Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Зал ожидания

06.12.2015 | Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики | №41 (389) 06.12.15

3 декабря президент Владимир Путин обратился с ежегодным посланием к Федеральному собранию

Послание интересно не тем, что хотел сказать президент: его сообщение противоречиво и несколько спутанно. В нем нет осевой идеи, стратегии, которую, похоже, он сам не видит. Может быть, это хорошо, потому что при нынешнем уровне кремлевской разработки большая идея была бы ложной, плохой и опасной.

Мы приветствуем не то, что он сказал, а чего в послании не было. Нет скреп, закручивания гаек, какого-то лязганья чрезвычайным положением. Нет Украины — она исчезла с горизонтов российской геополитики. Это всех обрадовало — причем как сторонников, так и противников власти. Мы рады, что не было радикальных пугающих заявлений, — и рады этому аплодировать. Это говорит о том, как за последние два года снизились критерии того, что мы хотим услышать. И мне это тоже нравится, потому что сегодня власть ввергла себя в состояние, в котором уже не контролирует своих действий. Так уж лучше пусть она их и не предпринимает.

В целом, послание президента было посвящено внутренним делам. Другое дело, что оно показывает бедственное состояние концепции наших внутренних дел: если что-то не является государственным, то его и не существует. Даже среди некоммерческих организаций (НКО), которые президент почтил упоминанием, была выделена группа особо ценных — тех, кто работает с государством. Они по сути своей работают с обществом, но при желании сказать в их адрес что-то хорошее, описываются как лояльные государству и поэтому заслуживающие денежного поощрения. Это глубокая философия. Искренняя, но стратегически тупиковая.

Триумфалистское начало необходимо с точки зрения президента. Как он думает, чтобы не разочаровать телевизионное большинство, которое так долго приучали к фронтам, штурмам, пусканию ракет и уничтожению командных пунктов десятками в день. К этому не нужно относиться слишком серьезно. Потому что это был разговор в пустом зале. Интересно сравнить с прошлым годом, когда люди, сидевшие в зале, по-разному изображали кто отчаянный энтузиазм, кто радикализм, кто согласие с большинством. Теперь это был зал ожидания, я бы даже сказал — транзитный зал: никто не знал, где он окажется со следующим абзацем президента. Поэтому со страху православные аплодировали при слове «Аллах». Таким коллективом легко управлять. Теперь уже не нужны сигналы — достаточно простого подмигивания без слов. Телевидение навело объектив на прокурора Юрия Чайку во время выступления президента о коррупции — и все в восторге. Все видят в этом какой-то большой знак. На самом деле, это подмигивание без слов — и без обязательств.

Наконец, не было ничего определенного для тех людей, которым государство не может ничего дать: лишних денег нет. Я имею ввиду работающих людей, а не чиновников, которые сидят на потоках. Люди, которые вынуждены зарабатывать — например, мелкий бизнес, не услышали там ничего. В это же время звучали обещания создать новые управления проектами, вдохновляющие круги, близкие к бюджету. Уже при этих словах некоторые начинают прикидывать откат и офис для управления этими большими проектами. Но в этом нет сигнала для тех, кто зарабатывает своим трудом, и менее всего — дальнобойщикам, так и не доехавшим до Москвы.

Телевидение навело объектив на прокурора Юрия Чайку во время выступления президента о коррупции — и все в восторге. Все видят в этом какой-то большой знак. На самом деле это подмигивание без слов — и без обязательств



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.