Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

День Конституции в Москве – как это было

16.12.2015 | Георгий Александров | №42 (390) 12.12.15

По традиции защитники основного закона провели праздник за решёткой
конститутция

Задержание активиста на Пушкинской площади, 12 декабря 2015

В 1965 году советские диссиденты вышли на Пушкинскую площадь с плакатом «Уважайте нашу Конституцию». Тогда митинг был жёстко пресечён властями. Спустя полвека современные оппозиционеры подумали, что лозунг снова обрёл актуальность и решили повторить памятное мероприятие. С предсказуемо печальным финалом.

Протест под ёлкой

Началось, как обычно, с выяснения того, кто, где и когда будет стоять. После того, как и партии «Яблоко», и «Комитету протестных действий» власти отказали в проведении официальных митингов и маршей, обе организации решили выйти на Пушкинскую с одиночными пикетами. Предварительно договорившись, что акции будут разнесены во времени, а их участники не станут приближаться друг к другу на пушечный выстрел.

К полудню 12 декабря у памятника Пушкину собрались яблочники. Скрупулёзно соблюдая закон, они расставили плакаты на Тверской улице на расстоянии 50 метров один от другого. Сергей Митрохин с транспарантом «Уважайте нашу Конституцию 1965 – 2015» занял место у ног светоча русской поэзии, оказавшегося в тени новогодней ёлки. Если не считать назойливых национал-освободителей из движения «НОД», совершенно случайно оказавшихся в этом же месте в этот же время, почти час молчаливому протесту никто не мешал. К этому моменту на площадь начали стягиваться участники следующего мероприятия, среди которых были Александр Рыклин, Лев Пономарёв, Марк Гальперин, Михаил Кригер и другие активисты «Комитета».

«Незадолго до часа дня стоявшие рядом охранники порядка начали заметно нервничать, а подошедшие омоновцы потребовали от нас не мешать движению граждан, - говорит председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин, - Я с плакатом в руках отошёл к автозаку, где не было прохожих. Там мне сообщили, что праздничная ёлка, монтаж которой завершался у монумента Александру Сергеевичу, угрожает моей жизни. Я не поверил в человеконенавистнический настрой новогоднего дерева и отказался удалиться. Тогда один из полицейских начальников высказал вслух идею, что у нас – вовсе не одиночный пикет. И тут же двое дюжих омоновцев без каких-либо предупреждений и объяснений силой затащили меня в автозак».

Братство околотка

После Митрохина было задержано ещё несколько человек. К 13-30 всех их доставили в ОВД «Тверское». Однако в итоге большую часть этой группы, включая яблочника Александра Белявского и задержанного без необходимого в таких случаях согласия прокурора депутата муниципального собрания района Черёмушки Григория Семёнова, увезли в ОВД «Замоскворечье». Там они и провели чудесные выходные в ожидании открывавшегося в понедельник суда.

«В отделение «Тверское» остались лишь я и мои соратники Антон Антонова-Овсеенко и Игорь Бакиров, - продолжил рассказ Митрохин, - Через несколько часов принесли бумагу, утверждавшую, что я выкрикивал какие-то слова, а в руках держал целых три плаката сразу. На одном, якобы, было написано: «Я хочу в СИЗО». Также интересно, что согласно протоколу, я организовал несанкционированное мероприятие в 13-50. То есть прямо из-за решётки. Пришлось отправить правоохранителей делать работу над ошибками».

Тут в полицейский участок привезли следующую партию пикетчиков из конкурирующей организации —Рыклина, Пономарева, Гальперина и Кригера. В сравнительно тесном пространстве держаться поодаль друг от друга сложно, протестующие вынуждены были сомкнуть ряды. При этом никакого обвинения никому из задержанным предъявлено не было. Зато всех борцов за соблюдение Конституции обрадовали сообщением, что они могут расслабиться, потому что ближайшие 48 часов проведут в гостеприимной атмосфере полицейского околотка.

Как ни странно, это заманчивое предложение собравшимся оппозиционерам не пришлось по душе. И они решили самовольно покинуть ОВД. «Как? Дождавшись, когда охранник отвлёкся, подлезли под турникетом и покинули, - делится подробностями побега Митрохин, - Все, за исключением Антонова-Овсеенко, которого в этот момент опрашивал сотрудник полиции. Позже он позвонил и сообщил, что разгневанные таким неблагодарным отношением слуги порядка отнимают у него телефон и «закрывают» до понедельника. Однако наш адвокат Борис Маматов сообщил, что один из полицейских начальников предлагает сделку: мы подписываем все документы, необходимые для суда, а они отпускают нашего товарища. Я приехал и оставил на всех протоколах заявление, что с их содержанием не согласен. Также поступил Бакиров. И случилось чудо – полицейские сдержали слово и отпустили Антонова-Овсеенко».

В понедельник Митрохин с Антоновым-Овсеенко приехали в суд, куда доставили прочих протестующих. По некоторым активистам полиция вообще не смогла предоставить необходимые для рассмотрения дела документы, а по другим задержанным судья, бегло осмотрев бумаги, отправила их переписывать. Теперь яблочники ждут нового заседания, где их могут приговорить к наказанию вплоть до 15 суток ареста по статье 19.3 КоАП (Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции). Кроме того, Митрохину предстоят ещё и разбирательства по статье 20.2 (Нарушение установленного порядка проведения митингов и пикетирований), которое назначено на 21 декабря, и по делу о задержании 7 ноября на акции борцов с большевизмом. «Теоретически, только по административке меня могут «закрыть» на месяц, - смиренно заявляет лидер «Яблока», - Также надо мной всё реальнее маячит уголовное наказание с лишением свободы на несколько лет, как это уже случилось с пикетчиком Ильдаром Дадиным, приговорённым к трём годам заключения».

На свободу с чистой совестью

Политологу Георгию Сатарову, одному из авторов Конституции, также пришедшему на Пушкинскую, повезло больше. После того, как не затруднившие себя какими-либо объяснениями омоновцы отвели бывшего помощника президента Ельцина в автозак, туда же был водворён и Алекскандр Рыклин, вся вина которого заключалась в попытке пойти следом за соратником по акции.

«К нам подсадили пару человек из «НОДа», - вспоминает Сатаров, - Однако когда они не смогли узнать у нас что-либо интересное, то были быстро отпущены за ненадобностью. А нас доставили в «Мещанское» ОВД на Сретенке. Потом не присутствовавшие при задержании старшие чины начали диктовать подчинённым, что нужно писать в протоколах». В «обезьяннике» Сатаров провёл всего пару минут. Далее дежурный снова без объяснений отвёл его к приехавшему адвокату, а затем и вовсе предложил без промедления покинуть помещение ОВД. Вскоре полицейские вывели и удивлённого столь непоследовательными действиями Рыклина. Обсудив эти странности, оппозиционеры не торопясь отправились восвояси.

«Добравшись домой, я узнал от позвонившего Саши, что после нашего ухода в отделение прибыло полицейское руководство и заместитель начальника Департамента региональной безопасности г. Москвы Василий Олейник, - вспоминает Сатаров, - Все чиновники остались очень недовольны нашим освобождением. От знакомых я узнал, что Рыклин был объявлен в розыск и позже задержан. Во вторник я пришёл в качестве свидетеля на заседание суда, проведённого с космической скоростью и фантастической нелепостью. Отклонив все ходатайства о заслушивании свидетелей, судья приговорила Сашу за неповиновение полицейским к смехотворному штрафу. Могу предположить, что подобное решение является компромиссом: с одной стороны, не захотели обострять ситуацию, а с другой приговор даёт возможность в дальнейшем привлечь по уголовной статье за участие в пикетах».

Отпустить, искать, найти и оштрафовать

«Мою историю празднования дня Конституции можно условно разделить на четыре не поддающихся логике этапа – неправомерное задержание, выход на свободу, новое задержание и новое освобождение, - рассказывает усталый Рыклин, - Началось с того, что меня повязали на Пушкинской площади около 14 часов. Никаких плакатов я не держал, а просто шёл за уводившими Сатарова омоновцами. Уже в ОВД «Мещанское» даже не бывший в этот день на площади сержант начал составлять протокол о моём сопротивлении сотрудникам полиции. Вы когда-нибудь пробовали оказать сопротивление омоновцам, одновременно берущим вас под обе руки? Вскоре некий капитан приказал вернуть мне документы и отпустить на все четыре стороны. Сказав полицейским «до свидания» и покурив у ворот отделения, мы разошлись».

После этого Рыклин уехал домой, откуда отправился на дачу. Вечером сын по телефону рассказал ему, что люди в штатском звонят в дверь. На следующий день эти люди начали показывать соседям фото оппозиционера. А в понедельник вечером Александр попал в облаву инспекторов ГИБДД, у которых он числился в ориентировке, как находящийся в розыске. В итоге на ночь Рыклину пришлось задержаться в ОВД «Мещанское». «Я подумал, что проведу Новый год в спецприёмнике, - удивляется гуманности работницы Фемиды Александр, - Но судья решила наказать меня лишь штрафом в 1 тысячу рублей».

 Фото: Иван Трефилов/ Радио Свобода



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.