Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Право

#Только на сайте

#Конфликт

Правила фарватера

07.12.2015 | Владимир Жбанков, юрист-международник | №41 (389) 06.12.15

Развитие конфликта между Россией и Турцией неизбежно ведет к обострению вопроса о черноморских проливах: Анкара может серьезно осложнить нам судоходство через Босфор и Дарданеллы

Десантный корабль ВМФ России «Цезарь Куников» во время прохода через турецкие проливы

Десантный корабль ВМФ России «Цезарь Куников» во время прохода через турецкие проливы, Стамбул, 25 ноября 2015 года

После того как между Россией и Турцией вспыхнул конфликт, появились сообщения, что Анкара значительно усложнила для российских судов процедуру прохода через проливы Босфор и Дарданеллы — разного рода проверки теперь тянутся по нескольку часов. Вроде бы самое очевидное в данной ситуации — обвинить Анкару в произволе, желании отомстить за введенные против нее санкции и призвать ее к ответу. Но с международно-правовой точки зрения не все так просто.

Что делать с конвенцией

Босфор — Дарданеллы — Мраморное море — единственный международный морской путь, который проходит непосредственно через крупнейший город страны-хозяйки, Турции, на его берегах проживают около 14 млн человек. Свобода судоходства здесь существенно осложняется необходимостью обеспечения общественной и экологической безопасности. В 1936 году, когда в швейцарском Монтрё была подписана действующая конвенция* (см. справку-досье), являющаяся основой регулирования режима проливов, последний фактор не имел такого значения. Однако с тех пор количество судов, проходящих через проливы, выросло на порядки, а значит, выросли и трудности по организации судоходства.

Конвенция 1936 года, безусловно, устарела, что стало особенно заметно после принятия в 1994 году Конвенции ООН по международному морскому праву (UNCLOS). Эксперты понимают: Конвенцию Монтрё необходимо привести в соответствие с UNCLOS, но тому мешают многочисленные политические противоречия. Так что правовой режим черноморских проливов до сих пор остается архаичным исключением из общего режима Международного морского права. Впрочем, нынешний конфликт России с Турцией уже спровоцировал дискуссии на эту тему, и не исключено, что изменения таки грядут.


ДОСЬЕ

Конвенция Монтрё

Важнейшие положения: торговые суда и черноморских, и нечерноморских стран имеют равные права свободного прохода через проливы как в мирное, так и в военное время. Проводка военных судов различна для черноморских и нечерноморских государств, а также в мирное и в военное время.

1. В мирное время черноморские государства*:

● не имеют права проводить авианосцы,

● не имеют права проводить подводные лодки, если только те не следуют к месту базирования после строительства или ремонта,

● остальные военные суда могут проводить при условии уведомления об этом Турции за 8 дней.

Нечерноморские государства:

● не имеют права проводить авианосцы и подводные лодки,

● могут проводить военные суда при условии уведомления Турции не позднее чем за 15 дней,

● общий тоннаж военных судов нечерноморской державы в Черном море не должен превышать 45 тыс. тонн, а срок их пребывания не должен превышать 21 день.

2. В случае войны, в которой Турция не участвует, она должна закрыть проливы для всех военных судов любых стран. Если Турция является воюющей стороной, она может разрешать или запрещать проход через проливы любых военных судов. Это положение может применяться и в том случае, если Турция сочтет, что она находится под угрозой непосредственной военной опасности (статья 21), но если СБ ООН большинством (2/3) голосов решит, что это неоправданно, — Турция должна будет отменить данные меры.


Один закон, много редакций

Хотя Конвенция с 1936 года оставалась неизменна, конкретные правила судоходства все-таки менялись. Действующие ныне были приняты Турцией в 1994 году. Важной их особенностью было усиление полномочий турецкой администрации — и в плане контроля над транзитом, и в плане установления регламентов. Стремление Турции обезопасить свои проливы и прибрежную зону всякий раз вызывало протесты черноморских стран, и в будущем ожидать взаимопонимания сторон тоже не приходится.

Регулярно высказываемые опасения, будто турецкая сторона может запретить проход российских военных судов в виду развивающегося российско-турецкого конфликта, отчасти обоснованны. Такое право турецкой стороны прямо предусмотрено статьями 20 и 21 Конвенции 1936 года. Основанием для этого может стать состояние войны или угроза войны. Причем последнее основание вполне можно толковать расширительно, почву для этого дает густонаселенность прибрежной зоны и необходимость обеспечения безопасности людей. С другой стороны, подобная мера является чрезвычайной; должен быть подтвержден факт международной агрессии и созван Совет Безопасности ООН с долгими и сложными разбирательствами и непредсказуемыми последствиями. Это бы вывело конфликт РФ и Турции с регионального, каким он сейчас является, на глобальный уровень и существенно осложнило международное положение всех его участников.

Кроме того, у Турции есть возможность существенно затруднить транзит даже и торговых российских судов через проливы, пользуясь уже упомянутыми правилами 1994 года, — с помощью различных административных барьеров, затягивая процедуры согласования и усложняя различные бюрократические процедуры.

Нельзя исключать обострения ситуации из-за того, что Россия, столкнувшись с трудностями, может попытаться обойти Конвенцию Монтрё. Прецеденты имеются. Во время войны между Россией и Грузией через Босфор прошел корабль ВМС США, чье водоизмещение существенно превышало допустимые пределы для военных судов. Аналогичный случай был зафиксирован и во время событий вокруг Крыма в 2014 году. Принимая во внимание склонность российской стороны заимствовать худшие образцы зарубежного опыта, такая опасность представляется вполне реальной. В этом случае Турция вполне может воспользоваться статьей 21 Конвенции и получить широкую международную поддержку в ходе последующих разбирательств в ООН.

* Черноморские государства: Турция, Румыния, Болгария, Украина, Россия, Грузия (до 1991 года — СССР).

Фото: REUTERS/Murad Sezer



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.