Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Упали и не отжались

26.11.2009 | Нечаев Андрей, президент банка "Российская финансовая корпорация", министр экономики РФ в 1992-1993 гг. | №42 от 23.11.09

На популярных в последнее время рассуждениях о том, что дно кризиса российской экономикой пройдено, можно ставить жирный крест. В этом убеждают свежие данные Росстата, ежемесячно подсчитывающего индекс промышленного производства. Выяснилось, что в октябре в годовом исчислении промышленность упала на 11,2%, в то время как в сентябре — на 9,5%. Надежды правительственных чиновников на то, что падение будет от месяца к месяцу замедляться, не оправдались.
Основной вклад в октябрьский «минус» внесли обрабатывающие производства, которые сократились за год на 17,5%. Сильнее всего рухнуло энергетическое машиностроение: производство электромашин сократилось на 45%, металлорежущих станков — на 64,5%, гидравлических турбин — на 87,8%. По-прежнему «лежит» и автомобилестроение: производство легковушек просело на 57,7%, грузовиков — на 54,2%, автобусов — на 31,5%. На 30–40% сократился по сравнению с октябрем прошлого года и выпуск строительных материалов.
Почему же падение промышленности в России не может не то что остановиться, но хотя бы замедлиться? Причин несколько. Во-первых, существенно сжимается платежеспособный спрос: граждане и компании не в состоянии платить за товары и услуги в прежнем объеме. Падают реальные доходы населения (на 4,5% с начала года). А в рамках вынужденного сокращения расходов бюджета заметно урезаются федеральные целевые программы (на 27%), призванные стимулировать экономику госинвестициями.
Во-вторых, сказывается резкое сокращение объемов кредитования. Пока Центробанку не удалось решить эту проблему: деньги государства почти не доходят до реального сектора, потому что банки закладывают очень высокую маржу в качестве платы за риск невозврата долгов. В результате многие предприятия не в состоянии брать кредиты. Наконец, играет свою роль и укрепление рубля: импорт снова и вполне успешно конкурирует с внутренним производством.
Все это не позволяет выбраться из глубокой ямы нашему автопрому. Люди не могут тратиться на приобретение машин с той же легкостью, что и до кризиса. Масштабы автокредитования, благодаря которому росли продажи в докризисные времена, резко сократились. А миллиарды, которые вкачивает сюда государство, идут на погашение старых долгов автогигантов, а не на поддержку потребительского спроса.
Объяснимо и падение стройиндустрии: государственного спроса на строймонтаж нет, а частный спрос на жилье упал почти до нуля из-за коллапса ипотеки. Обрабатывающие отрасли «завязаны» исключительно на внутренний спрос, вот и катятся вниз в условиях, когда инвестиции сократились вдвое сильнее, чем ВВП (за III квартал он упал на 8,9%).
Самое прискорбное — кризис не дал толчка началу структурной и технологической перестройки производства, на что многие надеялись. Промышленность упала и не отжалась. И не надо иллюзий: универсального средства, чтобы завести мотор роста, нет. Центробанку предстоит тяжелая работа по расчистке банковских балансов от плохих долгов, изменению системы рефинансирования банков — без этого не восстановить кредитование реального сектора. Правительству надо активнее стимулировать внутренний спрос — мерами вроде дотаций на покупку нового автомобиля при сдаче старого, как это было сделано в Германии, Франции, США. Надо менять бюджетные приоритеты, отдавая предпочтение инвестиционным программам, которые стимулировали бы и государственный спрос. Ну а главное, надо дать максимальную свободу малому и среднему предпринимательству, предоставив ему налоговые каникулы и кардинально снизив административное давление. Пока ничего реально не делается. Отсюда — катастрофические результаты, которые месяц за месяцем фиксирует Росстат.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.