Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Франция

Шок по расписанию

08.12.2015 | Сергей Дмитриев, журналист Radio France Internationale (RFI) – специально для The New Times, Париж | №41 (389) 06.12.15

Почему «Национальный фронт» Марин Ле Пен лидирует после первого тура региональных выборов во Франции

франция.jpg

Выборы доказали популярность крайне правого «Национального фронта»

Впервые в истории Франции крайне правая партия «Национальный фронт» Марин Ле Пен по итогам первого тура выборов в региональные советы получила больше всего голосов избирателей — 27,73% голосов. Так как ни одна партия не набрала в первом туре абсолютного большинства, на данный момент это гарантирует только выход во второй тур, который состоится 13 декабря. Действительно ли можно говорить о прорыве для националистов и как к успеху Ле Пен относятся во французском обществе?

«Это приближается»

По итогам голосования 6 декабря «Национальный фронт» опередил больше чем на 1% голосов традиционно считавшуюся главной правой силой партию «Республиканцы» Николя Саркози, у которой 26,65%, а также правящую сейчас Социалистическую партию, которой удалось получить поддержку только 23,12% избирателей.

На утро главные общественно-политические газеты страны вышли с тревожными заголовками. «Это приближается», - на фоне размытой фотографии Марин Ле Пен предупреждает обложка Libération. Необычное единодушие проявили правоцентристская Le Figaro и коммунистическая L'Humanité, поместившие на первую полосу одно слово – «Шок». «Как мы до этого дошли?», - задается вопросом левоцентристская Le Monde.

Особенно впечатляющими результаты голосования были на севере Франции, в регионе с высоким уровнем урбанизации и индустриализации, который раньше славился, наоборот, известен сильной поддержкой левых партий. Последние годы север стал вотчиной националистов. Эксперты считают это следствием социальных и экономических проблем, характерных для всей Франции, но особо остро проявившихся на севере. Уровень безработицы достиг там по итогам прошлого года 12,6%, на 3% превышая средний по стране. Проблема мигрантов как никому во Франции заметна жителям приморского города Кале, недалеко от которого развернулся уже многотысячный лагерь беженцев, мечтающих перебраться через Ла-Манш в соседнюю Великобританию. В итоге победа списка Марин Ле Пен выглядит в этом регионе особенно угрожающе: Нацфронт получил более 40% голосов.

Необычное единодушие проявили правоцентристская Le Figaro и коммунистическая L'Humanité, поместившие на первую полосу одно слово – «Шок». «Как мы до этого дошли?», - задается вопросом левоцентристская Le Monde.

Праздничную вечеринку после дня голосования националисты устраивают в маленьком городке Энен-Бомон, в тридцати километрах от Лилля. Этот город стал символом электорального успеха Нацфронта полтора года назад, когда по итогам муниципальных выборов городскую администрацию здесь возглавил представитель партии националистов Стив Бриуа. Местные жители новым мэром пока довольны, но хвалят его больше не за политические убеждения, а как хорошего «хозяйственника», решающего городские проблемы. Тем не менее, успех Энен-Бомона Марин Ле Пен рассчитывает повторить на уровне региона.

«Республиканский фронт» против «Национального»

В первые же часы после голосования Соцпартия объявила о снятии своих списков в тех регионах, где их кандидаты заняли третье место, а премьер-министр страны социалист Манюэль Вальс призвал сторонников поддержать кандидатов от правой партии “Республиканцы”. Так пропрезидентская партия предлагает создать «республиканский фронт», который бы помешал победе националистов. Тем самым, социалисты лишаются возможности иметь хоть какое-то представительство в некоторых региональных советах на ближайшие шесть лет. Однако подобная жертвенность социалистов не нашла отклика у партии «Республиканцы». Николя Саркози в свою очередь отказываться от конкуренции даже в тех регионах, где есть риск прихода к власти Нацфронта, не собирается. А Марин Ле Пен назвала решение левых первым шагом на пути к самоликвидации Соцпартии.

Жертва, принесенная руководством Соцпартии в одностороннем порядке, не вызвала единодушной поддержки и среди левых сил. В некоторых регионах социалисты на первый тур выборов шли в коалиции с маленькими левыми партиями, которые рассчитывали таким образом провести хотя бы одного своего представителя в региональный совет, и снятие списка руководством Соцпартии без обсуждения с соратниками по коалиции многими было воспринято как предательство. К тому же наивно полагать, что снятие списка левыми автоматически означает голосование их сторонников во втором туре за правых «Республиканцев».

Такая готовность к сотрудничеству социалистов и “республиканцев” перед угрозой победы Нацфронта, в глазах избирателей только подтверждает слова Марин Ле Пен, о том, что не осталось больше различий между двумя традиционными политическими силами, которые передают друг другу по эстафете власть в стране, не меняя при этом в своей основе политику. А все их обвинения в том, что Нацфронт представляет угрозу «республиканским ценностям» и демократии, по мнению лидера фронтистов, идут от того, что ее конкурентам просто больше нечего сказать. Когда экономические реформы левого правительства сложно отличить от программы, проводимой пять лет назад правыми, а под предлогом борьбы с терроризмом обществу предлагается жить в условиях постоянного чрезвычайного положения, то как мобилизовать свой электорат иначе, чем апелляцией к республиканским ценностям?

Манипуляция страхами

Несмотря на алармистские газетные заголовки, все обозреватели отмечают: 27% у националистов никого не удивили. Еще задолго до выборов социологические опросы говорили об очень хороших шансах на победу у Нацфронта. А в последние перед выборами недели рейтинг партии стабильно держался на уровне 30%. Трагические события 13 ноября в Париже его не сильно изменили. Напротив, после терактов выросла популярность президента-социалиста Франсуа Олланда. Его рейтинг всего за десять дней вырос на 17% и достиг исторических для него 41%. Однако эта популярность не передалась автоматически его партии.

Таким образом первый тур региональных выборов 6 декабря ни для кого не стал неожиданностью, и историческим прорыв Нацфронта называть тоже нельзя. Полученные националистами 27% в абсолютных цифрах составляют приблизительно 6 млнизбирателей от 45 млн французов, имеющих право голоса. Для сравнения, в первом туре президентских выборов 2012 года Марин Ле Пен получила почти 6,5 млн голосов, но в процентом отношении тогда это составляло 17,9%. При этом уровень явки в 2012 году был почти 80%, а в 2015 голосовать пришли меньше 50%. Поэтому можно сказать, что прошедшее голосование стало не победой Нацфронта, а поражением остальных партий. И в первую очередь - двух основных политических сил – «Республиканцев» и социалистов, избиратели которых в них разочаровались и просто не пришли на выборы. А электорат Марин Ле Пен пришел.

После терактов выросла популярность президента-социалиста Франсуа Олланда. Его рейтинг всего за десять дней вырос на 17% и достиг исторических для него 41%

Впрочем, во втором туре политологи и опросы общественного мнения предсказывают «Национальному фронту» более скромные результаты. Уверенные шансы возглавить региональные советы у националистов пока есть только в двух регионах: на севере, в регионе Нор-Па-де-Кале-Пикардия, где предвыборный список возглавляет сама Марин Ле Пен, и на юге, в регионе Прованс-Альпы-Лазурный берег, где во главе партийного списка стоит ее племянница и внучка отца-основателя Нацфронта 25-летняя Марион Марешаль-Ле Пен.

Фото: Jean-Paul Pelissier / Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.