Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

У "Газпрома", похоже, наступают проблемы

13.08.2007 | Милов Владимир | № 27 от 13 августа 2007 года

Дефицит бюджета компании в этом году вырастет до $18,6 млрд, или 20,7% от запланированной выручки, а долги составят $50 млрд

Стало общим местом говорить, что «Газпром» — это наше все. «Что выгодно для «Газпрома», то выгодно для России» — это перефразирование американской банальности, произнесенной однажды по поводу североамериканского гиганта General Electric, прочно вошло в психологию сограждан. Между тем у «нашего всего», похоже, наступают проблемы: дефицит бюджета «Газпрома» в этом году вырастет до $18,6 млрд, или 20,7% от запланированной выручки, а долги составят $50 млрд.

Президент Института энергетической политики
Владимир Милов

Казалось бы, чего переживать: капитализация компании сейчас составляет $270 млрд. Три года назад она была в пять раз меньше — $50 млрд. Главные причины роста — высокие цены на газ на европейских рынках, избыток средств на российском фондовом рынке и — применительно к «Газпрому» — «низкий профиль по политическим рискам», как любят говорить аналитики. В переводе на общедоступный язык это означает, что инвесторы уверены: главу компании не посадят в тюрьму, скажем, по обвинениям в неуплате налогов. Между тем капитализация — понятие весьма условное. Оно отражает лишь текущие настроения инвесторов и вычисляется путем простого арифметического действия: умножением текущих котировок акций компании на бирже на объем акционерного капитала. Эти котировки могут значительно меняться под влиянием настроений инвесторов — например, в мае прошлого года одна акция «Газпрома» стоила на ММВБ дороже 350 рублей, а сейчас — всего 290 рублей.

Потому, чтобы понимать реальное положение дел с той или иной компанией, и «Газпром» не исключение, важнее взглянуть на фундаментальные финансовые показатели бизнеса. А вот здесь далеко не все так замечательно.

Благие прогнозы
— обходятся дорого —

«Газпром» — компания с глубоким дефицитом бюджета, поддерживающая себя на плаву только за счет масштабных займов и беспрецедентных налоговых субсидий от государства. Например, в начале 2007 года совет директоров компании утвердил бюджет «Газпрома» на этот год с дефицитом в размере 3,5% от выручки, который покрывался заимствованиями в объеме примерно $3,5 млрд1. Это обычная практика для компании — вопреки распространенным представлениям «Газпром» занимает средства не для финансирования инвестиционных проектов, а только лишь для того, чтобы заткнуть дыру между текущими расходами и доходами.

При этом в расчет плановой выручки была заложена среднегодовая цена экспорта в Европу в $293 за тысячу кубометров. Конечно, сейчас цены на газ в Европе высокие. Однако использование таких повышенных прогнозов цены на газ в бизнесе со столь длинным инвестиционным циклом — крайне неосторожная стратегия, она не учитывает рисков падения цены. Например, в среднем в период 1992 —2005 годов среднеевропейские цены газового импорта составляли всего $115 за тысячу кубометров. Если учесть более консервативный прогноз экспортных цен на газ, то можно утверждать, что бюджет «Газпрома» на самом деле в большом минусе.

Проблемы наступили в мае 2007 года, когда выяснилось, что прогноз экспортных цен оказался завышен2 и среднегодовая цена экспорта газа в Европу в реальности не превысит $250 за тысячу кубометров, то есть будет на $43 ниже той, что закладывалась в бюджет компании. В результате «Газпром» был вынужден пересмотреть свой бюджет и инвестиционную программу, уменьшив запланированную выручку на $11,3 млрд. В итоге дефицит бюджета «Газпрома» в этом году вырастет до $18,6 млрд по текущему рыночному курсу, или 20,7% от запланированной выручки.

— Финансовый шопинг —

Что в такой ситуации должна была бы сделать компания? Естественно — сократить расходы. Ничуть не бывало: компания не только не сократила, а, наоборот, увеличила совокупные расходы на $3,7 млрд. Основной статьей увеличения стали финансовые инвестиции в покупку акций новых компаний (доли в «Сахалине-2», «Белтрансгазе», «Мосэнерго»), которые выросли с первоначально запланированных $6,5 млрд до умопомрачительных $17,1 млрд.

Одновременно «Газпром» решил сэкономить на инвестициях в развитие главного профильного бизнеса компании — газодобычи. В утвержденной советом директоров «Газпрома» в январе 2007 года инвестиционной программе компании на 2007 год лишь менее $1 млрд было выделено на разработку газовых месторождений полуострова Ямал (Бованенковского и Харасавэйского), еще около $1 млрд — на разработку Штокмановского и Приразломного месторождений. В ходе майского секвестра бюджета производственные инвестиции были сокращены на $1,6 млрд (пострадал прежде всего ряд проектов в газодобыче) — зато «Газпром» сможет купить активов еще более чем на $17 млрд.

Ценой «финансового шопинга» «Газпрома» станет отложенная разработка новых газовых месторождений и усугубление кризиса в газодобыче.

При этом финансирование растущих экспансионистских аппетитов предполагается осуществлять за счет дальнейшего наращивания долга. По данным опубликованной в прошлом месяце финансовой отчетности «Газпрома» по международным стандартам за 2006 год, долг компании на конец прошлого года составил $39,7 млрд, увеличившись за последние годы поистине космическими темпами (в конце 2000 года долг составлял всего $13,5 млрд, то есть за годы пребывания в кресле главы компании г-на Миллера вырос практически втрое!). А с учетом последних изменений в бюджете долг «Газпрома» должен вырасти до $50 млрд и составит 56% плановой выручки на этот год.

Для сравнения, отношение долга к выручке у таких компаний, как ExxonMobil, Shell или BP, составляет всего лишь 2%, 5% и 11% соответственно. Вообще, конечно, трудно представить себе, как нефтегазовая компания умудряется при таких ценах на энергоресурсы наращивать долг столь фантастическими темпами. Однако это неудивительно, если взглянуть на стремительный рост операционных расходов компании: с $14,5 млрд в 2000 году до $50 млрд в 2006-м. При таких темпах роста издержек никаких денег не хватит.

Занятие денег для прикрытия собственной бесхозяйственности превратилось в фирменный стиль «Газпрома». В свое время по этому поводу замечательно высказался Герман Греф, делясь впечатлениями о сложившейся бизнес-практике «Газпрома» времен бурных 90-х: «У них была только квартальная смета расходов, а бизнес-плана не было. Я спрашивал: как быть, если доходов не хватит? Мне отвечали: мы вексельнем». С тех пор квартальную смету расходов сменила годовая, но в целом мало что изменилось.

— Недостача в кармане граждан —

При этом корпорация получает огромные налоговые субсидии от государства, платя смешные для нефтегазовой компании налоги. Если помните, в 2004 году, после шумной предвыборной кампании, где муссировался вопрос нефтегазовой ренты, в России были серьезно повышены налоги на экспорт нефти. А на экспорт газа — нет. В этом году президент Путин весьма жестко отказал министру Кудрину в повышении налогов для «Газпрома». В результате, по данным отчетности, сделанной по мировым стандартам за 2006 год, «Газпром» заплатил налогами $29,4 с тонны добытого нефтяного эквивалента. А, например, нефтяная компания «ЛУКОЙЛ» — $229,8.

При этом «Газпром» крутит по НТВ рекламные ролики со слоганом «Миллиард рублей в бюджет страны каждый день!», тогда как компания, добывающая в пять раз меньше нефти и газа («ЛУКОЙЛ»), платит 1,8 млрд рублей в бюджет страны каждый день, то есть почти вдвое больше, чем «Газпром». Такова изнанка внешнего газпромовского «благополучия». Сегодня компании охотно дают в долг. Но в случае если мировые цены на нефть опустятся до уровня хотя бы $40 — 45 за баррель, да еще и налоги на добычу и экспорт газа вырастут до приличного уровня, компанию ждет технический дефолт — «Газпром» не сможет расплатиться по своим долгам.

И дырки в портфеле
— монополии —

Стандартный трюк аналитиков инвестиционных компаний, торгующих акциями «Газпрома», сводится к тому, что долги «Газпрома» — якобы не критическая проблема, поскольку у компании большие активы, которые с лихвой перекрывают долг. Это правда. Только активы эти в основном не монетизируемы, то есть их невозможно быстро конвертировать в живые деньги. Большинство активов компании — это крупные месторождения, магистральные газопроводы, которые в случае дефолта компания не сможет продать (или, точнее, ей этого сделать не дадут). Будущая выручка по долгосрочным экспортным контрактам практически вся заложена в обеспечение кредитов. Единственное, с чем можно легко расстаться, — акции негазовых компаний (нефтяных, электроэнергетических, нефтегазохимических), которые «Газпром» накупил в последние годы в рамках построения «глобальной энергетической компании». Однако тогда с химерой «глобальной энергетической компании» придется попрощаться, признав, что у «Газпрома» даже при нынешних сверхвысоких ценах на газ попросту не хватает средств для потребностей основного, газового бизнеса.

Никакую компанию, а уж тем более «глобальную», нельзя строить на гнилом фундаменте: экспансия «Газпрома» на мировые рынки — вещь хорошая. Одна беда: в портфеле крупнейшей российской монополии сплошные дырки — расстроенные финансовые и производственные дела. Если на них и дальше не обращать внимания, то банкротство крупнейшей российской компании может оказаться не чьим-то больным воображением — жестокой реальностью.

В 2006 году, согласно отчетности по международным стандартам, «Газпром»:

  • добыл 508 млн тонн нефтяного эквивалента (нефть + газ)
  • заплатил налогов на $15 млрд

«ЛУКОЙЛ» в том же 2006 году:

  • добыл 106 млн тонн нефтяного эквивалента
  • заплатил налогов на $24,6 млрд (то есть на $10 млрд больше, добывая в 5 раз меньше углеводородов)

__________

1 Все цифры по текущему рыночному курсу.
2 Падение цен на газ — следствие падения мировых цен на нефть во втором полугодии 2006 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.