Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Шоколад временного содержания

10.12.2015 | Александрина Елагина | №41 (389) 06.12.15

Невозмутимая Швейцария, оставшаяся спокойной даже после парижских терактов, возможно, в скором изменит свое отношение к мигрантам: одного из подозреваемых разыскивают сегодня в Женеве. Как устроена миграционная политика и что думают о ней в самой  знаменитой нейтральной стране Европы, выяснял The New Times


беженцы1.jpg 

Агентству Reuters сообщили в швейцарской полиции, что четверо подозреваемых в причастности к парижским терактам пересекли границу, Женева, Швейцария 


Приемный центр беженцев в городе Валлорб — один из пяти в Швейцарии. Серое четырехэтажное здание расположено рядом с железнодорожной станцией. За ней — горы, за ними Франция. Чтобы получить убежище, каждый день сюда прибывает 20–30 человек, многие нелегально.

«Иисус любит Мухаммеда»

«Большинство прибывает без документов, или специально их «теряет», — рассказывает директор центра Маурицио Мисели, — они считают, что это повысит их шансы на предоставление убежища. Или просто позволит подольше задержаться в стране. Хуже всего с выходцами из государств, которые расположены южнее Сахары, — от них труднее всего добиться документов».Чтобы подтвердить страну происхождения, много не надо — достаточно любого документа или номера телефона. Иногда приходится привлекать специалистов: с помощью определенного набора вопросов они вычисляют, говорит ли потенциальный резидент Швейцарии правду. В общей сложности, чтобы «войти в систему», необходимо 90 дней: заполняешь анкету, фотографируешься, сдаешь отпечатки пальцев и проходишь первичный медосмотр — проверку на вирусы и инфекции, в первую очередь, туберкулез и ВИЧ/СПИД. Здесь же каждому выдаются предметы личной гигиены, теплая одежда.


Пока работают бюрократические механизмы, беженец бесплатно живет и питается в центре. Из наличных денег у совершеннолетнего остается 1000 франков, остальное переводится на индивидуальный счет. Отдельно от этой суммы он получает три франка в день — на карманные расходы. Можно прогуляться по городу — вход и выход из здания свободный. Или пойти на занятия по культуре Швейцарии. Во дворе есть стол для пинг-понга, футбольное поле и баскетбольное кольцо.

В большом зале двадцать мужчин и одна девушка изучают французский алфавит. На доске нарисованы буквы: «и» — это Ирак и Иран, «к» — Кабул и Киев, «н» — Нигерия.

— Хорошо. А «у»? — спрашивает учитель.

— Уникальный! — слышится с задней парты.

На стенах развешаны плакаты-коллажи из разных стран, сделанные руками постояльцев. Большинство с арабскими надписями. Это вполне логично: в этом году много беженцев из Афганистана, Ирака и Сирии. На одном из плакатов фото мечети Омейядов в Дамаске и подпись: «Иисус любит Мухаммеда».


мигранты 3.jpg 

Каждый прибывающий в Валлорб может получить всю необходимую одежду, Валлорб, Швейцария, 24 ноября 2015 года


Центр в Валлорбе рассчитан на 244 человека. Ровно столько там и живет сейчас. Кантон Во, в котором находится Валлорб, выделил еще одно помещение на 210 человек, соседний кантон Невшатель — на 250 мест. Но и там размещать беженцев уже негде.

Швейцарское качество

После завершения первичных процедур беженцы отправляются в центр временного пребывания — ожидать решения судьбы. Это обычно занимает еще месяц. Такой центр, например, работает в Ашериде — небольшом городке столичного кантона Берн. Население города составляет всего 2200 человек. Центр для беженцев заполнен: сейчас там живет 100 человек из 16 стран, в том числе 21 ребенок. В этом году большинство обитателей центра были родом из Эритреи (37,5%) и Афганистана (19%). На третьем месте по численности — Сирия и Ирак (10%).

Временное прибежище соответствует всем швейцарским стандартам: занятия художественным творчеством, уроки французского языка для взрослых, школа для детей, в качестве развлечений — бильярд и настольный футбол. Для «познавательных киносеансов» — чтобы беженцы лучше разбирались в европейской культуре — фильмы «Крестный отец», «Идентификация Борна», «Пятый элемент», сериалы «Отбросы» и «Герои».


При желании беженцы могут работать — складывать пакеты для одежды, строгать щепки для розжига каминов, благоустраивать территорию поселка: выкладывать камешками дорожки или убирать газоны. Платят немного — пару франков в день. Но и это приятная добавка к девяти ежедневным франкам. Убираются и готовят еду здесь самостоятельно. Передвижение свободное, как и в первичном центре размещения — главное, отметиться в 8 вечера.


мигранты 4.jpg 

Коллажи о своих странах беженцы делают на специальных творческих занятиях, Валлорб, Швейцария, 24 ноября 2015 года


«Когда центр только открывался, местные жители спрашивали, придется ли все убирать и запирать двери в течение всего дня, — рассказывает глава администрации Йоланда Люгенбюль. — Боялись, можно ли будет отпускать детей одних в детский сад и младшую школу, оставлять их гулять. Беспокоились о безопасности молодых женщин».По ее словам, сейчас все наладилось — местные жители приходят на общие собрания, с удовольствием возятся с детьми. Но муниципальный совет четко обозначил свою позицию: Ашерид согласен принять беженцев на время, но постоянного жительства не предоставит.«Конечно, люди должны получить помощь. Но слишком щедрая политика, которая сейчас проводится, не совсем верна, — добавляет она. — Деньги, которые выделяются на помощь беженцам, идут из кантонов. И мы бы хотели, чтобы граница между настоящими беженцами и теми, кто бежит из страны по экономическим причинам, была четко обозначена».


Всего кантон Берн может принять 3600 беженцев. В столичном регионе атмосфера напряженная: все 34 коллективных центра максимально загружены. В том числе 9 объектов гражданской обороны, отданных под беженцев федеральными властями в приказном порядке. Снять жилье в частном секторе — проблема: его не хватает даже самим швейцарцам.


«Конечно, люди должны получить помощь. Но слишком щедрая политика, которая сейчас проводится, не совсем верна»


«Государственный секретариат миграции (SEM) заверяет нас, что людей будет меньше, — говорит Хаммес Шаде из кантональной миграционной службы, — но с учетом международной ситуации вряд ли это обещание будет выполнено. Каждую неделю прибывает 200 человек, из них — 20–30 детей. Если так пойдет дальше, мы вскорости уже не сможем находить новые возможности для нормального функционирования системы».

По данным SEM, статус беженца или разрешение на временное пребывание получает 60% заявителей. Тем, кто не получает пристанища, обычно дают «подъемные», которые человек может потратить при возвращении на родину — если родина захочет его принять. На конец ноября 2015 года убежище в Швейцарии попросило 35 тыс. человек. По прогнозам, эта цифра будет только расти.


Политика Пандоры 

Анкаран приехала из сирийского Дерика в Женеву три года назад. Ее муж здесь уже 9 лет. Но он сирийский курд, а Швейцария не считает их политическими беженцами. Поэтому он получил разрешение формы F: временное проживание, без перспектив гражданства. Когда правительство сочтет, что обстановка в Сирии стала благополучной, их попросят выехать. Их сыну два года — он родился уже в Швейцарии.

«Я очень хочу работать, но меня никуда не берут. Чтобы работать, нужно знать французский язык», — говорит она. Сейчас Анкаран бесплатно учится в центре Camarada, который как раз и предназначен для беженок с детьми.


История Анкаран типична: по данным SEM, 70% беженцев в течение первого года живут на пособие, выплачиваемое государством, — примерно 1 тыс. франков в месяц. По статистике, через 10 лет «слезает» с пособия только половина.«Демографически Европа нуждается в молодых людях, — рассказывает специальный посол по интернациональной кооперации в области миграции Эдуард Гнеса, — с другой стороны, это молодые люди до 25 лет, которые не могут быстро влиться в рынок труда. Мигранты из Сирии в основном квалифицированны. Но они не большинство. Многие не владеют языком. 60% из тех, кто приезжает, остаются. Нужна интеграция. А на нее нужны деньги».


беженцы 2.jpg

Теннисный стол, детская площадка, живописный вид на горы - все включено, Валлорб, Швейцария, 24 ноября 2015 года


Ежегодно на программы интеграции выделяется 10 млн франков — по 5 млн из федерального и кантональных бюджетов соответственно. Кроме образовательных программ, на эти деньги проводятся антидискриминационные мероприятия — в последнее время мусульман не жалуют.

«Дискриминация во всех формах: беженцев боятся, не хотят брать на работу, бывает и прямая агрессия: на мусульман нападают, оскорбляют. Исследования показывают, что это проблема не только Женевы — исторически мультикультурного города, но и всей Швейцарии», — рассказывает Николя Роже, руководитель бюро по интеграции для иностранцев в кантоне Женева.


В 2016 году на обеспечение работы миграционной политики правительство решило потратить 1,47 млрд франков — на 27 млн больше, чем в этом. Такое состояние дел не устраивает швейцарцев — это видно и по политическим предпочтениям: в октябре на выборах в федеральный Национальный совет большую часть мест получила правая «Швейцарская народная партия». Один из основных пунктов их предвыборной компании — ужесточение миграционной политики. Местные партии также не забывают этот вопрос. В Женеве, например, тему мигрантов эксплуатирует местная партия «Движение женевских граждан» — и благодаря этому приобретают все большую популярность. И хотя в Сенате, наоборот, преобладают левые силы, вряд ли они смогут перебороть народные настроения: в следующем году решено провести референдум об отмене закона о беженцах, который приняли за месяц до федеральных выборов.


«Дискриминация во всех формах: беженцев боятся, не хотят брать на работу, бывает и прямая агрессия: на мусульман нападают, оскорбляют»


«Основной пункт недовольства — бесплатная юридическая помощь беженцам, — рассказывает Константин Хрюшка, глава департамента защиты общественной организации OSAR. — Наличие адвокатов существенно ускорило процесс рассмотрения заявок. «Швейцарская народная партия» говорит, что это ничего не даст, кроме новой нагрузки на кошелек налогоплательщика».

В 2014 году по итогам референдума ограничили трудовую миграцию. В августе 2015-го народ потребовал прекратить выплаты социальной помощи наличными деньгами претендентам на статус беженца и временно принятым иностранцам — таким, как Анкаран. «Ужесточением закона или прекращением выплат ситуацию не решить, — говорит Мартин Оберхольтцер, глава департамента по делам беженцев SEM. — Это делают все, но мигранты продолжают ехать».


мигранты 6.jpg

В Ашериде можно подработать за пару франков в день. Например, складывать пакеты для упаковки одежды, Ашерид, Швейцария, 25 ноября 2015 года


По его мнению, которое многие в Швейцарии разделяют, виновником миграционного кризиса в Европе стала Ангела Меркель. «Она открыла ящик Пандоры, — говорит глава департамента, — сказала: «Добро пожаловать!». Европейский союз поддержал. И все, кто может уехать, сюда приехали».


«Преступников и потенциальных террористов сложно выявить. Париж показал, что понять, кто завтра станет террористом, невозможно»


«Проповедников ненависти» — тех, кто пропагандирует экстремизм, стараются не допустить на территорию страны. И здесь помогает сотрудничество со спецслужбами. Однако, как и везде, это не спасает: согласно отчету федерального департамента обороны и спорта на 2 ноября 2015 года в Швейцарии заведено 70 уголовных дел по обвинению в терроризме.

«Преступников и потенциальных террористов сложно выявить, — говорит Мартин Оберхольтцер. — Париж показал, что понять, кто завтра станет террористом, невозможно». На вопрос, как долго можно скрываться от служб, он отвечает просто: «При определенной ловкости, всю жизнь». «Знаете, — добавляет он, улыбаясь, — полиция ни разу за всю жизнь не остановила меня на улице».

Фото: REUTERS/Pierre Albouy, Александрина Елагина


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.