Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

У лекарств появился новый хозяин

03.09.2007 | Вавра Андрей | № 30 от 3 сентября 2007 года

Называется он Фармацевтический логистический комплекс

У лекарств появился новый хозяин. Называется он Фармацевтический логистический комплекс. Государство заявило: производить лекарства не можем, зато развезем. Источники в Минздравсоцразвития кивают на силовиков — это их идея передать дистрибуцию в руки государства.


Что ж, дело прибыльное. Но вот как это реализовать практически? Ведь с 1992 года дистрибуция на фармрынке находится в частных руках. Например, у крупнейшей частной компании «Протек» — 16 тысяч сотрудников. 80 региональных филиалов со складами, транспорт. Капитализация $5 — 6 млрд. Оборот $2,3 млрд. Такую махину построить с нуля? А где взять кадры и чем их сманить в госкомпанию? Не проще ли государству что-нибудь национализировать?

Где тут
— экономия? —

Санкция на арест генерального директора «Протека» получена в суде, имя которого стало нарицательным. Беда только в том, что глава компании «Виталит» Смердов — не хозяин, а наемный менеджер. К компании через него не подберешься… Тем не менее владельцы стали расставаться со ставшей опасной собственностью. На рынок пришел Абрамович с большими деньгами…

Забрав у частника дистрибуцию, государство планирует сэкономить 4 млрд рублей бюджетных средств. Откуда возьмется такая экономия? Если раньше между потребителем и лекарством стоял один дистрибьютор, то теперь предлагается минимум два — госкомплекс собирается использовать субподрядчиков. Два посредника всегда больше, чем один. Где тут вычислили экономию?

Сейчас программа ДЛО будет реализовываться не централизованно, а через регионы. Регионы не могут закупать большие партии, а значит, лишатся скидки производителей. Региональные дистрибьюторы не способны минимизировать затраты. Кто и где тут сможет экономить?

Запрограммированная
— коррупция —

Вообще силовики давно подбирались к здравоохранению. Например, после алкоголя свою ЕГАИС они должны были ввести на фармрынке. Хорошо, что сначала потренировались «на кошечках». Иначе фармацевтический рынок рухнул бы так же, как рухнул в свое время алкогольный.

Когда зимой пошли аресты руководства Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС), прокуратура заявила: в ходе реализации программы ДЛО расцвели взяточничество и коррупция.

Между прочим, коррупцию в программу ДЛО заложили депутаты. Тогда, когда отвергли предложение подключить для экспертизы десятков миллионов рецептов частные страховые компании, имеющие тут солидный опыт. Логика у депутатов была простая: раз это предлагает Зурабов как бывший глава страховой медицинской компании, значит, хочет что-то оттянуть себе. Не дадим! И эту работу передали тем, кто к ней не был подготовлен, — территориальным ФОМСам. Потом сократили бюджет на 2006 год. А вернуться к старому бюджету не смогли, поскольку участникам был разрешен выход из программы ДЛО. То есть не хочешь получать бесплатные лекарства, бери деньги и покупай сам. Закачать недостающие деньги в программу значило ровно столько же денег выдать вышедшим из программы. Алексей Кудрин тогда заявил: «Мы так раскрутим инфляцию».

— Политика стоит дороже —

Программа ДЛО реализовывалась на средства, которых не хватало. И теми, кто не был подготовлен к работе. В результате деньги за лекарства производители стали получать не в соответствии с обещанной отсрочкой в 180 дней (тоже срок солидный!), а через год и даже более. И коррупция могла возникнуть из законного желания получить деньги с государства если не точно в срок, то хотя бы с минимальными задержками.

Особой критике программа подвергалась за то, что там якобы обнаружились случаи превышения стоимости лекарств по ДЛО в сравнении с рынком. Но расценки на лекарства и услуги производителей жестко зафиксированы. Решиться пойти на нарушения — значит рисковать вылететь из программы.

Конечно, бюджетные расходы по программе могли быть существенно меньше, если бы государство приняло предложение производителей платить дистрибьюторам не процент со стоимости лекарств, а фиксированную цену с каждой упаковки. Но в этом случае самые копеечные лекарства стали бы чуть дороже, чем в коммерческой сети. Зато дорогие лекарства стали бы существенно дешевле. Но, обязавшись раздавать лекарства, государство декларировало, что цена на все лекарства будет ниже коммерческой. Потому что с государством всегда дешевле и лучше, чем с частником!

Есть экономика, а есть политика. Последняя, как видим, важнее. Хотя стоит дороже. В результате если сначала по программе ДЛО люди получали эффективные дорогостоящие лекарства, то потом были введены ограничения по стоимости. А сегодня врачи должны выписывать больным не то, что их вылечит, а то, что есть в аптеках.

По федеральному закону № 94 все, что дороже 100 тысяч рублей, должно теперь проходить через аукционы. А здесь побеждает тот, кто готов отдавать лекарства по самым низким ценам. Сегодня все аукционы выигрывают представители Индии, производящей низкокачественные, зато дешевые лекарства. Когда во главу угла ставится исключительно цена, качество должно сильно пострадать. По нашему здравоохранению это жесточайший удар.

Что же касается планов по переходу дистрибуции в руки государства, то производители с государством играть не особенно хотят. Оно ведь собирается брать лекарства на реализацию. Если не все реализует, то вернет. А когда, если уже просрочен срок годности? В то время как с частными дистрибьюторами был коммерческий договор. За все, что взяли, за все заплатили. А как реализовали — в рамках программы или через коммерческий рынок, производителя не интересовало. И вообще, если на частника можно подать в арбитражный суд, то на государство в суд подавать бессмысленно.

P.S. В свое время хороший друг (из силовиков) сказал: «Силовики не заточены под то, чтобы развивать, давать простор творчеству и инициативе. Их дело — не допустить, предотвратить, профилактировать. Словом, держать и не пущать. Представь, как это скажется на экономике!»

А если еще вкупе с депутатами, чья деятельность была описана выше, получается ну совсем гремучая смесь.

Программа дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) стартовала в начале 2005 года. Осенью 2006-го система ДЛО пережила первый кризис: государство задолжало фармдистрибьюторам огромные деньги, начала расти доля рецептов, по которым граждане не могли получить лекарства. Несмотря на то что фармдистрибьюторы — скорее пострадавшая сторона в кризисе, Минздравсоцразвития стало вынашивать планы создания структуры по распределению лекарств, на 100% принадлежащей государству. Остается одна маленькая проблема: государство задолжало тем самым частным фармдистрибьюторам 20 миллиардов рублей.

Александра Вакру , научный сотрудник Международного центра имени Вудро Вильсона:
Региональные власти, у которых кончились деньги на финансирование системы дополнительного лекарственного обеспечения (то есть на льготные лекарства по специальным рецептам), стоят перед выбором: либо остановить распределение лекарств, либо найти гдето дополнительные деньги. Поскольку первое несет серьезные политические риски, им волей-неволей придется искать деньги. Это лишь временное решение проблемы: через какой-то срок все вернется на круги своя. Проблема в том, что попытка адаптировать советскую систему здравоохранения к постсоветским условиям неизбежно будет порождать новые кризисы. Без настоящей реформы здравоохранения преодолеть их невозможно. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.