизни, а не мундир с погонами. В дореволюционные времена казаком считался лишь потомок пришедшего в общину человека. Можно было служить с казаками и жить с ними, но даже после десятков лет именоваться лишь «поверстанным в казаки». Так что все эти ваши представители «московского казачества», которое само по себе нонсенс, — суть ряженые, ищущие в первую очередь собственной выгоды».

В размещенной на сайте «Московское казачество» статье «Тревожные мысли для казачества» казачий генерал, первый атаман Кубанского казачьего войска Владимир Громов пишет: «Современное состояние российского казачества свидетельствует о том, что значительную часть реестровых казаков составляют люди, «работающие казаками» и не связанные с казачеством генетически. Эти «пришли в казачество работать» и уж при переписи населения ни в коем разе не обозначат себя казаками. Для них сейчас казачество и пребывание в его рядах — вопрос сиюминутной выгоды, своего рода возможность подзаработать».

Атаман из КГБ

В руководстве ЦКВ несколько лет назад развернулась настоящая борьба за власть. Бывший тогда атаманом войска Валерий Налимов даже направлял обращения министру регионального развития с требованием разобраться в том, что его оппонент Иван Миронов якобы присвоил себе его титул.

Валерий Лысенко — казак  и рок-музыкант, Москва, декабрь 2014 года

Валерий Лысенко — казак и рок-музыкант, Москва, декабрь 2014 года

«Сегодня конфликта между Налимовым и Мироновым нет, — заявил Беличенко. — Они оба государевы люди — государственные советники первого класса. Решение о назначении нового главы ЦКВ принималось на Совете при президенте по делам казачества под председательством полномочного представителя президента РФ в ЦФО Александра Беглова. Прежний атаман был чем-то неугоден, и власти решили его сменить на Ивана Миронова, до этого три года возглавлявшего Всеволжское казачье войско. Миронов начинал службу еще в подразделениях КГБ СССР. Сегодня — генерал-лейтенант запаса ФСБ, десятки лет посвятивший борьбе с терроризмом. В любой момент его могут призвать из резерва и направить на действующую профильную должность». На сайте ЦКВ упоминается, что после службы в различных подразделениях КГБ СССР и ФСБ России генерал-лейтенант запаса Иван Миронов занимал должность вице-президента — директора по безопасности ООО «Группа АвтоВАЗ», в 2007 году был назначен заместителем председателя правительства — руководителем Департамента по вопросам безопасности Самарской области.

Казачьи деньги

Служба Отечеству приносит неплохой доход. Так, сумма контракта на охрану московских судов, действующего с 1 января до 31 марта 2016 года составляет, по данным ЦКВ, 14 654 846 руб. По некоторым сведениям, этот контракт ЦКВ получило без проведения открытого конкурса.

Из бюджета Краснодарского края на развитие кубанского казачества с 2014 по 2016 год направят в общей сложности более 3,1 млрд рублей.

«В итоге могут возникнуть структуры, похожие на «черные сотни» или штурмовые отряды, готовые участвовать в разгонах и погромах»

Сайт «Открытая Россия» утверждает, что, по данным Минюста, в разных регионах России зарегистрировано 2560 казачьих обществ, и приводит примеры финансирования подобных организаций государством: администрация города Кизляр предлагала 1,1 млн руб. за организацию трехдневного семинара по повышению квалификации атаманов казачьих обществ и казачьего актива. В Якутии в рамках программы «Гармонизация межэтнических отношений на 2012–2016 годы» было выделено 200 тыс. руб. на пошив 71 комплекта казачьей формы для общества «Якутский казачий полк». В городе Каменск-Шахтинск Ростовской области из местного бюджета выделено более 50 тыс. руб. на проездные билеты местным казакам-дружинникам. За счет регионального бюджета в Ямало-Ненецком АО для членов Сибирского войскового казачьего общества приобрели 20 комплектов одежды за 482 тыс. руб. и 20 пар сапог за 136 тыс. руб. В Северной Осетии казачье общество получило контракт на охрану муниципальных учреждений почти на 10 млн руб. Согласно системе мониторинга расходов госбюджета Российской Федерации, не бедствуют и организованные казаками ЧОПы. Так, ООО «Частная охранная организация Кубанского войскового казачьего общества «Пластуны» получило аж 60 контрактов на общую сумму более чем 155 млн руб., ООО ЧОП «Казачий Спас» заключил 136 договоров более чем на 118,5 млн руб., а челябинское городское казачье общество станица «Ново-Георгиевская» — 8 подрядов более чем на 44,3 млн руб.

Призрак нагайки

Экс-депутат Госдумы РФ Геннадий Гудков уверен, что у власти, подкармливающей самозванных казаков, имеется и политический интерес. «Я знаю, кем казаки были до революции 1917 года, — говорит Гудков NT. — Они, имея особые обязательства перед государством, оставили о себе недобрую память кровавыми разгонами мирных демонстраций и стачек. Во время таких силовых акций казаки проявляли большую жестокость». Гудков считает, что новое казачество в обозримом будущем может сыграть ту же роль: «Сегодняшняя ситуация — это хороший пример поддержки властью полусиловых структур, объявивших себя столпами режима и готовых бороться за него даже на грани или за гранью правового поля. За это они получают выгодные контракты и материальную поддержку, продавая свою лояльность. Могу назвать эту деятельность власти, раздающей привилегии тем, кто ее поддерживает, политической коррупцией. В итоге могут возникнуть структуры, похожие на «черные сотни» или штурмовые отряды, готовые участвовать в разгонах и погромах. Стоит вспомнить, что именно казаки избили нагайками на Олимпиаде в Сочи участниц Pussy Riot. Могу предположить, что вскоре казаки поддержат призыв кадыровцев «мочить» оппозицию».

KMO_132757_00013_2h.psd

Фото: Георгий Александров, Геннадий Гуляев/Коммерсантъ



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.