Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Медвежья сцепка

03.09.2007 | Ухов Владимир | № 30 от 3 сентября 2007 года

Год назад пребывавший в зените влияния и славы Михаил Гуцериев, отвечая на вопрос, что будет, если «Русснефть» сама станет мишенью для более крупного агрессора, сказал: «Пусть попробуют. Будет медвежья сцепка».
Попробовали. Сегодня акции компании арестованы. Гуцериев бежал в Лондон. Его сын Чингис погиб в загадочном ДТП. Спустя несколько дней после гибели сына было объявлено о заочном аресте отца, хотя простое человеческое сострадание должно было потребовать подождать, дать оправиться от горя. Добивают. Почему? Зачем? А бизнес-комьюнити безмолвствует, будто нефти в рот набрав.


Аналитики отрасли напоминают, как в 2005 году «Русснефть» незадолго до банкротства «ЮКОСа» приобрела целый ряд его лакомых активов. Много шума, в частности, вызвала покупка компанией шести добывающих «дочек» «Томскнефтегазгеологии-ВНК». Уже здесь Гуцериев, по-видимому, задел детонатор: прокуратура Томской области возбудила уголовное дело по факту сокрытия имущества.

«Роснефть»: «Месть — это блюдо,
— которое подают холодным» —

Однако «точку невозврата» в отношениях с Кремлем глава «Русснефти», вероятно, прошел в феврале 2006 года, договорившись о покупке 49% словацкой Transpetrol1. Параллельно Гуцериев присматривался к компании Mazeikiu Nafta. Если бы менеджерам «ЮКОСа» удалось быстро сбросить оба эти ценнейших актива по рыночной цене, быть может, у компании и хватило бы средств для расчета с кредиторами. А банкротства «ЮКОСа», превратившего НГК «Роснефть» в главную нефтяную компанию страны, страшно вымолвить, могло и не случиться.

Полтора года отделяют этот весьма неприятный для Кремля момент от 28 августа 2007 года, когда Тверской суд Москвы выдал санкцию на арест Михаила Гуцериева. Как говорил герой Марио Пьюзо, «месть — это блюдо, которое подают холодным».

— Glencore: добрый гном —

Правительство России уже было одобрило покупку Гуцериевым доли в Transpetrol. Дезавуировать решение Белого дома было крайне неудобно. Проще оказалось сломать сделку руками братиславских бенефициаров. На ковер в Кремль был вызван посол Словакии Аугустин Чисар: во имя укрепления торгово-экономического сотрудничества двух стран его убедительно попросили повлиять на свое правительство, владеющее 51% акций Transpetrol. Придирки словаков вскоре вынудили главу «Русснефти» отказаться от сделки по собственной инициативе.

Вероятно, именно в те дни предпринимателю разъяснили новый сложившийся вокруг компании дискурс. Заплатить государству Михаил Сафарбекович мог бы, например, двумя ведущими добывающими «дочками» своей компании, сохранив для себя дистрибуцию ГСМ. Мог бы и уступить «Русснефть» целиком — например, за $1 млрд.

Почему же Гуцериев на все такого рода предложения отвечал жестким отказом?

Дело в том, что «Русснефть» хоть и принадлежит Гуцериеву и его семье, но не совсем. Гуцериев создал компанию на средства, одалживаемые швейцарским Glencore. В результате, по разным оценкам, мировому нефтетрейдеру сегодня только официально принадлежат от 35 до 40% акций основных добывающих «дочек» «Русснефти». При этом «Русснефть» на второй квартал этого года была должна Glencore примерно 47 млрд рублей.

Наличие такого партнера — резидента Швейцарии, где хранят свои авуары высшие чиновники страны, должно было спасти «Русснефть» от судьбы «ЮКОСа», а самого Гуцериева — от карцера. Но это только казалось.

«Базэл»: согласование
— «по мылу» —

Гуцериев увез в Лондон «золотой ключик» от российских активов Glencore

Осенью 2006 года Генпрокуратура возбудила и передала в Следственный комитет МВД уголовные дела по факту незаконного предпринимательства в отношении «дочек» компании. В январе этого года Следственный комитет МВД завел уголовное дело по факту неуплаты «Русснефтью» налогов. Самому Гуцериеву предъявили обвинения в неуплате налогов и незаконном предпринимательстве и взяли подписку о невыезде. Параллельно ФНС подала в арбитражный суд Москвы восемь исков к 11 фирмам, бывшим и нынешним акционерам «Русснефти», требуя признать недействительными сделки между ними по купле-продаже акций, а акции самой компании взыскать в доход государства. Это апробированная технология: именно так «Газпром» в свое время восстановил контроль над АХК «Азот».

Не сразу, лишь к середине лета этого года рулевые судебно-следственной машины, взявшей «Русснефть» в оборот, осознали, что, ударив по Гуцериеву, они ударили и по влиятельной компании-нерезиденту. И что так же просто отобрать «в пользу государства» акции «дочек», как это было проделано с АХК «Азот», скорее всего, не получится. Вероятно, именно в этот момент давление на Гуцериева достигло пика. От него, по-видимому, требовали «по-хорошему» отдать «золотой ключик» от той части активов «Русснефти», что принадлежали Glencore, но контролировались лично главой компании. То есть сообщить номера депозитарных счетов, где хранятся соответствующие акции, оформленные на предъявителя. И выдать доверенность на управление ими.

Гуцериев и к такому развитию событий подготовился заранее. Он нашел человека, который в принципе смог бы вытащить его из «медвежьей сцепки», купив «Русснефть». Это Олег Дерипаска, владелец холдинга «Базовый элемент» и также важнейший российский партнер Glencore. Швейцарский концерн в этом году стал совладельцем 12% акций UC Rusal, где у Дерипаски 66%. Дерипаска взялся согласовать сделку с президентом Владимиром Путиным и главой кремлевской администрации Сергеем Собяниным. Утверждают, что ему это удалось. Но несколько экзотическим для бизнеса образом: не лично, а виртуально. Слухмейкеры говорят, что олигарх довольно часто переписывается с главой государства по Сети, обсуждая серьезные государственные вопросы. По слухам, в начале июля президент написал своему паладину, что, мол, он не против покупки Дерипаской бизнеса «Русснефти»; подразумевалось, что в целях дальнейшей перепродажи «кому надо». И только.

Сделка была совершена в конце июля. Тогда под арестом находились лишь 30% акций «Русснефти». По мнению аналитиков рынка, сумма сделки не превышала $7 млрд. Гуцериев получил около $3 млрд. Параллельно Дерипаска погасил долги «Русснефти» перед Glencore и Сбербанком. При этом Glencore получил в результате сделки блокирующий пакет акций «Русснефти», а структуры «Базэла», если верить рыночным слухам, — контрольный пакет. Немедленно после этого Гуцериев покинул Россию.

Теперь Дерипаске, чтобы сохранить лицо, следует либо попросить ФАС официально заблокировать сделку с акциями «Русснефти», либо лично убедить Генпрокуратуру, Следственный комитет МВД и ФНС России в том, что президент Путин не пошутил.

__________

1 Национальный оператор сети магистральных нефтепроводов, который ежегодно транспортирует 9,9 млн тонн российской нефти по словацкому отрезку нефтепровода «Дружба».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.