Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Прогнозы

#Только на сайте

#Санкции

Долгим кривым путем

29.11.2015 | Татьяна Романова, доцент кафедры европейских исследований Санкт-Петербургского государственного университета | №40 (388) 28.11.15

Многие уверены: размолвка России с Западом — это надолго. Но есть и те, кто считает, что выход из тупика уже просматривается: солидарные усилия в борьбе с терроризмом, стабилизация в Донбассе создают почву для ослабления и даже отмены санкций. Когда и при каких условиях это может произойти?

Восемь швейцарских сыров вернули в Россию после того, как 78% сырного импортозамещения было признано фальсификатом

Восемь швейцарских сыров вернули в Россию после того, как 78% сырного импортозамещения было признано фальсификатом

Наиболее простой ответ — санкции Запада будут сняты, когда будет достигнута их цель. А поскольку-де российские ограничения исключительно ответные, то и они будут сняты по принципу взаимности. Что считать целью — вот в чем вопрос.

Санкции, прежде всего, демонстрируют несогласие их авторов с действиями страны, подпадавшей под ограничения. Следовательно, их результат уже достигнут самим фактом введения. Изменить поведение государства, против которого введены ограничительные меры, санкции, согласно исследованиям, способны только в 30% случаях. Россия явно в эти проценты не попадает: вопрос о пересмотре статуса Крыма не стоит, не меняется и позиция Москвы относительно Восточной Украины. В этом контексте вполне логичной выглядит синхронизация секторальных санкций Евросоюза с выполнением Минских соглашений*. Стабилизация ситуации на Востоке Украины для Европы — понятная и политически приемлемая цель целого ряда ее санкций. Следовательно, ощутимый прогресс в этом досье, то есть номинальное достижение цели, уже может послужить для Запада импульсом для частичной отмены санкций без потери лица — это первый фактор.

Не все сразу

Второй фактор — постепенность. Напомним: санкции вводились в несколько этапов и в связи с двумя разными событиями — присоединением Крыма к России и конфликтом в Восточной Украине. Соответственно, и снятие их не может быть одномоментным. Вначале можно ожидать, что США не станут жестко преследовать нарушителей их санкционного режима. Уже летом 2015 года некоторые американские компании присутствовали на Петербургском международном экономическом форуме, посетили МАКС-2015, и подобных примеров будет все больше.

Далее постепенно будут ослабевать секторальные санкции. Евросоюз уже сегодня не применяет секторальные санкции ретроактивно (в отличие от США, которые распространили санкции и на контракты, заключенные до введения ограничительных мер). Известны случаи обхода санкций: заключаются контракты через компании, учрежденные в третьих странах, или через российских посредников, не включенных в черные списки.

Для полной отмены санкций, привязанных к статусу Крыма, потребуются десятилетия

Вместе с тем очевидно, что соглашения «Минск-2» до конца 2015 года не будут выполнены. Киев и руководство Восточной Украины не разговаривают напрямую, необходимые конституционные изменения не вводятся, следовательно, контроль над границей с Россией не будет передан Киеву в срок. Это обяжет ЕС формально продлить секторальные санкции; они будут действовать как минимум до конца 2016 года. А значит, такие санкции будут ослабевать именно неформально, официальные власти будут либерально трактовать ограничения и смотреть сквозь пальцы на их частичный обход. Эта неформальность с лишь долгосрочной формализацией — третий фактор, который надо учитывать в вопросе снятия санкций.

Крымская крепость

Труднее будут обстоять дела с крымским вопросом. Он займет десятилетия. С одной стороны, европейские политики признают особое положение Крыма. С другой, быстро легитимировать такое изменение границ в Европе в ХХI веке они не могут. Для полной отмены санкций, привязанных к статусу полуострова, потребуется как минимум два шага. Наиболее легкий — повторный референдум среди жителей Крыма. Второй шаг более болезненный: это компенсация Киеву за потерю Крыма, о которой активно говорят в ЕС. Даже признание этого факта в России сегодня невозможно, а выработка конкретных договоренностей затянется на десятилетия (здесь можно привести в пример урегулирование на Кипре). Именно поэтому снятия «крымских» санкций в ближайшее время ожидать не следует. Таким образом, четвертый фактор, влияющий на процесс отмены санкций Запада, — понимание и признание того факта, что в среднесрочной перспективе возможна лишь частичная их отмена.

Внешние силы

Контакты на высшем уровне между Россией и Западом постепенно возобновятся. Этому, прежде всего, будут способствовать глобальные угрозы. 2014–2015 годы отлично показали, что амортизатором отношений России и Запада выступают не экономические отношения (как любят утверждать сторонники либеральных теорий международных отношений), а политические: Иран и его ядерная программа, Ближний Восток и борьба с «Исламским государством»**. Эти проблемы жизненно важны для обеих сторон и могут решаться только совместно. Именно поэтому они будут способствовать смягчению общего климата отношений России и Запада, в том числе и в области санкций. Вывод: пятым фактором становится усиление политического сотрудничества для работы с общими угрозами.

Вернуться к состоянию «до 2014 года» будет непросто. Санкции разрушили доверие не только между представителями высшего руководства, но и на уровне чиновников среднего и низшего звена


ДОСЬЕ

САНКЦИИ В СВЯЗИ С АННЕКСИЕЙ КРЫМА: 
Июнь 2014 года — первый пакет санкций со стороны ЕС сроком на 1 год. Декабрь 2014 года — к санкциям присоединяются США. Июнь 2015 года — продление санкций ЕС еще на год.

САНКЦИИ В СВЯЗИ С СИТУАЦИЕЙ НА ЮГО-ВОСТОКЕ УКРАИНЫ: 
Март-апрель 2014 года: США, ЕС и ряд других стран сроком на год вводят первые ограничения в отношении отдельных лиц, групп лиц и компаний. Июль 2014 года — введены санкции в отношении оборонного, энергетического и финансового секторов России. Июль 2015 года — США продлевают санкции на год. Сентябрь 2015 года — ЕС продлевает до 15 марта 2016 года черные списки физических и юридических лиц, а до января 2016 года — секторальные санкции.

Общий подход

О неформальной отмене санкций мы уже сказали. А вот «формализация» этого процесса будет зависеть и от координации между западными странами. США здесь, безусловно, играют первую политическую скрипку, тогда как основное экономическое бремя ложится на Европейский союз. В нынешней атмосфере страха перед непредсказуемостью России вряд ли можно ждать от Брюсселя самостоятельных шагов и отказа от политической координации с США — этому будут сопротивляться прежде всего страны Балтии и Польша. Но именно в силу этого курс на смягчение диалога Москвы и Вашингтона — правильный и, по сути, единственный сегодня способ постепенной легальной ликвидации рестриктивных мер.

Ставка на раскол Европы, о чем порой у нас говорится вслух, бесперспективна и беспочвенна. Общее чувство внешней угрозы, а также традиция приходить к консенсусу по любому вопросу позволит 28 государствам Евросоюза сохранить в вопросе санкций единую линию. Вряд ли можно ожидать, что санкции не будут продлены из-за оппозиции одной страны — члена ЕС; даже конфликтная Греция на протяжении 2015 года прекрасно демонстрировала, что в конечном счете она готова играть по правилам внутренней солидарности в ЕС. Именно поэтому бесполезно заигрывать с отдельными государствами Евросоюза, предлагая им индивидуальные выгоды. Правильнее было бы сделать их всех заложниками коллективного выбора, заставляя менять позицию по России в целом, вместо того чтобы получать финансовые или экономические выгоды от простых дипломатических реверансов в сторону Москвы, не говоря уже о единичных высказываниях евромаргиналов. Внутренняя консолидированность Запада и необходимость смены общего климата в отношении России становятся шестым фактором, который надо учитывать, говоря о постепенном отказе от санкционных мер.

Частная практика

Российские физические и юридические лица не зависят только лишь от формальной общей отмены ограничительных мер. И в США, и в ЕС существуют правила политического и судебного их оспаривания. Они более прозрачны в Старом Свете и менее четкие в США, где неграждане ограничены в доступе к судебной системе. Но в обоих случаях существуют процедуры, а также юридические фирмы, специализирующиеся на данной проблематике. В ЕС сегодня набирает силу кампания против кулуарной практики включения физических лиц в черные списки, поскольку это нарушает право человека на судебную защиту. Сложившийся новый климат способствует обжалованию черных списков, чем уже воспользовались юридические и физические лица ряда стран. Иски российских компаний в суд ЕС свидетельствуют, что они также планируют воспользоваться этим путем. Иными словами, и без отмены санкции можно добиться некоторого их ослабления по конкретным позициям, хотя этот путь не самый короткий и прямой. Возможность индивидуальной отмены санкций — последний, седьмой по счету фактор, влияющий на процесс их отмены или смягчения.

После схватки

Даже после легальной отмены санкций не стоит быстро ожидать восстановления отношений. Вернуться к состоянию «до 2014 года» будет непросто. Санкции разрушили доверие не только между представителями высшего руководства, но и на уровне чиновников среднего и низшего звена — то, что политологи называют трансправительственными отношениями, а также между представителями бизнеса. А значит, отмена санкций не повлечет ни быстрого углубления официальных отношений (в том числе в формате «интеграции интеграций», за который ратует ныне Россия), ни решительного прогресса в бизнес-контактах. Даже после формального восстановления отношений последствия запретительных мер будут ощущаться во всех сферах. Кроме того, стороны наверняка продолжат ориентироваться на обеспечение своей экономической безопасности не в формате повышения взаимозависимости, а в формате диверсификации: импортозамещение — в нашей стране, снижение поставок энергоносителей из России — в ЕС. Обоюдный мотив тут понятен — быть не столь уязвимыми в случае гипотетического повторения санкций. Однако такой подход чреват не самыми эффективными решениями в ближайшие десятилетия и неизбежными потерями для обеих сторон. Повернуть этот тренд вспять если и удастся, то только спустя десятилетия стабильных отношений — уже после полной отмены санкций.

ДОСЬЕ

Преступление и недонаказание

О том, что несмотря на аннексию Крыма, Россия вполне может рассчитывать на смягчение санкций, говорят похожие исторические прецеденты:

1940 год. СССР, руководствуясь секретными протоколами «пакта Молотова-Риббентропа», аннексирует страны Балтии. США сразу же не признали их вхождение в состав СССР. В 1960 году Совет Европы в своей резолюции назвал это оккупацией, в 1983-м аннексию осудил Европарламент. Тем не менее объемы торговли между СССР и западными странами с 1950–1960-х годов только возрастали, а в 1973 году при участии СССР было проведено Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе и заключены Хельсинкские соглашения.

1975 год. Индонезия аннексирует Восточный Тимор. В этом же году Генассамблея и Совбез ООН принимают резолюции о непризнании аннексии. Однако Индонезию поддержали США, Великобритания, Канада, Индия и Австралия. И только под давлением международного общественного мнения, возмущенного массовым убийством демонстрантов за независимость Восточного Тимора на кладбище Санта-Круш в 1991 году, ситуация стала меняться: в 1999 году проведен референдум о независимости Восточного Тимора, в 2002 году страна официально объявила независимость.

1980–1981 годы, Израиль аннексирует Восточный Иерусалим и Голанские высоты. Совбез ООН признал эти действия неправомочными. Экономические санкции против Израиля введены лишь в 2015 году и только со стороны ЕС. Причем они предусматривают только запрет на финансирование организаций, находящихся на аннексированных территориях, и эмбарго на произведенные там товары. Все прочие экономические и политические отношения Израиля со странами ЕС, как, впрочем, и с другими государствами, остаются неизменными.


* Минский комплекс мер, утвержденный по итогам встречи лидеров стран «нормандской четверки» (Украина, Россия, Германия, Франция) в феврале 2015 года, предусматривает установление режима прекращения огня, отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения, передачу контроля над границей с РФ Украине, проведение конституционной реформы (со вступлением в силу к концу 2015-го новой конституции), законодательное закрепление особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей и проведение местных выборов. В случае выполнения Россией и Украиной данных обязательств ЕС гарантирует снятие санкций.

** «Исламское государство», ИГ — террористическая организация, запрещенная в РФ.

Фото: shutterstock.com



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.