Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

Трудный возраст

15.12.2015 | Гонтмахер Евгений | №42 (390) 12.12.15

Государство уже открыто признает: содержать пенсионеров ему становится не по карману. Минфин все настойчивее предлагает повысить возрастной порог права на пенсию. Умалчивая при этом о неминуемых последствиях

пенсия.jpg

«Дыра» в Пенсионном фонде заставляет власти вспомнить о «серых» зарплатах, Курск, 28 октября 2015 года

Российская пенсионная система — в глубоком кризисе, и связан он прежде всего с нехваткой средств. В середине года глава Пенсионного фонда России (ПФР) Антон Дроздов заявил, что дефицит Фонда по результатам 2015 года может вырасти на 200 млрд руб. — с прошлогодних 629 млрд до 829 млрд. Однако цифры эти были озвучены, когда цены на нефть держались выше $50 за баррель, а правительство прогнозировало возобновление экономического роста уже к концу года. С тех пор ситуация только ухудшилась, и дыра в пенсионном бюджете может оказаться еще более зияющей. В этих условиях и Минфин, и Минэкономразвития настаивают на необходимости повышения пенсионного возраста, которое, по их мнению, способно снизить нагрузку на пенсионную систему. А по информации газеты «КоммерсантЪ», правительство и администрация президента уже в следующем году создадут специальную структуру, которая займется пропагандой повышения пенсионного возраста.

К вопросу о доверии

Кризис пенсионной системы начался задолго до нынешней рецессии, и одной лишь демографической «ямой», о которой в последние годы говорилось немало, проблема не исчерпывается. Есть и другие факторы. Нагрузка на трудоспособное население действительно растет. Но в России сейчас 70 с лишним миллионов экономически активного населения, тогда как отчисления в ПФР идут менее чем с 50 млн, за которых платят работодатели. Остальные более 20 млн заняты в теневой экономике — это неучтенные души, и деньги за них в ПФР не поступают. Тем не менее рано или поздно эти люди начнут претендовать на пенсию. В последние годы ситуация только усугубляется: теневых зарплат все больше. Виной тому не только кризис, но и отсутствие доверия между государством и обществом. Многие работодатели задаются вопросом: зачем делать отчисления в Пенсионный фонд, если деньги пойдут на Крым. Или на взятки. Здоровая пенсионная система — это продукт негласного общественного договора, исполнение которого напрямую связано с доверием. В условиях столь развитого теневого сектора такому доверию взяться неоткуда. Громадный дефицит ПФР связан и с тем, что в России миллионы людей — едва ли не четверть всего населения — выходят на пенсию досрочно: эффективный пенсионный возраст для женщин — 53,5 года, для мужчин — 58,5. Без решения этой проблемы — причем в срочном порядке — уйти от дефицита не удастся.

Еще один негативный фактор — низкие зарплаты у основной массы работников, привязанных к архаичной экономической модели. До относительно недавнего времени считалось, что российскую экономику ожидает бурный рост и по мере этого развития будет расти средний класс: взносами этих людей, неуклонно повышающих свое благосостояние, бюджет ПФР и будет складываться в более-менее приличную сумму. Но экономика начала рушиться. В результате получились «ножницы» — между потребностями пенсионной системы и возможностями экономики.

Вопрос сейчас в том, решит ли повышение пенсионного возраста все проблемы, с которыми сталкивается Минфин, закрывая дефицит пенсионной системы.

Главное — дожить

Повышать пенсионный порог в России рано или поздно придется — сомнений в этом нет. Таким путем идут многие страны. Хотя принципиально важно отметить: ни в одной стране повышение пенсионного возраста не происходило механически, без учета ключевых факторов. Например, продолжительности жизни. Согласно официальной статистике, она в России в последние годы немного выросла. Но цифры Росстата касаются ожидаемой продолжительности жизни при рождении, показывают, сколько предположительно проживет человек, родившийся в 2015 году. Действительно, это поколение имеет шансы в среднем прожить 70 с небольшим лет. Тогда как в Англии половина тех, кто родился в этом году, доживет до ста. Если же говорить о поколении, которое сейчас выходит на пенсию, все выглядит несколько иначе. Сейчас у нас порядка 40 % мужчин не доживают до 60 лет. Еще какая-то часть живет после этого рубежа один-два года. И только 30–40 % процентов мужчин живут на пенсии 10–15 лет. То есть утверждать, что у нас-де выросла продолжительность жизни и поэтому нужно срочно повышать пенсионный возраст, не вполне корректно.

Не следует забывать и о том, что пенсия — это не просто «дожитие», а важная часть человеческой жизни. В отличие от России на Западе выход на пенсию не означает списания в утиль, там на обслуживании пожилых людей работают целые отрасли: туризм, специальное здравоохранение, индустрия развлечений… При этом применяется схема разновозрастного выхода: уйдя на покой, скажем, в 65, получаешь меньше, чем если бы ушел в 67. В России, правда, тоже пытаются внедрить этот принцип, но пока неубедительно.

Еще один принципиальный момент: повышая пенсионный возраст, власти на Западе, по крайней мере официально, не преследуют цели экономии средств пенсионных фондов. У нас же — абсолютное торжество узкофискального подхода. Министр финансов Антон Силуанов открыто заявляет: повысив пенсионный возраст всего на год, мы сэкономим 150 млрд рублей. В цивилизованной стране министра после таких слов, скорее всего, вызвали бы на ковер в парламент и устроили ему там головомойку, вплоть до отставки.

Впрочем, даже если во главу угла ставить и фискальный принцип, все далеко не так однозначно. Если на Западе с их системой непрерывного образования работник и в 65–67 лет знает и умеет все, что и выпускник вуза, то в России инженеры, техники, другие специалисты после 50 теряют квалификацию. Оно и понятно: система непрерывного образования отсутствует, а жизнь меняется довольно быстро. Например, сейчас хотят вернуть с пенсии бывших конструкторов ракетной техники: специалистов-то не хватает. У экс-спецов хорошо работает голова, да только на компьютерах они не умеют работать. После 50 наши специалисты вылетают кто куда — становятся охранниками, гардеробщиками… Потом они перетекают уже в пенсионный возраст, получают маленькую пенсию и маленькую зарплату и худо-бедно как-то живут, государство не беспокоят. Вывод: если повысить пенсионный возраст, ничего не меняя на рынке труда, мы неизбежно получим новую категорию бедных. Потому что эти люди, получая свою маленькую зарплату, уже лишатся пенсии. И тогда они придут в органы социальной защиты и попросят хоть какой-то помощи. А как им помочь, если денег сейчас нет? Иными словами, для перехода на западную схему повышения пенсионного порога нужны тектонические сдвиги и в системе образования, и на рынке труда.

«Силуанов заявляет, что, повысив всего на год пенсионный возраст, государство сэкономит 150 млрд рублей. В цивилизованной стране такого министра вызвали бы на ковер в парламент и устроили ему там головомойку, вплоть до отставки»

Бабушка-сиделка

Со слабым полом ситуация выглядит по-другому. Здоровая, полная сил женщина, выходящая на пенсию в 55 лет, — это на первый взгляд нонсенс. Но только на первый взгляд. Большая часть женщин, несмотря на достижение пенсионного возраста, продолжает работать и фактически себя самофинансирует, поскольку их работодатели платят взносы в ПФР. Ущерба пенсионному фонду они не наносят. Многие при этом еще и сидят с внуками, что, кстати, отчасти решает проблему нехватки детских садов, не говоря уже о ведущейся сейчас ликвидации ясельных групп. И эта же бабушка зачастую ухаживает еще за собственными родителями, которым лет по 80, — ведь в России система патроната, мягко говоря, несовершенна. Таким образом, эти женщины, получая свою маленькую пенсию, выполняют две важнейшие социальные функции. И если мы сейчас поднимем женщинам пенсионный возраст до 60 лет, с рынка труда пропадут многие молодые мамы — сидеть с детьми некому, отдать свое чадо некуда. Так что, оставляя на рынке труда женщин, которым 55–60 лет, мы фактически теряем 25–35-летних, а заодно и бросаем на произвол судьбы довольно большое число пожилых людей, за которыми некому ухаживать.

И раз уж зашла речь о людях, требующих ухода, уместно вспомнить о проблеме инвалидности в России. Задумайтесь: в стране 10 % населения официально являются инвалидами. Одна из самых больших групп инвалидов — это так называемые социальные инвалиды, люди, которые по достижении пенсионного возраста тут же идут в медико-социальную экспертную комиссию (МСЭК), чтобы получить статус инвалида, который дает льготы, прибавку к пенсии. В МСЭК им находят какую-то болезнь, реальную либо вымышленную — коррупционную составляющую, увы, приходится учитывать, — и вот статус получен. Что это означает с точки зрения перспективы? А то, что в России, в случае повышения пенсионного возраста, резко увеличится число инвалидов. Потому что, если ты идешь в МСЭК в трудоспособном возрасте, есть риск лишиться возможности устроиться на ту или иную работу. А когда ты на пенсии — это уже для тебя не играет роли, зато льготы позволяют продержаться, поэтому желающих оформить инвалидность после выхода на пенсию будет существенно больше.

«В 2015 году пенсия была проиндексирована на 11,4%, формально — на прошлогодний уровень инфляции. Однако в следующем году проиндексируют только на 4%, при этом работающим пенсионерам вообще не будет никакой индексации»

Одним словом, повышение пенсионного возраста должно сопровождаться довольно серьезными, продуманными и масштабными преобразованиями в социальной сфере. Без них страна рискует столкнуться с проблемами не менее, если не более серьезными, чем дефицит Пенсионного фонда.

Сиюминутная выгода

Еще одна существенная деталь, имеющая непосредственное отношение к дефициту ПФР. При расчете пенсии используется так называемый срок дожития — количество лет, которое человек предположительно проживет после выхода на пенсию. Он для всех одинаков — 19 лет. Именно на эти 19 лет делится накопленный человеком пенсионный капитал. Понятно, что женщины, как правило, живут на пенсии дольше, мужчины — существенно меньше. Вопрос в том, что будет с этим сроком дожития в случае повышения пенсионного возраста. Понятно ведь, что продолжительность жизни даже при плавном повышении, которое предлагает Минфин, так быстро не вырастет. Если же срок дожития уменьшится, никакой экономии, за которую ратует ведомство, не получится. Оставить же срок дожития прежним, повысив при этом пенсионный возраст, — мошенничество, которое не вяжется ни с какой демократией. Сэкономить удастся разве что в первые год-два. Если, допустим, 1 января 2016 года объявляется, что у нас отныне пенсионный возраст — 61 год для мужчин и 56 лет для женщин, получается, что люди, которые уже готовились выйти на пенсию с 1 января, целый год продолжают работать и не получать пенсию. Тогда действительно Пенсионный фонд на этом экономит, как подсчитал Минфин, 150 млрд руб.

Впрочем, финансовое ведомство в последнее время дальше, чем на год вперед, уже и не заглядывает. Главная цель сейчас — найти деньги на приоритетные цели — оборону, инвестиционные проекты… Социальные расходы в эти приоритеты никак не укладываются, поэтому социальную сферу режут по живому — это относится и к образованию, и к здравоохранению, теперь дошла очередь и до пенсий.

До недавнего времени пенсионеры были для Путина относительно неприкасаемой группой — ведь это около 40 млн активных избирателей. И Путин всегда был по отношению к этим людям очень осторожен, никогда не допускал каких-то снижений пенсий, хотя бы номинальных. В 2015 году пенсия была проиндексирована на 11,4 %, формально — на прошлогодний уровень инфляции. Однако в следующем году проиндексируют только на 4 %, при этом работающим пенсионерам вообще не будет никакой индексации. Власть открыто демонстрирует намерение экономить деньги ПФР для решения других задач. Видимо, в Кремле считают, что пенсионеры, как и все остальное население, готовы обменять ухудшение своего положения на величие страны.

Пенсионный возраст и продолжительность жизни

Страна  // Возраст выхода на пенсию // Средняя продолжительность жизни (лет) мужчин // женщин

Германия // 67  // 67 // 79,3

США // 65 // 65 // 78,1

Швеция // 65 // 65 // 80,9

Япония // 70 // 70 // 82,1

Великобритания // 68 // 60 // 79

Франция // 67 // 65 // 81

Италия // 67 // 65 // 80,2

Россия // 60 // 55 // 66

Источник: tvoyapensiya.ru

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.