Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Проекция психо-исторической войны

24.12.2015 | Александрина Елагина | №43 (391) 20.12.15

Что обсуждали патриоты на заседании дискуссионного клуба «Тренд» с писателями Захаром Прилепиным и Сергеем Шаргуновым

"Тренд"

Захар Прилепин и Сергей Шаргунов на заседании «Тренда», 22 декабря 2015 года

Дискуссионый клуб «Тренд» — порождение Института стратегических исследований и прогнозов РУДН (ИСИП). Встречи клуба начались в мае 2015 года. Они проходят во всех крупных городах страны: в ноябре клуб посещал Петербург, а в сентябре и июле — Новосибирск. Организаторы позиционируют «Тренд» как «открытую трибуну», где можно обсудить актуальные проблемы, поучаствовать в полемике с представителями противоположных взглядов и экспертами. Так, например, в качестве гостей в клубе принимают участие Дмитрий Пучков (Goblin), шеф-редактор ИА REGNUM Саркис Цатурян, советник президента РФ Сергей Глазьев, публицист Николай Стариков.

Сам ИСИП близок к движению «Антимайдан» не только благодаря Николаю Старикову, одному из основателей этого движения. Директор ИСИП Георгий Филимонов (доктор политических наук и профессор РУДН) принимает активное участие в проекте «Антимайдан-аналитика», который с момента создания — 4 июня 2015 года — регулярно представляет доклады о технологиях оранжевых революций и госпереворотов, а также «реализации западных сценариев выборов в нашей стране». Подводить итоги года клуб позволил своим постоянным резидентам — писателям Захару Прилепину и Сергею Шаргунову.

Прилепин и «Антивенедиктов»

Директор ИСИП Георгий Филимонов — ведущий дискуссии. Он сразу задает повестку — 38-й выпуск программы Никиты Михалкова «Бесогон-ТВ» сняли с эфира. А Прилепин и  Шаргунов организовали коллективное письмо на имя гендиректора ВГТРК Олега Добродеева. «Что это — проекция психо-исторической войны? — спрашивает у гостей ведущий. — Вскрытие давно назревшего в обществе нарыва? Наличие неких сил, поддерживающих антироссийскую, антирусскую, русофобскую позицию в существующей системе координат?»

Сергей Шаргунов признается — идея письма под названием «Бороться за справедливость — дело каждого» пришла в голову самому Михалкову, а они, конечно, с радостью поддержали. Его подписали более 60 человек, и «даже те, кого сложно заподозрить в ярко артикулируемых политических воззрениях». В числе поддержавших Михалкова режиссеры Федор Бондарчук и Владимир Хотиненко, певица Валерия, продюсеры Игорь Матвиенко и Иосиф Пригожин, журналист Олег Кашин и публицист Егор Холмогоров.

«Как было верно сформулировано в этом письме, Михалков поднял правильный вопрос о двоемыслии, который в свое время подточил советскую систему, — рассказывает Сергей Шаргунов. — Этот вопрос, по большому счету, о русофобских настроениях значительной части элиты, которые перетекают в помпезную риторику. Это ведь и о наших чиновниках, аффилированных с Западом, выводящих туда и деньги, и деток».

Закрытие патриотической передачи – прискорбный прецедент, считает писатель. Он показывает, что в России нет патриотических медиа. Ведь любая попытка «обострить позицию» вызывает страх у тех, кто привык ретушировать и заглаживать острые углы. Захар Прилепин поддерживает своего товарища — эти пугливые СМИ перестали публиковать его тексты, Александра Скляра не зовут по радио поздравлять с наступающим новым годом слушателей. Что уж говорить о самих журналистах, которых выгоняют за поддержку «русского мира», как Андрея Бабицкого с «Радио Свобода». И вообще, верить «квазилиберальному стону» о всеобщем влиянии Дмитрия Киселева не имеет смысла — либералы повсюду. А патриотической работой занимается всего-то десяток человек.

Один из гостей, Сергей Широков, называет себя «антивенедиктовым». Утверждает, что «псевдолиберальные медиа в своей жестко выстроенной и выстраданной пропагандистской повестке чувствует себя вполне вольготно в условиях этой смычки». А вот им, патриотам, никто не даст сделать свою радиостанцию — она же сможет создать конкуренцию «Эху Москвы».
Отец четырех детей спрашивает — так что же делать, как уберечь малюток, в какой социальный институт обратиться, чтобы дети были в правильном информационном пространстве? Совет от Захара Прилепина прост — выключить телевизор, «чтобы хаоса не было в голове». Признается — у него дома ящик есть, но он не работает. Сперва книжки, а потом уже интернет. А потом дети как-нибудь сами разберутся. 

Квази и псевдо

Студент Евгений беспокоится: медиа говорят, что в России может случиться революция. Все так и есть, или это пропагандистские приемчики? Что же делать простым гражданам страны, патриотам государства? Может, в «Антимайдан» вступить от греха подальше? «Молодой человек не в последнюю очередь имел ввиду высказывание Михаила Ходорковского», — аккуратно поправляет юнца ведущий.

Спикеры тоже обеспокоены: ситуация тяжелая.  Прилепин объездил десятки российских городов — своими глазами видел, как «неконтролируемые финансовые организации, связанные напрямую с российским бизнесом, аффилированным с Западом, по-прежнему проводят  масштабную агитационную работу во всех крупнейших городах и вузах». В Иркутске, Екатеринбурге, Томске все для «майдана» уже готово. Видите ли, все эти либеральные ценности уж очень нравятся молодежи. Эта «мощнейшая низовая либеральная пропаганда», утверждает писатель, проходит порой и через управленцев крупного уровня, даже через губернаторов. «Угроза для государства и общества — не только безусые ребята из Twitter, — вторит коллеге Сергей Шаргунов, —  но и люди весьма влиятельные, инкорпорированные в государственную систему. Ходорковский заявил о государственных деятелях, которые представляются ему, с его ходорковской колокольни, благонадежными. Люди из экономического блока правительства».

Конечно, в случившемся виновато государство. Это оно не создало за 20 лет достойную патриотическую повестку. Это оно развратило молодежь через «псевдоквазимолодежные пионерские комсомольские структуры», которые «при первом же сквозняке рассыпались и исчезли раз и навсегда». И, как поэтично говорит Прилепин, тоскливый голос Якеменко-старшего раздается откуда-то из глубин — и все, и нет никого.

Из зала спрашивают — что же делали Прилепин и Шаргунов на митингах либеральных белоленточников, раз они такие коварные? Прилепин признает: был, пил с Навальным. Разочаровался. «Я спросил у Навального: Леша, а если начнется движение в республиках бывшего СССР? Например, на Украине? — рассказывает Прилепин. — Если они выступят за Россию, мы их поддержим? Он сказал нет, потому что это — нарушение всех правовых норм, так быть не должно». Писатель не поверил своим ушам. Переспросил несколько раз. И в тот же день по «Эху Москвы» объявил, что больше не хочет иметь ничего общего с российской интеллигенцией. «Участвуя в оппозиционных сабантуях, я не произнес ни одного прозападного или антироссийского словечка, — утверждает Шаргунов, — я приходил на эти площади и говорил слова против олигархии, против лицемерия».

Потом, как и товарищ Прилепин, разочаровался — все захватила «поганая псевдобуржуазия» — люди, которые, «безусловно, враждебны нашей стране». Ведь они, по мнению писателя, гораздо хуже тех, кто у власти. «Наш основной конфликт с либералами, — рассказывает Захар Прилепин, — состоит в том, что Путин для них слишком Путин, а для нас — недостаточно Путин. Во внешней политике он стал достаточно Путиным, а во внутренней экономике пока нет». Он считает — тот, кто «выдает себя за либеральную общественность в России, обладает сугубо сектанским мышлением, не способным к диалогу».

«Проблема псевдолибералов в их ужасном архаизме, — добавляет Шаргунов. — Это люди, которые на самом деле очень боятся свободы. Воздуха свободы, который может ворваться в их клети и разрушить их ветхие конструкции». При этом оба не отрицают, что ходят выступать на телеканал «Дождь» или «Эхо Москвы». Но разговаривать с либералами совершенно невозможно. «Нас, в отличие от них, выдают истинные западные ценности — толерантность, истинная свобода, — добавляет Прилепин. — Мы можем поднимать самые табуированные темы. Мы можем себе это позволить. Как это делали Пушкин, Гоголь и Достоевский». Прилепин не доверяет тем, кто говорит про «общечеловеческие ценности» — мол, сразу видно любителей Америки, которой он желает нашествия инопланетян. Следующий вопрос из зала — где баланс между отстаиванием своего мнения и предательством? Но спикеры уходят от вопроса.

«Святой» и будущее

Что же делать? Настоящие патриоты, по мнению экспертов, должны не только выжить и сплотиться, но и создавать свои структуры «снизу». Поддерживать такие начинания, как «Антимайдан». Потому что иначе возникает питательная почва для врагов государства. Шаргунов называет эту ситуацию «между хищником и чужим»: где «хищник» – бездушная бюрократия, а «чужой» — человек, который воспринимает государство и народ вчуже. Каждый патриот должен быть на счету, ибо он и есть — золотой запас страны.

Прилепин признается — за российской повесткой он следит мало. Его больше интересует Донбасс: там мужество и стоицизм, и воспроизведение всех ключевых психотипов из русской литературы. И в Краматорск он въедет только на танке, так как там закопано столько политзаключенных без суда и следствия. А как нагло задерживают политактивистов! Захар стремится им помогать.

Смирной из Союза политзаключенных Украины рассказывает, как они проводят «чистки рядов укро-бандеровцев в Москве»: «Люди вышли 9 мая на улицу и не увидели ни одного цветочка на том мосту, где убили Немцова. Потому что ночью группа товарищей зачистила поляну. Вот, один из них присутствует в зале. Саша, где ты?» У Саши позывной «Святой». Он рассказывает, что их задача — ходить на разные мероприятия — митинги, пикеты, шествия — и провоцировать там людей. Последний раз они ходили на Марш Мира. Ведь как же не бороться с этой белоленточной хунтой?

Ученик 11 класса спрашивает, будет ли список побед Владимира Путина — Сирия, Крым, Чечня — расширяться? И какое самое значимое событие лично для важней всего? Спикеры солидарны — Крым. Так как в этот момент все россияне ощутили «солидарность» с государством. Надеются, что так будет и дальше. А в будущем? Нужно об экономике позаботиться. Перестать говорить о сырьевом характере экономики и наконец-то отказаться от такого подхода. Поддержать промышленность и сельское хозяйство. Поменять ключевую ставку Центробанка, снизить процент по кредитам. Конечно, бороться с коррупцией. Но «Чайка» ФБК никуда не годится — ничего не понятно.

«Беспрецедентную поддержку получила оборонка, — говорит Шаргунов. — Это важно, так как с этих предприятий проводятся прямые линии к мирным отраслям. Авиастроению, например». Прилепин обещает, что следующий год будет лучше для патриотического движения — будет больше средств «для наступления по всем фронтам». И Донбасс, конечно же, не слили — пусть оппоненты и западные партнеры не хихикают в стороне. 

Фото: Антон Тушин/Ridus.ru



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.