Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Казнь без приговора

23.11.2009 | №42 от 23.11.09

Как умирал в Бутырской тюрьме Сергей Магнитский

137-19-03.jpg
Сергей Магнитский 08.04.1972 — 16.11.2009
фото предоставлено Firestone Duncan
В прошлую пятницу, 20 ноября, на Преображенском кладбище Москвы был похоронен юрист инвестиционного фонда Hermitage Capital Management, отец двоих детей, 37-летний Сергей Магнитский. Он умер в СИЗО «Бутырская тюрьма» 16 ноября, после 12 месяцев предварительного следствия по делу о налоговых махинациях. Его не судили, не приговорили, но его адвокат назвал то, что произошло с его подзащитным, «смертной казнью».
От Магнитского следствие ждало «правильных» показаний — прежде всего на руководство фонда. За полтора года до этого, 5 июня 2008 года, еще на воле он уже дал «неправильные» — о том, как при посредничестве сотрудников ГУВД г. Москвы у фонда Hermitage Capital Management были похищены три дочерние компании, украдены печать и учредительные документы, а потом чудесным образом истребованы из федерального бюджета и оприходованы частными лицами налоги, заплаченные этими компаниями, на сумму $230 млн. Вот после этого, при содействии все тех же сотрудников МВД, Магнитский и оказался в качестве обвиняемого в тюрьме: очевидно, он слишком много знал. Скончался он, как было сначала заявлено в Бутырке его адвокатам, от разрыва поджелудочной железы — говорят, страшнее этой боли нет ничего. Официальная причина смерти, согласно судебно-медицинской экспертизе, проведенной в морге № 11 г. Моск­вы под контролем следователей, — «острая сердечная недостаточность». В проведении повторной независимой судебно-медицинской экспертизы его матери было отказано. Как приводили высшую меру в исполнение — о том в записках Сергея Магнитского из СИЗО «Матросская Тишина» и Бутырской тюрьмы, а также в жалобах его адвокатов и ответах на них следователей и служителей Федеральной системы исполнения наказаний (ФСИН)


За три месяца до смерти

137-16-01.jpg

В Вашем учреждении содержится обвиняемый Магнитский С. Л., в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Уголовное дело находится в ведении Следственного комитета МВД РФ, расследованием руководит следователь Сильченко О. Ф.
01.07.2009 г. Магнитскому Сергею Леонидовичу, содержащемуся на тот период в ФБУ СИЗО-1 ФСИН России, было проведено ульт­развуковое исследование органов брюшной полости на предмет выявления заболевания органов пищеварительной системы. Адвокатами был сделан запрос о предоставлении результатов указанного исследования.
14.07.2009 г. из ФБУ СИЗО-1 ФСИН России получен ответ, согласно которому по результатам проведенного УЗИ был диагностирован калькулезный холецистит. При обследовании врачом Магнитскому С.Л. было назначено контрольное ультразвуковое обследование через месяц, а также плановое оперативное лечение.
В соответствии с указанными рекомендациями врача в начале августа необходимо было провести контрольное УЗИ брюшной полости Магнитскому С. Л.
Магнитский С. Л. находится в настоящее время в ФБУ ИЗ-77/2 ФСИН России по г. Москве, и по имеющимся у защиты сведениям до настоящего времени вышеуказанные предписания врача в отношении Магнитского С. Л. не исполнены.
Статья 41 Конституции РФ гарантирует каждому право на охрану здоровья и медицинскую помощь.
Согласно ст. 15 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых. Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.
Таким образом, на администрацию следственного изолятора возложена обязанность по обеспечению обвиняемым установленных конституционных гарантий, в том числе по предоставлению медицинской помощи.
В соответствии со ст. 24 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» защитник обвиняемого вправе запрашивать медицинские документы о состоянии здоровья подозреваемого.
На основании изложенного просим:
обеспечить проведение контрольного ульт­развукового исследования (УЗИ) брюшной полости обвиняемому Магнитскому Сергею Леонидовичу, 1972 г. р., находящемуся под стражей по уголовному делу № 153123.
Сообщить адвокатам (защитникам) Магнитского С.Л. по вышеуказанному адресу о результатах проведенного исследования и представить копии ультразвукового исследования, а также сообщить о назначенном ему лечении.

137-17-01.jpg
137-17-02.jpg
За два месяца до смерти

137-17-03.jpg
Жалоба
10 сентября 2009 года примерно в 11:30 меня вывели из камеры №35, где я находился якобы для отправления на выезд из СИЗО (куда: к следователю или в суд — я не узнал, так как мне об этом не сказали, хотя я неоднократно об этом просил сотрудников СИЗО).
Вместо того, чтобы доставить меня в суд или к следователю, меня продержали в камере сборного отделения примерно до 19:30. В указанное время мне не предоставлялось горячее питание, я был лишен доступа к питьевой воде (пить некипяченую воду из крана, который имеется в камере сборного отделения, невозможно), возможности нормально пользоваться туалетом (напольная чаша в камере сборного отделения никак не отгорожена от остального помещения и туалетом пришлось бы пользоваться на виду у всех). Я неоднократно, начиная примерно с 16:00 просил сотрудников СИЗО предоставить мне и другим содержавшимся в камере сборного отделения лицам питание или развести нас обратно по камерам, но каждый раз, даже после 18:00, когда уже было очевидно, что никуда нас в этот день не повезут, я слышал в ответ на мои просьбы лишь: «Подождите».
В результате того, что меня целый день продержали без питания и горячего питья, а также вследствие вызванного этим стресса у меня обострились боли в поджелудочной железе и появились боли в сердце, которые стихли только к полуночи 11 сентября. Кроме того, 10 сентября меня не вывели в душ, как других лиц, содержавшихся со мной в одной камере, в результате я остаюсь без санитарной обработки в течение уже более недели.<...>

  137-18-01.jpg

За семь недель до смерти

137-18-02.jpg

Во время моего пребывания в «Матросской Тишине»,* * Далее у автора — МТ. примерно в июне 2009 года у меня ухудшилось состояние здоровья. Проведенным в конце июня — начале июля 2009 года медицинским обследованием у меня были выявлены камни в желчном пузыре и воспаление поджелудочной железы, поставлен диагноз о наличии у меня заболевания «калькулезный холецистит», назначено повторное медицинское обследование на первые числа августа 2009 года и плановое оперативное лечение. До заключения меня под стражу у меня не было этих заболеваний или их симптомов. Врачами МТ мне оказывалась медицинская помощь, ежедневно выдавались необходимые лекарства и давались консультации по поводу получения других лекарств, которых в медицинской части МТ не было и которые я мог получать от родственников.
По прибытии в БТ (Бутырская тюрьма. — The New Times) я сразу же, 26 июля 2009 года, обратился к администрации с письменным заявлением о приеме меня врачом, так как в день поступления в БТ врач меня не осматривал, хотя это является обязательным в соответствии с Правилами внутреннего распорядка, которыми регулируется деятельность следственных изоляторов.
Ни в тот день, ни в последующие врач меня не принял. 09/08/09 я обратился с заявлением о приеме меня начальником тюрьмы, указывая, что моему здоровью угрожает опасность. На это заявление я не получил никакого ответа.<...>
24/08/09 боли у меня обострились настолько, что я не мог даже лежать. Тогда мой сокамерник начал стучать в дверь, требуя, чтобы меня вывели к врачу. Это было примерно в 16:00. Надзиратель обещал пригласить врача, но его все не было, несмотря на неоднократные повторные требования моего сокамерника. К врачу меня отвели только через 5 часов.
Я сообщил врачу об имеющемся у меня заболевании, пожаловался на то, что за целый месяц пребывания в БТ меня ни разу не осмотрел врач. Врач была очень недовольна, она листала мою медицинскую карту и говорила: «Какое вам нужно обследование, какое лечение? Вот, смотрите, тут написано, что вас уже лечили. Что же вас каждый месяц лечить?»
<...>
В следующий раз я увидел его (начальника медицинской части. — The New Times) 04/09/09, когда он принес мне лекарства, переданные моими родственниками. Он сказал, что написал рапорт о переводе меня на МТ для проведения медицинского обследования, которое мне было назначено, и если вопрос решится положительно, меня туда перевезут, но не раньше, чем через 3 недели. Я спросил, нельзя ли меня вывезти туда на 1 день, ведь обследование занимает всего несколько минут (УЗИ). Он ответил, что это невозможно из-за проблем с транспортом и конвоем. Впрочем, когда возникает необходимость доставить меня в суд для продления срока содержания под стражей, такая проб­лема обычно не возникает.<...>

137-19-01.jpg

За время пребывания в БТ меня четыре раза вывозили в суд для участия в судебных заседаниях, и каждый такой выезд сопровождался тем, что я подвергался жестокому обращению, граничащему с применением пытки. <…>
Из камер выводят в 7:00–7:30, то есть до завтрака. Затем держат в камерах сборного отделения тюрьмы до 9:00–10:00, после чего отправляют в суд. Для перевозки заключенных используют машины с отделениями примерно 3,2 м длиной, 1,2 м шириной и около 1,5 м высотой. В такое отделение, которое, как говорят конвоиры, рассчитано для перевозки 15 человек, помещают до 17–18 человек, так что некоторым приходится ехать стоя, сог­нувшись в неудобной позе. Путь от тюрьмы до суда занимает обычно около часа, но в один из дней мне пришлось провести в такой машине 1 час утром и около 4,5 часа вечером, потому что машина из суда отправилась не прямо в тюрьму, а заезжала еще в другие суды, чтобы забрать оттуда заключенных.
В дни, когда заключенных вывозят в суд, им выдаются сухие пайки, однако пользоваться ими невозможно, так как в суде заключенным не выдают кипяток, необходимый для заваривания сухих супов и каш, включенных в паек. Конвоиры суда ссылаются на то, что у них нет чайника, однако я видел чайник в конвоирном помещении суда. <...>
Поскольку заключенные попадают в свои камеры после суда только ночью, они, конечно, не получают в этот день и горячий ужин. В результате получается, что время, которое проходит между приемами горячей пищи, может составлять 38 часов (с 18:00 предыдущего суду дня, когда заключенный получает ужин, до 8:00 следующего дня, когда выдают завтрак). <...>
14/09/09 во время судебного заседания я указал на это судье Криворучко и просил предоставить мне возможность получить горячую пищу до начала судебного заседания, но судья мне в этом отказал, сославшись на то, что это не является обязанностью суда. <...>

137-19-02.jpg

Горячая вода
<…> Отсутствие горячей водопроводной воды и невыдачу воды для стирки и кипятка для питья я вновь пытался обсудить с представителями администрации БТ во время обхода ими камер 31/08/09. Ответом на это было: «Мы вам ничего не обязаны. Вас один раз в неделю водят в душ и этого достаточно. Вообще, подача горячей воды в камеры является нарушением, если вам нужна горячая вода, то вон у вас есть сейчас чайник, пользуйтесь им». <...>

Оборудование камер
<...> В камере №267 из напольной чаши так сильно хлестала вода, что после пользования туалетом приходилось мыть ноги, но во всяком случае туалет был отгорожен от остального помещения камеры кирпичной перегородкой высотой 1,5–1,7 м. В других камерах такой перегородки не было.<...>
Для того, чтобы из туалета не воняло, мы однажды сделали пробку из пластикового стаканчика с кашей и заткнули им дырку. Наутро оказалось, что в стакане прогрызена дырка величиной с яблоко средних размеров, а каша из стакана съедена крысами, которые, как видно, свободно бегают по канализации. Удивительно, что они не выползают из нее в камеру, но я видел этих крыс неоднократно бегающими по коридору, и по ночам часто слышен их писк.
Расстояние между туалетом и всеми кроватями заключенных в камерах №59 и №61 составляет не более 1 метра. В других камерах некоторые кровати стояли дальше.<...>
В камере №35 в оконных рамах не было стекол. 09/09/09 мы подали жалобу об этом, но ответа не получили. В камере №61 не было даже оконных рам. 11/09/09 я подал заявление, в котором просил установить рамы со стеклами. Из-за холода в камере приходилось спать в одежде, укрываясь одеялом и курткой, но рамы не вставляли.<...>

Санитарная обработка
<...>
26/07/09 я обратился с заявлением о предоставлении мне возможности воспользоваться душем, но никакого ответа на него не получил. В душ я попал только в следующий вторник (в душ выводят 1 раз в неделю по графику, которым было предусмотрено, что камеру №267 выводят в душ именно по вторникам).
На вторник 18/08/09 у меня было назначено судебное заседание, и утром 17/08/09, зная, что на следующий день в душ я не попаду, я попросил отвести меня в душ в этот день, то есть 17/08/09. На это мне ответили: «Душ у нас только по графику. Считай, что тебе не повезло. Жди следующей недели».<...>

137-20-01.jpg
<...>
...Мои письма доходят адресатам со значительными задержками, а то и вовсе теряются. Доставляемые мне письма также значительно задерживаются.<...> Такое ограничение возможности общаться с членами моей семьи хотя бы по переписке переносится мною особенно тяжело, особенно с учетом того, что за 10 месяцев, пока я содержусь под стражей, следователь не разрешил мне ни одного свидания с женой, мамой и другими родственниками, хотя я неоднократно обращался с ходатайствами о предоставлении таких свиданий.<...>

137-20-02.jpg
<...>
...В библиотеке БТ отсутствует нормативная литература (нет даже текста Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса), а получить такие книги от родственников администрация не разрешает. Это, впрочем, как я понимаю, проблема большинства следственных изоляторов в России: в свое время администрация Пятого изолятора отказала моей жене в возможности передать мне текст Конституции. <...>

137-20-03.jpg
За время пребывания в БТ я подал множество заявлений, адресованных администрации БТ. Большинство из этих заявлений были просто проигнорированы и остались без ответа.<...>
Ниже приводится список заявлений, жалоб (он существенно нами сокращен. — The New Times), на которые я не получил ответа, получил отказ в их удовлетворении или которые были удовлетворены лишь частично или со значительными задержками...
О предоставлении возможности воспользоваться душем: 26/07/09, 17/08/09, 11/09/09.
Примечание: жалоба от 17/08/09 была удов­летворена 19/08/09, остальные заявления и жалобы, в том числе указанные ниже, остались без ответа или не были удовлетворены, если не оговорено иное.
О выдаче со склада кипятильника: 26/07/09, 30/07/09.
Примечание: получил кипятильник только 31/07/09.
О выдаче со склада книг и других личных вещей: 04/08/09, 02/09/09, 18/09/09.
О приеме меня врачом и начальником БТ по вопросам, связанным с моим лечением: 26/07/09, 09/08/09, 11/08/09, 25/08/09.
О разрешении получить от родственников лекарства: 14/08/09.
Примечание: ответа на это заявление не получил. Лекарства получил 04/09/09. <...>

137-20-04.jpg

За 40 дней до смерти

137-20-05.jpg

16 ноября 2009 года в 9 часов вечера Сергей Магнитский скончался в следственном изоляторе «Бутырская тюрьма». В те же дни Конституционный суд РФ продлил мораторий на применение высшей меры наказания в России.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.