Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

Романтики с большой дороги

13.12.2015 | Георгий Александров | №42 (390) 12.12.15

За что водители большегрузных авто ненавидят власть, почему надеются на Путина и что думают о перспективах собственного протеста — The New Times выяснял на месте

дальнобойщик курит

Протест забуксовал, шоферы решают, что делать дальше, Химки, 4 декабря 2015 года

Стоянка возле торгового центра в подмосковных Химках. Сегодня здесь припарковано 15 большегрузов. В них уже больше недели живут люди. Один из них, Сергей, ему под 40, приехал сюда на своей фуре из Питера. О том, почему он здесь, в Химках, Сергей рассказывает так:

«Смотри сам: вычитаем ежемесячный налог с ИП и ежегодный транспортный, вычитаем затраты на топливо — на сотню километров получается от 30 до 40 литров соляры, и в цену каждого включен немалый акциз, вычитаем страховку, стоимость ремонта и обслуживания машины, обязательные траты в пути, включая платные отрезки федеральных магистралей, вычитаем все прочие расходы — и при удачном раскладе получаем 40–50 тыс. руб. сухого остатка. А на мне две семьи — моя, где дома ждут двое детей, и старики — родители жены. Сама супруга приносит 14 тыс. учительской зарплаты. Дмитрий Медведев просит нас привыкнуть платить. Это значит — привыкнуть не есть?»

В самые удачные месяцы дальнобойщики зарабатывают около 150 тыс. руб. «грязными». При этом за один километр пройденного при доставке груза расстояния они просят у заказчика от 3 до 4 рублей. И назад нередко возвращаются пустыми. Система взимания платы за проезд по федеральным трассам «Платон» (подробнее о ней см. NT № 40 от 30 ноября 2015 года), против которой протестуют эти заросшие щетиной сердитые мужики, сегодня требует от них платить по 1,53 руб. с каждой тысячи метров независимо от загрузки. Но уже с марта следующего года цена вырастет до 3,73 рубля. И десятки тысяч индивидуальных предпринимателей, владеющих одной или несколькими фурами, поставят свои машины к стене.

Ударит по каждому

В середине ноября, когда «Платон» только начал работать, к Москве устремились сотни большегрузов из Дагестана, Калмыкии, Санкт-Петербурга и других регионов и городов. Большинство фур перехватили на дальних подступах выставленными загодя постами ГИБДД. У непокорных водителей под надуманными предлогами отбирали права, им выписывали протоколы, выворачивали содержимое кабин и всеми прочими способами отбивали желание продолжать поездку. Но даже те, кто сумел пробиться через кордоны и полицейские засады, попав в Московский регион, долгое время не могли скоординироваться. Лишь спустя несколько дней работяги выбрали представителей, которые теперь пытаются наладить контакт разрозненных групп и договориться о совместных действиях.

Главная проблема съехавшихся к столице дальнобойщиков — отсутствие четкого понимания, что они будут делать, если протест не достигнет своей цели. Власть вроде бы уже пошла им навстречу: снизила размер штрафа за нарушение действующих с 15 ноября правил с 500 тыс. до 5 тыс. рублей. И дала понять, что это — максимальная поблажка, а всем недовольным придется смириться. То есть или ездить себе в убыток, или повысить расценки и автоматически проиграть конкуренцию железной дороге и крупным транспортным компаниям, которые могут себе позволить функционировать в новых реалиях.

«Дмитрий Медведев просит нас привыкнуть платить. Это значит — привыкнуть не есть?»

Водители утверждают, что будут стоять до конца. Гаишники оперативно повесили на улицах, ведущих к облюбованной дальнобойщиками парковке в Химках, знаки, запрещающие заезд грузовикам, поэтому большегрузы, прибывшие поддержать коллег, теперь останавливаются на соседней заправке и на обочинах вдоль Ленинградского шоссе. Всего там собралось около 40 фур. Еще несколько десятков машин коптят небо на других шоссе, ведущих к Москве. К примеру, дагестанские шоферы обосновались на Калужской трассе. В итоге число добравшихся до цели автопротестантов оказалось невелико — по сравнению с 700 тыс. дальнобойщиков, уже зарегистрировавшихся, по словам премьер-министра Медведева, в «Платоне», — его можно считать арифметической погрешностью. Вероятность того, что к протестующим прибудет серьезное подкрепление, тает с каждым днем. Сердобольные москвичи ежедневно привозят им еду и топливо. Собирают для них деньги. Но сердобольных немного.

На прошлой неделе в интернете появились сообщения, что в гости к водителям хотят наведаться известные склонностью к мордобою члены молодежного движения «СтопХам». Посовещавшись, дальнобойщики приняли решение не поддаваться на провокации, даже если их попробуют задирать. Однако проверить шоферское терпение никто так и не приехал.

«Где федеральные телеканалы? Почему людям не объяснят, во что «Платон» станет всем россиянам? — удивляется пожилой водитель Александр из Иваново. — Возьмите самое простое — хлеб. Сначала собранное зерно надо довести с поля до элеватора. Потом доставить его на мельницу. Муку, молоко и другие компоненты транспортировать на хлебозавод. И только оттуда в торговые точки. Реально получается пять–шесть концов минимум. И все это только грузовиками. Ведь железнодорожные пути, которые в советские времена вели ко всем предприятиям, давно разобрали, порезали и сдали в металлолом. В итоге цены на самые востребованные товары вырастут в ближайшие месяцы минимум на треть. Мы разоримся. Ладно. Пойдем в таксисты. Но платить-то придется всем без исключения россиянам!»

«Понятно, что сейчас кризис и государству нужны деньги. На войну в Сирии, на чемпионат по футболу, на новые лимузины с мигалками. Но разве честно их брать из карманов простых людей?»

Пытаясь убедить товарищей перейти к более активным действиям, Александр вспоминает недавний боевой опыт, полученный на Донбассе: «Когда отступали из Славянска, я мужикам говорил, что надо сразу на Москву идти. Упустили момент».

Однако большинство водителей пока придерживаются менее радикальных взглядов. Ругая последними словами власть, они верят, что добрый президент их услышит, поймет и восстановит справедливость. Впрочем, даже самые упертые начинают, по их собственным словам, подозревать что-то неладное.

Сдувшийся протест

Среди дальнобойщиков популярна версия, что Игорь Ротенберг, которому принадлежит фирма, организовавшая, обслуживающая и снимающая сливки с системы «Платон», с помощью своего отца, предпринимателя Аркадия Ротенберга, близкого к Путину, под видом заботы о российских автодорогах (формально cистема «Платон» введена ради сохранения качества российских автодорог. — NT) лоббирует перевод максимального числа перевозок на дорогу железную. Дескать, во главе РЖД сейчас стоит близкий этим олигархам человек. «Нет, ну все понятно. К Владимиру Владимировичу пришел Аркадий Романович, с которым они еще в детстве дзюдо занимались, и объяснил, что из-за введенных коварным Западом санкций у него дети голодают. Не мог же Путин старому другу отказать. А люди стерпят».

По словам дальнобойщиков, они собственным задом чувствуют хитрость чиновников. Наматывая тысячи верст по бескрайним российским просторам, они не понаслышке знают все о наших дорогах. И уверены, что никакие сборы не помогут решить одну из извечных российских бед. «Чтобы у нас были нормальные дороги, нужно для начала попробовать их качественно строить, — говорит коренастый водитель из Подмосковья Борис. — Нам говорят, что фуры портят асфальт. Но он разбит даже в левых рядах, где грузовики никогда не ездят. Покрытие перекладывают по два раза в год, воруя в сговоре с бюрократами 70 % выделенного бюджета. Мы же ездим за рубеж и видим, что там дорожные работы проводят не чаще одного раза в десять лет. Так, может, начать уже западные компании привлекать? И никакого «Платона» не надо будет!»

«Наша профессия сейчас на грани рентабельности, — вторил ему молодой дальнобойщик Андрей из Твери, крутя баранку многотонной машины. — Чиновники говорят, что «Платон» позволит вывести всех частных перевозчиков, работающих «в серую», из тени. Дескать, больше половины дальнобойщиков налоги не платят, берут наличные вместо безнала и вообще ездят как хотят. Даже если представить, что чиновники говорят правду — ну так и что, от такой схемы наши услуги только дешевле!»

дальнобойщик 2

Водители ждут поддержки россиян, Химки, 4 декабря 2015 года

Андрею понятно, что сейчас кризис и государству нужны деньги — «на войну в Сирии, на чемпионат по футболу, на новые лимузины с мигалками». Но разве честно их брать из карманов простых людей? — задается вопросом тверич.

Несмотря на декларируемую решимость добиваться полной отмены навязанных сборов, дальнобойщики пока не планируют никаких активных акций, ограничиваясь лишь громкими заявлениями и малореальными угрозами. Время выставленного водителями ультиматума, в котором они обещали в случае невыполнения их требований перекрыть все подъезды к столице, давно истекло. Движение на МКАДе, неподалеку от места протестного стояния, блокировано инспекторами ГИБДД, якобы проводившими антитеррористическую операцию. И даже если у дальнобойщиков возникнет желание попытаться что-то предпринять, им вряд ли это позволят правоохранители, взявшие в плотное кольцо стоянку в Химках: все въезды и выезды надежно запечатаны многочисленными экипажами полиции, а неподалеку от фур, не скрываясь, стоит автобус ОМОНа.

Впрочем, разгонять скудный протест пока никто не пытается. Судя по всему, власти решили дождаться, когда протестующие устанут жить в походных условиях и разъедутся по домам. Некоторые водители и правда задумываются о подобном варианте. Других держит гордость и вера в чудо. Но на сколько хватит этого завода — неясно. Очевидно лишь, что никакая революция в стране с дальнобойщиков не начнется.

«Дмитрий Медведев просит нас привыкнуть платить. Это значит — привыкнуть не есть?»


Опыт

«Думают, что их не коснется, и сидят тихо»

Текст: Алексей Кувшинов

В 2014 году московские врачи выходили на митинги против «оптимизации» (вернее, упразднения) больниц и поликлиник, увольнений и ухудшения качества обслуживания пациентов. Им, как сегодня дальнобойщикам, «шли навстречу». Через полтора года власти вернулись к прежним планам, но теперь протестовать готовы немногие.

Тогда реформировать планировали 26 учреждений. Врачам вместо новых рабочих мест по специальности предложили работу медсестер, уборщиков. На первый митинг в ноябре прошлого года в столице вышли около 5 тыс. человек, на второй тоже. Мэрия быстро переориентировалась, на ошибки указал ОНФ — увольняемым выплатили компенсации, а число сокращаемых больниц обещали уменьшить.

Теперь московским медикам грозит новая волна оптимизации. За 2014 год были уволены 9,5 тыс. человек, в течение 2015–2017 годов к ним должны добавиться еще 14 тыс. На митинг против новых сокращений на Суворовской площади столицы в конце ноября собрались около двухсот человек. «Да, народу мало. Большинство боятся увольнений, думают, что их не коснется, и сидят тихо. Я создаю у нас независимый профсоюз, но коллегам заявили, что, если они в него вступят, их ждут проблемы», — рассказывает зампред профсоюза «Действие» врач Екатерина Чацкая.

По ее словам, после многотысячных протестов 2014 года власти сделали шаг назад: уволенным пообещали компенсации, число попавших под оптимизацию больниц пообещали пересмотреть. «Но компенсации выплачиваются до 31 декабря этого года. Поэтому людей сейчас не увольняют, сделают это в начале 2016 года, уже без компенсаций. Протест имел действие — часть больниц удалось отстоять, появились компенсации. Но власть от своих планов не отказалась и, вместо того чтобы выполнить их разом, стала действовать по чуть-чуть», — говорит Чацкая.

Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский подтверждает: количество мест для больных в Москве уже сократилось в три раза. «Россия отказывается от бюджетной модели, тогда как весь мир к ней идет», — возмущается он. На вопрос, почему против сокращений мест в больницах не хотят протестовать не только пациенты, но даже медики, которым грозит увольнение, он отвечает так: «Серьезно драться никто не хочет, но мы привыкли терпеть, а потом ломать все сразу».

TASS_13585205.psd

Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ, Sergei Bobylev/TASS



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.