Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

#Выборы

Страна цвета морской волны

13.12.2015 | Сергей Дмитриев, журналист Radio France Internationale (RFI) – специально для The New Times, Париж | №42 (390) 12.12.15

Во Франции прошел второй тур региональных выборов. Сенсацией первого тура, состоявшегося 6 декабря, стал успех крайне правой партии «Национальный фронт», получившей почти 30% голосов. Кто из французов и почему голосует за националистов — разбирался The New Times


франция 1

Сторонник Национального фронта в головном уборе с портретами Марин Ле Пен и Марион Марешаль-Ле Пен, Франция, Марсель, 9 декабря 2015 года

Сан-Лорен Бланги — маленький городок на севере Франции с населением чуть больше 6 тыс. человек. На выборах здесь проголосовали, как и в среднем по стране, около половины зарегистрированных избирателей — 2834 человека. Из них за Национальный фронт Марин Ле Пен — 1362, за Соцпартию — 357 и 346 за правых. «Город, который еще пять лет назад был «левым», голосовал за коммунистов и социалистов, сейчас поддержал Национальный фронт, — объясняет Филипп, местный житель, помогавший считать голоса. Во Франции участвовать в подсчете могут все желающие — волонтеров председатель комиссии набирает прямо в день выборов из пришедших проголосовать.

Весной 2012 года Филипп вместе с женой голосовал на президентских выборах за Франсуа Олланда. Социалисты обещали предотвратить закрытие фабрики по производству нейлоновой нити, на которой они с женой работали. Однако не прошло и месяца после выборов, как фирма была ликвидирована. Более трехсот сотрудников оказались на бирже труда. Другой работы в городе нет, молодежь уезжает учиться в Лилль и обратно не возвращается. Филипп устроился работать водителем в автобусную компанию, занимающуюся международными перевозками, поэтому дома теперь бывает редко. Но ради декабрьских региональных выборов специально вернулся домой.

Евросоюз такого не видел

Успех Национального фронта в первом туре стал историческим результатом не только для Франции, но и всего Европейского союза. Партия Марин Ле Пен получила первое место в 6 из 13 регионов страны, а теперь имеет все шансы возглавить региональные советы, по крайней мере, в одном или двух регионах. Политическая карта Франции перекрасилась в темно-синий цвет — цвет фронтистов. Этот цвет — по-французски bleu marine — одновременно является аллюзией на имя лидера партии — Marine Le Pen. После первого тура выборов темно-синей стала половина регионов страны — на севере, востоке и юге. Хотя именно такие результаты и предсказывались, Франция проснулась на утро после дня выборов в состоянии шока.

Несмотря на то что националисты на фоне миграционного кризиса набирают популярность повсюду в Европе, победа Нацфронта во французских регионах, сопоставимых по населению с Данией или Норвегией, поразила весь Старый Свет — это станет прецедентом для европейской политики. Никогда еще в истории Европейского союза ни одной крайне правой партии не удавалось в одиночку получить абсолютное большинство голосов ни на национальном, ни на региональном уровне. Националисты попадали в правительства разных европейских стран только путем коалиции с другими партиями.

Не помешало успеху Марин Ле Пен даже то, что в Национальном собрании до сих пор продолжается парламентское расследование источников финансирования Нацфронта. Поводом для проверки послужили разоблачения интернет-издания Mediapart, опубликовавшего в ноябре 2014 года информацию о том, что партия Марин Ле Пен получила от Первого Чешско-Российского Банка кредит €9 млн на выгодных для партии условиях. Как позже выяснилось, Ле Пен удалось найти этот источник финансирования вскоре после поездки соратников лидера Нацфронта на референдум в Крым 16 марта 2014 года и заявления самой Марин Ле Пен о «неоспоримости» результатов референдума.

Голосование страдания

Однако избирателей Марин Ле Пен не интересуют зарубежные «друзья» Нацфронта, и расследований Mediapart они не читают. Согласно социологическим опросам, 43% голосовавших за Нацфронт — это рабочие и служащие, у 36% избирателей Марин Ле Пен — незаконченное среднее образование. Для сравнения: только у 23% сторонников партии «Республиканцы» во главе с экс-президентом Николя Саркози нет аттестата о среднем образовании, а среди избирателей Соцпартии таких 20%.

«Когда у людей все плохо, они голосуют за Нацфронт. Карта безработицы Франции, карта уровня жизни, демографии — полностью совпадают с картой голосования за националистов. Это голосование страдания», — уверен представитель партии «Республиканцы» Бенуа Аппарю. Это утверждение точно можно считать справедливым для севера Франции. Регион Нор-Па-де-Кале-Пикардия — рекордсмен по безработице и оттоку молодежи.

Между тем в городке Энен-Бомон в 30 километрах от Лилля уже полтора года мэрию возглавляет представитель Национального фронта Стив Бриуа. Местные жители уверены: своему успеху на региональных выборах в этом городе, где список Нацфронта получил 59% голосов, партия обязана лично мэру. Как объясняют горожане, Бриуа — «настоящий хозяйственник», который за полтора года вернул городу привлекательный облик, разрушавшийся до этого на протяжении десятков лет власти мэров-социалистов.

«Когда у людей все плохо, они голосуют за Национальный фронт. Карта безработицы Франции, уровня жизни, демографии полностью совпадают с картой голосования за националистов»

Именно по этой причине Марин Ле Пен, возглавившая список националистов в Нор-Па-де-Кале-Пикардии, решила организовать праздничную вечеринку после выборов в Энен-Бомоне. Но большое ангарного типа помещение, арендованное для праздника, оказалось к вечеру полупустым. До затерянного на севере ничем не примечательного городка добрались только самые преданные сторонники, как, например, два пенсионера из соседней Бельгии, проехавшие 120 километров, чтобы заявить о том, что чувствуют себя в этот вечер «больше французами, чем бельгийцами».

«Традиционные партии говорят о том, что Национальный фронт — это угроза «республиканским ценностям», оттого что им больше нечего сказать», — присоединяется к восторженным дебатам о Нацфронте приехавший в Энен-Бомон из Лилля молодой партийный активист Жан-Батист, студент юридического факультета. «Национальный фронт — это единственная альтернатива системе «Правые — Соцпартия». Две традиционные партии «под разными вывесками проводят в сущности одинаковую программу, от которой мы не можем избавиться на протяжении уже десятков лет», — возмущен молодой человек.

Власти боятся говорить вслух о настоящих проблемах Франции, объясняют сторонники Марин Ле Пен. «Деньги тратятся бессмысленно и не приносят никакой пользы жителям региона, — уверена другая пожилая сторонница Нацфронта Франсуаза. — Вместо этого власти расходуют бюджет на мигрантов. Это стало уже невыносимым. Шансов получить медицинскую помощь больше нет — у нас теперь мигрантов лечат в больницах. Мы не можем делить страдания с мигрантами. Нужно прекратить финансирование всех ассоциаций, которые занимаются помощью беженцам», — возмущается женщина.

За словами о мигрантах в речах сторонников Нацфронта неизменно следует тема безопасности. Тут позиции электората националистов тоже не отличаются оригинальностью: «Мы не должны жить с открытыми границами после того, что случилось 13 ноября, — уверен юный фронтист Жан-Батист, — нужно учредить транспортную полицию, установить на школах камеры наблюдения».

«Это стало уже невыносимым. Шансов получить медицинскую помощь больше нет — у нас теперь мигрантов лечат в больницах. Мы не можем делить страдания с мигрантами. Нужно прекратить финансирование всех ассоциаций, которые занимаются помощью беженцам»

Безопасность стала едва ли не главной темой предвыборной кампании Нацфронта. Однако спекуляции на терактах, успешно проданные националистами своему электорату в регионах, в Париже нашли слабый отклик. В столичном регионе фронтисты оказались только на третьем месте.

«Любимица всех»

В отличие от депрессивного севера Франции, сложно назвать страдающими избирателей Нацфронта на юге страны. Тем не менее и там, в регионе Прованс-Альпы-Лазурный берег, племянница Марин Ле Пен и внучка основателя Нацфронта 25-летняя Марион Марешаль-Ле Пен обошла с большим отрывом в первом туре опытного политика — мэра Ниццы и бывшего министра эпохи Саркози Кристиана Эстрози.

«Любимица всех» — так характеризуют внучку основателя Национального фронта даже ее политические конкуренты. Если имидж Марин Ле Пен отталкивает многих своей резкостью, жесткими заявлениями, то Марион Марешаль-Ле Пен может сразить всех своей улыбкой и обаянием, которое уживается с твердостью в следовании политическим принципам и уверенной манерой на дебатах. «Ее невозможно игнорировать, настойчивостью и шармом она пробивает себе везде дорогу, — описывают самого молодого депутата Национального собрания ее коллеги по парламенту, — изначально ей руки никто не подавал, а сейчас она при встрече со всеми целуется в щеку».

Электорат Нацфронта на юге составляют фермеры и мелкие предприниматели, в экономическом плане настроенные довольно либерально. Дискурс тети и племянницы отличается так же, как их электорат. Более религиозная Марион Марешаль-Ле Пен нашла живой отклик у ратующих за традиционные ценности сельских католиков после предложения лишить центры по планированию семьи финансирования из-за их позиции по искусственному прерыванию беременности.

Нерегиональное дело

Тем временем в штабе националистов в Энен-Бомоне наступает кульминация вечера после выборов: Марин Ле Пен обращается к соратникам с победной речью — десятки телекамер транслируют не просто выступление лидера первого тура, а одного из фаворитов предстоящей через полтора года президентской кампании. «Это голосование показало то, что всем давно было известно, но официальные лица не хотели признавать: Национальный фронт стал первой политической силой Франции», — объявила Марин Ле Пен. В ее короткой речи не нашлось места ни одному слову о регионе, который она собирается возглавить.

Впрочем, о регионе она скажет уже на следующее утро. Первоочередной мерой лидера Нацфронта в случае избрания на пост главы регионального совета станет прекращение всех программ международного сотрудничества. «Я думаю, что это вовсе не роль региона — платить за противомоскитные сетки для заключенных в Сенегале в рамках борьбы против малярии». Амбиции Марин Ле Пен, очевидно, простираются намного дальше стремления возглавлять ближайшие шесть лет депрессивный север Франции и заниматься благоустройством лицеев, строительством дорог и проблемами утилизации мусора.

Все эксперты сходятся во мнении: результат региональных выборов важен не столько сам по себе. Он является показателем политических настроений в обществе за полтора года до президентских выборов. Марин Ле Пен уже заявила, что рассчитывает как минимум пройти во второй тур на голосовании в 2017 году. С учетом катастрофически низких рейтингов действующего президента-социалиста Франсуа Олланда и раздора в рядах руководства правой партии «Республиканцы», заявка лидера националистов не кажется такой уж безосновательной.

франция 2

Политическая карта Франции после I тура региональных выборов
Источник: www.reuters.com

Фото: REUTERS/Jean-Paul Pelissier

RTX1XLC2.eps

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.