Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Наследство Росселя

23.11.2009 | Тульский Михаил, президент центра "Политическая аналитика"" | №42 от 23.11.09

На Эдуарде Росселе заканчивается эпоха избираемых губернаторов

137-29-01.jpg
Эдуарду Росселю пришлось освободить кресло для Александра Мишарина
В КОЛЛАЖЕ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ФОТО:PHOTOEXPRESS.RU, РИА НОВОСТИ/STF
Конец «эпохи тяжеловесов». 23 ноября в Екатеринбурге будет приведен к присяге новый губернатор — Александр Мишарин. Его предшественник Эдуард Россель, возглавлявший область почти 18 лет, судя по всему, станет очередным членом Совета Федерации. С уходом Росселя, который был знаковой фигурой 90-х годов, заканчивается целая эпоха в российской политике: эпоха губернаторов, которых избирали, а не назначали, политиков, которые обладали в своих регионах властью большей, чем федеральные президенты и премьер-министры. Как это было и что теперь будет — выяснял The New Times

«Этот товарищ, он, так сказать, «уралмашевский» лидер, он вор, бандит. Я приглашаю его к себе, говорю: садись, вор, расскажи, как ты живешь, туда-сюда. Даю поручение, и он его выполняет: давать деньги на капитальное строительство в Свердловской области. Второго приглашаю. Симпатичный человек, умный. Ведет бизнес нормальный…» — так в 1998 году свердловский губернатор Эдуард Россель рассказывал на пресс-конференции о своих связях в криминальном мире. Присутствовавший на пресс-конференции журналист попытался задать уточняющий вопрос, но его сразу осадили: «Подумайте о своей судьбе, вам же здесь жить». Через несколько дней репортер получил ножевое ранение.

Новый рулевой

Теперь выстраивать отношения с крутыми людьми области будет уже новый губернатор. Александр Мишарин — уроженец Екатеринбурга и выходец из «команды Росселя». К 1996 году он дослужился до главного инженера Свердловской железной дороги, а в 1998 году Россель рекомендовал Мишарина на должность замминистра путей сообщения. Друживший с губернатором Николай Аксененко кандидатуру своего нового зама утвердил. После отставки Аксененко в 2002 году поста лишился и Мишарин, но Россель тут же поспособствовал его назначению начальником Свердловской железной дороги. В Минтранс будущий губернатор вернулся — после того как ведомство возглавил Игорь Левитин — и настолько сблизился с новым боссом, что фактически стал его правой рукой. Сумел он подружиться и с главой РЖД Владимиром Якуниным, который, скорее всего, и выдвинул Мишарина на пост свердловского губернатора. Во всяком случае разговоры о губернаторских амбициях Мишарина начались после того, как он вместе с Якуниным приехал в апреле 2008 года в Екатеринбург и провел трехстороннюю встречу с тогдашним уральским полпредом Петром Латышевым. Работая в Москве, Мишарин о родном Екатеринбурге не забывал, развивая через родственников свой бизнес в Свердловской области. Например, в поселке Восточный открыл новый фанерный комбинат, владельцами которого стали его дочь и двоюродный брат. Проблем с местными властями у бизнесмена Мишарина не возникало, из чего можно сделать вывод о его вполне ровных отношениях с Эдуардом Росселем, который теперь, судя по всему, будет представлять регион в Совете Федерации.

Хорошие знакомства

Путь Росселя к вершинам власти начался со знакомства с Борисом Ельциным. Тогда, в 1977 году, Россель только что стал начальником комбината «Тагилтяжстрой», а Ельцин — главой свердловского обкома КПСС. В конце 1977 года Ельцин попросил Росселя пустить строящийся прокатный стан не 25 декабря, как было запланировано, а 18 декабря — накануне дня рождения Леонида Брежнева. Россель выполнил просьбу Ельцина. И когда в апреле 1990 года предстояли выборы председателя облисполкома, Ельцин и его сторонники выдвинули на этот пост сразу двух кандидатов. Геннадия Бурбулиса и начальника территориально-строительного объединения «Главсредуралстрой» Эдуарда Росселя. Если вспомнить те дни, когда Ельцин еще был в опале и чуть ли не безработным, то нетрудно понять, почему свердловские депутаты из двух ельцинистов выбрали более «умеренного» и «хозяйственного», то есть Росселя.

На новом посту Россель показал удивительную способность «не выпускать из рук добычу»: он добился от Ельцина принятия специального постановления, разрешавшего «в порядке эксперимента» совмещать должности глав облсовета и облисполкома. Когда после августа 1991 года Ельцин добился права назначать губернаторов, одним из первых он 18 октября 1991 года назначил свердловским губернатором Росселя. Вскоре случился и первый хозяйственно-экономический скандал: местные демократы, не сильно любившие Росселя, поставили в вину губернатору ряд непрозрачных бартерных сделок. Такие критические выпады, инспирированные, по мнению Росселя, московскими недоброжелателями, и привели губернатора к мысли о необходимости увеличения своих полномочий и уменьшения влияния центра на свердловские дела.

Мягкий сепаратист

Тогда в федеральном законодательстве было закреплено, что главы республик избираются населением, а главы краев и областей назначаются президентом. В связи с этим у Росселя и возникла идея «преобразования» Свердловской области в Уральскую Республику. Правда, он тут же подчеркнул, что «нам не нужен суверенитет, но очень нужны экономическая и законодательная самостоятельность». Россель совместил референдум об Уральской Республике с референдумом о доверии Ельцину, и жители области, дружно проголосовав за земляка, столь же единодушно сказали «да» образованию Уральской Республики: «за» проголосовали 83,4% при явке 67%.
«Руководствуясь волей народа», Россель провел 1 июля 1993 года через облсовет «решение о провозглашении Уральской Республики и начале работ над ее Конституцией», что не вызвало восторгов не только в Кремле, но и в рядах антиельцинской оппозиции. Прохановская газета «День» вышла с шапкой «Верховный совет, арестуй Росселя!» Ельцина стали обвинять в «потворстве другу-сепаратисту». Но последний не унимался: 14 сентября 1993 года в Екатеринбурге состоялся семинар «Уральская Республика и целостность российского государства», по итогам которого главы Свердловской, Пермской, Челябинской, Оренбургской, Курганской областей подписали заявление о разработке экономической модели «Большой Уральской Республики». Заседания ассоциации «Большой Урал» с участием Росселя и главы Министерства национальностей Сергея Шахрая проводились и в Тюмени. Летом 1993 года близкий друг и соратник Росселя Антон Баков стал одним из организаторов «Съезда народа манси», который объявил о необходимости создания «Мансийской Республики». В Челябинской области стали поговаривать о создании Южно-Уральской Республики. Россель всерьез пытался объединить все уральские регионы и даже замахнулся на тюменские неф­тегазовые округа.
Ельцину предстояло сделать трудный выбор: если бы он выступил против Росселя, то оттолкнул бы от себя уральских губернаторов, а в случае поддержки президент приобретал имидж «покровителя сепаратистов, развалившего СССР и теперь разваливающего Россию».
Ситуация изменилась после конституционного кризиса 1993 года, который завершился расстрелом парламента. Россель еще продолжал гнуть свою линию: 27 октября Свердловским облсоветом принята, 30 октября опубликована «Конституция Уральской Республики», а 5 ноября свердловский губернатор даже заявил, что «Ельцин поддерживает Уральскую Республику». По предложению Росселя на 12 декабря одновременно с референдумом по Конституции РФ был назначен референдум по Конституции Уральской Республики. Но уже на следующий день Ельцин издал указ о роспуске Свердловского облсовета, а еще через день — об отставке Росселя.

Криминальный душок

После этого Россель заявил о создании объединения «Преображение Урала», которое на выборах в Госдуму 1995 года заняло первое место в Свердловской области с 12,1%, а «Наш дом Россия» набрал на родине Ельцина столько же, сколько КПРФ (по 8,3%). Сам Россель сумел доказать свою состоятельность еще на выборах в Совет Федерации 1993 года, набрав 62%. Победил Россель и на выборах депутатов облдумы, в апреле 1994 года вновь став ее председателем. Его победа на губернаторских выборах в августе 1995 года была предрешена: во втором туре он набрал 60% против 32% у назначенного Ельциным губернатора и члена НДР Алексея Страхова.
Возвращение Росселя во власть члены «уралмашевской» группировки отмечали чуть ли не неделю. В Ереване в честь нового губернатора была заказана партия коньяка с этикеткой «Эргартыч». Всем «уралмашевцам» было приказано напиться за здоровье Росселя: «Мы слишком много денег в него вложили, чтобы пропустить такое событие». На следующий год губернатор вручил лидеру «Уралмаша» Александру Хабарову благодарность и именные золотые часы «за активное участие в президентской кампании Ельцина».

Хорошая компания

Вновь став губернатором, Россель вступил в жесткий конфликт с мэром Екатеринбурга Аркадием Чернецким. Когда зародилось лужковское «Отечество», Чернецкий быстрее губернатора успел войти в новую партию власти, Росселю же только оставалось с грустью сказать, что «Лужков меня предал». Услышав, что Россель недоволен Лужковым, к губернатору в ночь с 18 на 19 августа 1999 года заехал Борис Березовский, предложивший войти в новый кремлевский проект — «Единство». Проект Березовского казался совсем провальным по сравнению с набиравшим очки блоком Лужкова, Примакова и кучи популярных губернаторов, поэтому Россель стал отнекиваться. Но Березовский сказал, что думать тут нечего: или соглашайся, или… в Москве уголовное дело на тебя лежит. Кстати, из девяти губернаторов, основавших в начале октября 1999 года «Единство», шесть в итоге прошли через обыски, аресты или уголовные дела. Входивший тогда в «Отечество» политолог Вячеслав Никонов так и говорил: в «Единство» собрали губернаторов, которые ходят «под статьей». Хорошие отношения с Березовским у Росселя сохранились и после падения некогда всесильного олигарха. Уже в 2004 году «кандидат Березовского» в президенты Иван Рыбкин предлагал сделать премьер-министром России именно Росселя.

Первый пошел...

Нынешнему падению Росселя, на котором, как теперь говорят, Кремль обкатал схему, по которой вскоре будет снимать Юрия Лужкова, поспособствовало и падение популярности губернатора. Если в 1999 году во втором туре он набрал 63%, в 2003 году — 55,7%, то в опросе, проведенном фондом «Общественное мнение» в марте 2009 года, только 34% положительно оценили его работу. Впрочем, падение рейтинга произошло не только оттого, что Россель всем порядком надоел, но и потому, что экономические результаты его правления оказались объективно довольно скромными. Схожая ситуация и в регионах, контролируемых такими «долгожителями», как Юрий Лужков, Аман Тулеев, Минтимер Шаймиев, Муртаза Рахимов. Вопрос только в том, кто из «тяжеловесов» окажется следующим.

137-31-01.jpg


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.