Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Прагматичный подход

10.12.2015 | Антон Баев | №41 (389) 06.12.15

The New Times поговорил с Полом Фармером, основателем организации «Партеры во имя здоровья», которая лечит тех, кто не может заплатить за помощь, о милосердии, благотворительности и России

Пол Фармер

Пол Фармер с один из своих пациентов, Гаити, 1980-е

Полу Фармеру 56 лет, и больше половины жизни он провел в разных уголках мира, помогая бедным. Дольше всего работал на Гаити. Там Пол построил современную больницу, которая снизила уровень смертности от инфекционных заболеваний среди населения в разы. Сам Пол признается, что Гаити – его большая страсть. Такая же большая, как и снег. Поэтому он как подросток выскочил из отеля под снегопад. «Люблю снег и ничего не могу с собой поделать. Наверное, это глупо», - смущается он.

В Москве доктор третий или четвертый раз – сам уже не помнит. В России у благотворительной организации «Партнеры во имя здоровья» есть отдельный проект по борьбе с туберкулезом в тюрьмах. Именно ради этого Фармер приехал сюда в середине девяностых.

Пол, чем занимаются сейчас «Партнеры во имя здоровья в России»?

Мы начали работу в конце 90-х, когда Россию поразил кризис. В тюрьмах росло количество больных туберкулезом. При этом возможности лечить заключенных не было. Не было ни лекарств, ни техники, ни людей. Мы находили средства, привозили препараты. Пока мы здесь работали, я познакомился с огромным количеством замечательных специалистов, в России с этим хорошо. Среди них были коллеги из исследовательского института туберкулеза. Вместе с ними мы работали в томских тюрьмах. Они были ужасно перенаселены – это серьезно влияет на распространение инфекций. Но, не смотря на это, многие из наших пациентов пошли на поправку и выздоровели.

Вы боролись с туберкулезом в тюрьмах по всему миру. Чем отличают места заключения в России?

Здесь долгое время не понимали, в чем проблема. Когда я был на конференции правозащитников в 1999 году в Москве, большинство участников считали, что люди в тюрьмах умирают от голода. Но проблема была не в этом. Заключенных кормили, но туберкулез не вылечить едой. Нужны лекарства и доктора. То, что мы изменили взгляд на смертность в тюрьмах – это уже большой шаг вперед.

Кроме того, Россия сильно отличается от Руанды, Перу, Марокко и других стран, где я был тем, что здесь очень много талантливых молодых врачей. Для сравнения: в главном медицинской академии в Либерии было 25 преподавателей. За последние 3-4 года пятеро из них погибли от Эболы, еще пятеро – просто ушли. В России же 12 тыс. преподавателей. Это огромное преимущество в борьбе с инфекциями, в том числе с туберкулезом. Плюс, Россия – достаточно богатая страна. Это сильно влияет на здравоохранение. Технологии и общество стремятся к развитию медицины. Появляются активисты, которые занимаются конкретными проблемами, например, контролем качества продуктов или поставкой препаратов в клиники. Такой прагматичный подход – ключ к решению многих проблем.

В рамках визита вы были не только в Москве, но и в Карелии.

Да, я принимал в Карелии пациентов. Ко мне приходили многие. И у всех – больше, чем одна проблема. У одних нет денег, у других – проблемы с законом. Так, ко мне пришла женщина, ее сыну 29 лет, он болен. Все время она винила себя. Говорила, что делает все возможное. Это не лучшее решение. Однако я с ним постоянно сталкиваюсь.

Другой парень, лет 30, пришел на серьезной стадии туберкулеза. Я предложил ему приехать на дом, но он отказался. Это еще одна проблема, как в России, так и в США. Медицина ориентирована на удобство врачей. Вы приходите в клиники в удобное для доктора время. Я считаю, это неправильно. Лечить пожилых и инфицированных людей нужно на дому, в удобное для них время, а не заставлять через огромный мегаполис добираться до клиники.

Не так давно в России появилась книга Трейси Киддера «За горами горы», в которой он рассказывает вашу историю. Многие после нее задумались – а как они могут помочь?

Первым делом нужно быть более чуткими в повседневной жизни. Это значит, нужно усердно работать, выполнять свою задачу, учиться состраданию, сопереживанию. С этого все и начинается. В мире очень много проблем: ужасающая бедность, безработица, уличное насилие, неустроенные мигранты. И чувство сострадания помогает бороться с этим. Это важно для человека как вида. Мы не обязаны драться друг с другом, чтобы добыть свободу или обмениваться мнениями. Когда кто-то говорит мне, что поддерживает то, что делают «Партнеры во имя здоровья» - это действительно помогает.

Если же вам кажется, что этого мало, что нужно поехать на Гаити и помогать людям здесь и сейчас – дерзайте. В Америке много циников, которые утверждают, что такая деятельность ни к чему не приводит. Мол, что могут изменить две-три недели работы одного человека? С одной стороны, не многое. Но с другой, вы попадаете в эту ловушку, это открывает глаза. Вы, буквально, заражаетесь желанием что-то делать и с ним возвращаетесь домой.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.