Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Только на сайте

Профи

03.09.2007 | Шендерович Виктор | № 30 от 3 сентября 2007 года

Профи.
В интервью Первому каналу заместитель главного редактора «Новой газеты» выразил полное удовлетворение работой следственной бригады Генпрокуратуры, задержавшей подозреваемых в убийстве Анны Политковской. Была и вторая половина интервью: она касалась генерального прокурора Чайки, который своим заявлением о зарубежном заказчике убийства фактически свернул шею реальному следствию. Но фразу эту из эфира вырезали.

Я бы не выносил сор из телевизионной избы, если бы ценой вопроса было качество досуга у населения. Уж какое есть — привыкли! Поздно и неловко вести речь о лолитах и аншлагах — ветер им всем в парус, рейтинга и дальнейших творческих успехов, счастья в личной жизни и перекрестного опыления жильцам «Дома-2»… Проехали.

— О другом разговор —

В конце августа Академия российского телевидения определяла финалистов конкурса «ТЭФИ». По такому случаю я был, можно сказать, вынужден посмотреть лучшие (по мнению телеканалов) образцы их информационной продукции. По одной штуке «Времени», «Вестей» и прочего. Посмотревши, я пришел на гильдию создателей информационных программ и начал делиться с коллегами своими впечатлениями.

Коллеги слушали меня, как слушают нездорового человека, разговорившегося на светском рауте о своих болячках. То есть выставлять неловко, а слушать противно. Председательствующий Кириллов Игорь Леонидович мягко призывал меня к порядку, затем остановил, затем от щедрот дал еще пятнадцать секунд, которых мне хватило на два небольших выступления.

С точки зрения результатов голосования я мог бы говорить все это в комнате, обитой войлоком, в клинике профессора Стравинского.

Говорил же я, например, о том, что, когда в сюжете «Вестей» о кризисе на Украине полно синих флагов и говорящих голов от Януковича, а оранжевых флагов и симметричных голов от Ющенко нет, это не новости; что, когда в программе Пушкова говорит Луговой, а симметричного «синхрона» с английской стороны не наблюдается, когда обвинения королевской прокуратуры не названы, но за глаза обозваны абсурдными, — это вообще не журналистика.

Я говорил, что ведущие вводят телезрителей в заблуждение, позиционируя себя журналистами, — на самом деле мы имеем дело с сотрудниками пиар-службы администрации.

Когда единственным человеком, говорящим о покойном Ростроповиче, оказывается вице-спикер Слиска, — это всего лишь милое свидетельство вкуса корреспондентов канала Russia Today. Но когда в тех же «Вестях», после торжественного безразмерного сюжета о Совете по культуре при президенте, впроброс мелькает скорбно-благостная пленочка из Беслана и ни слова не говорится о прозвучавшем в тот день требовании привлечь к уголовной ответственности руководителей штаба по освобождению заложников, то это уже называется «сокрытие общественно значимой информации».

Впоследствии в возбуждении того уголовного дела «Матерям Беслана» было отказано — и не в последнюю очередь потому, что центральные каналы телевидения попросту абортировали эту тему. Если бы кровь, вопиющая о правосудии, а не трендеж о культуре за президентским столом, стала для России событием того дня, осетинская Фемида была бы поставлена в непростое положение…

Если бы темой другого дня в СМИ стал альтернативный доклад депутата Савельева, если бы темой третьего дня стала информация о том, что приказ о штурме бесланской школы пришел из Кремля… Если бы…

А так — никто даже и не чухнулся. Спросите теперь на улице: что за требование суда над руководителями штаба, в чем там дело, чего они вообще хотят, эти тетки в черном? Ну погибли дети, ну жалко, ну так терроризм же, мировой терроризм, так мы же боремся… Хорош уже, надоело! Айда по пиву.

…Я выступил на том заседании гильдии «информационщиков», но, честно говоря, не думал «засвечивать» коллизию — и, может быть, она осталась бы внутри цеха, не продолжись тема на следующей неделе новым сюжетом — в прямом и переносном смысле.

Зам. главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов в интервью Первому каналу выразил полное удовлетворение работой следственной бригады Генпрокуратуры, задержавшей подозреваемых в убийстве Анны Политковской.

— Удовлетворение — и все —

Почуяв подвох, я позвонил в «Новую», и выяснилось, что Первый канал оставил в эфире ровно половину сказанного. Во второй же половине интервью выражалось недвусмысленное отношение к генеральному прокурору Чайке, который своим заявлением о зарубежном заказчике убийства фактически свернул шею реальному следствию.

В «Новой» считают, что эти слова Чайки — политиканство и прямое указание адвокатам задержанных о тактике защиты.

Ну да бог с ним, с Чайкой, приводящим в исполнение высочайшую волю (Путин-то напал на след «зарубежного заказчика» до всякого следствия, на третий день после убийства, так и сказал — на метр сквозь землю видит, не гарант, а рентген).

Бог с ним, впрочем, и с рентгеном. Не о нем сейчас речь, а о телевизионщиках — корреспонденте, редакторе… Милых в быту, нормальных вроде бы людях.

Братцы, а ведь это, если вдуматься, тянет на соучастие.

Ведь поиски мнимого зарубежного заказчика убийства (в интересах тайны следствия никто еще не назвал его фамилию, известно только, что зовут Борис Абрамыч), поиски этого человека означают прекращение поиска в других, гораздо менее туманных направлениях, не правда ли?

Скрывая от россиян мнение о политическом характере слов генерального прокурора (мнение человека информированного и плотно работавшего со следственной бригадой), вы, коллеги, в некотором смысле помогаете укрывать истинных заказчиков убийства, не так ли?

Отдайте себе отчет в цене вопроса. Это не премия «ТЭФИ». Тут не бронзовый мужик с метафорически разорванной грудью, а реально, в упор расстрелянная журналистка.

Ваша коллега — если только у вас одна профессия с Анной Политковской.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.