Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Опрос

#Только на сайте

Консервация негатива

29.11.2015 | №40 (388) 28.11.15

Куда ведет Россию «война санкций» и возможно ли смягчение ситуации — The New Times спрашивал у осведомленных людей

Олег Вьюгин

Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ Банка:

«Самый серьезный эффект — резкое снижение прямых инвестиций»

Итоги «войны санкций» для России оказались ожидаемы. ВВП должен был потерять порядка 4 % — по предварительным оценкам, падение составляет 3,7–3,8 %. Механизм, приведший к спаду, тоже оказался такой, какой и предполагался: отток средств с инвестиционного рынка и падение реальных доходов, заработной платы. Правда, если зарплаты упали в прогнозируемых пределах — примерно на 10 %, то по общим доходам ситуация оказалась немного лучше.

Но все-таки суть санкций в большей степени — в их воздействии на среднесрочные перспективы: ограничения по технологиям, инвестициям. Краткосрочный эффект, который проявился из-за санкций в 2015 году, — закрытие рынков капитала для российских компаний, которым необходимо платить по долгам. Если санкции не будут отменены, чистый отток средств с инвестиционных рынков продолжится и в 2016 году, и в 2017-м. И возможностей для восстановления в ближайшие год-два я не вижу.

Впрочем, для игроков на финансовом рынке изменения не очень заметны. Самый серьезный негативный эффект — резкое снижение прямых инвестиций в России. За первое полугодие 2015 года они составили $2,6 млрд против десятков миллиардов в прошлые годы. Второй эффект — большинство международных компаний, имеющих производство в России, сократили свою активность.

До тех пор, пока не будет политического урегулирования в отношениях с Западом, никаких значимых инвестиций по этому направлению не будет. Можно, отворачиваясь от Европы, увеличивать сотрудничество с азиатскими странами — с Китаем и Индией, например. Но эффект будет ограниченным — такое сотрудничество в большей степени позволит рассчитывать не на свободные капиталы, а скорее на связанные с реализацией конкретных проектов. К тому же этот процесс — крайне медленный, хотя и вполне реальный.

Вопрос о снятии санкций в ближайшей перспективе не стоит, а вот пойдет ли Запад на облегчение санкционного режима в отношении России — зависит от политической воли и обоюдного желания решать вопросы. Сейчас ни одна из сторон не демонстрирует стремления к компромиссу, стало быть, послабления пока маловероятны.

А вообще, обратите внимание на тактику Китая: он дистанцируется от крупных политических конфликтов исключительно в силу экономических интересов. Им важно получать доступ к самым новым технологиям, расти экономически. Это здравый подход.

Игорь Николаев

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа компании ФБК:

«Мы все равно вошли бы в кризис»

Санкции — не главная причина экономических проблем, хотя и являются дополнительным фактором снижения экономического роста. Но есть они, не было бы их — мы все равно вошли бы в кризис.

В годовом выражении, по нашей оценке, влияние санкций — 1,2% от ВВП, а общее падение около 4 %. Но ведь наш кризис носит структурный характер: к середине 2014 года, когда еще никакие серьезные секторы не пострадали от санкций, когда еще не было падения цен на нефть, экономика уже практически не росла. И до этого темпы ее роста последовательно снижались.

Но чем дольше существует режим санкций, тем более болезненным будет их влияние. Санкции консервируют кризис, делают его затяжным. Доходы населения падают, усиливается инфляция. Банковский сектор и вовсе сейчас заявляет о широкомасштабном кризисе, с чем я не согласен. Пока денег на их поддержку хватало. Вот когда они начнут истощаться, а санкции останутся, тогда и начнутся серьезные проблемы. От санкций и антисанкций пострадали и ретейлеры: розничная торговля в октябре упала на 11,7 % по отношению к октябрю 2014 года. Это худший показатель по торговле — она сейчас падает больше всего. За ней — машиностроение и строительство.

Было бы глупо отказываться от европейского рынка, который составлял почти 50 % от внешнего торгового оборота. Но нет ничего невозможного — можно пойти и на такую глупость. А с Востоком свои проблемы: просто так занять деньги на рынках Юго-Восточной Азии не получается. Их экономика тоже начинает испытывать трудности.

Вариант «облегченных санкций» в отношении России возможен, но только при условии выполнения Минских соглашений. Но почему-то мало кто говорит, что свою роль в этом досье играют и российские контр-санкции. В августе 2015 года Россия продлила их на год, прекрасно при этом понимая, что в феврале 2016 года, в случае соблюдения Минских соглашений, можно было бы ожидать ослабления санкций со стороны ЕС. Вопрос: зачем действовали на опережение — понравилось в санкции играть? Что ж, тогда надо быть готовым к ответным мерам.

Наталья Волочкова

Наталья Волчковаведущий научный сотрудник ЦЭФИР, профессор Российской экономической школы (РЭШ):

«Восстановить потери помогли бы реформы, но их нет»

Санкции усиливают депрессию в нашей экономике. В результате санкций и контрсанкций возник негативный эффект по всем цепочкам. Ведь даже импортозамещение не реализовалось в полной мере, потому что для него необходимо наличие рынков сбыта, которые в условиях санкций тоже сильно страдают.

В случае прекращения санкций на финансовом рынке и у ретейлеров восстановление пройдет довольно быстро: появится ресурс, который будет тут же схвачен компаниями. Но то, что некоторые крупные проекты, которые уже могли бы быть профинансированы и запущены, отложены или закрыты — это, конечно, потеря. Да и отечественные компании, не реализующие крупные проекты либо реализующие их на невыгодных условиях, — тоже большая проблема, в случае снятия санкций они окажутся никому не интересны или убыточны.

Если происходит существенный шок, связанный с торговлей, и он действует год-полтора, то на восстановление экономики потребуется до трех лет. Сократить этот срок могут конструктивные реформы, сглаживающие негативные эффекты. А мы не предпринимаем таких мер, реформ нет.

Единственным позитивным сдвигом на финансовом рынке стало расширение Таможенного союза, вступление в него Армении и Киргизии. Но это имеет настолько маленький экономический эффект, что ожидать сильных изменений не приходится. Соседние страны занимают выжидательную позицию и в большинстве случаев предпочитают сворачивать свои проекты в России.

Что касается облегчения режима санкций в отношении России, такая вероятность существовала, но учитывая события 24 ноября (уничтожение российского Су-24 турецкими ВВС. — NT), приходится сделать вывод: ситуация в ближайшее время вряд ли смягчится.


Записала Анастасия Новак

Фото: fbk.profile.ru, youtube.ru



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.