Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Экономика

Пикирующая Россия

29.11.2015 | Борис Юнанов | №40 (388) 28.11.15

Самые крупные российские активы в Турции:

$4 млрд — стоимость DenizBank, турецкой дочки «Сбербанка»

$1,7 млрд — стоимость турецкого завода Магнитогорского металлургического комбината (ММК)

Санкции против Турции: что может потерять Россия

$22 млрд — стоимость контракта Росатома на строительство АЭС «Аккуя»

$12 млрд — стоимость контракта «Газпрома» на строительство четырех ниток газопровода «Турецкий поток»

$12,7 млрд — объем обоюдного экспорта туристических услуг

$1,184 млрд — объем российских прямых инвестиций в турецкую экономику

Источник: РБК, www.rueconomics.ru, РИА Новости


Владимир Путин и Тайип Эрдоган на саммите G20 в Анталии. Турция, 15 ноября 2015 года

Владимир Путин и Тайип Эрдоган на саммите G20 в Анталии, Турция, 15 ноября 2015 года

26 ноября Россия в ответ на сбитый бомбардировщик, а паче того — нежелание турецкого президента Реджепа Эрдогана принести за это официальные извинения, объявила о готовности применить «ограничительные меры», то бишь санкции в отношении Турции. Причем премьер Медведев даже обмолвился о том, что они могут носить «бессрочный характер» (подтекст: если Анкара не укротит свой строптивый нрав). Теперь судьба российско-турецких связей во всем их объеме ($44 млрд — объем двусторонней торговли, у Турции — шестое место в списке крупнейших внешнеторговых партнеров РФ) и разнообразии (экспортно-импортные операции в 29 секторах экономики — от помидоров до машин и оборудования, финансов и сферы услуг) зависит от возможной встречи Путин — Эрдоган на полях парижской конференции по климату: возможно, заветное турецкое «извини, друг, мы не хотели, но и ты неправ» прозвучит в ходе разговора тет-а-тет, а может быть, будет найден и какой-то иной вариант продолжения контактов. Ирония в том, что все это уже не так важно. Сам факт ссоры России со страной — членом НАТО (и ведь предупреждали же, что сирийский конфликт из-за чистой случайности может перерасти в куда более серьезный для России), помноженный на российскую решимость пойти на полный разрыв отношений с одим из самых близких своих экономических партнеров, стал холодным душем прежде всего для тех, кто еще колебался относительно российской же способности внятно и предсказуемо вести дела. И кто, может быть, еще готов был поверить Путину — и инвестировать в Россию. Но теперь отпадают последние сомнения: путинская Россия чванлива, задириста и не любит тишины. (А деньги ее, как известно, любят.) Она за каких-то полтора года успела повоевать у своих границ, потом — у чужих, а теперь еще и рассориться с ключевым актором южного фланга блока НАТО. Сколь еще шагов ей осталось, чтобы разжечь мировой пожар? Один? Два? Не говоря уже о новых ударах по национальной экономике, которая после 20 месяцев «войны санкций» на другом фронте — западном — и без того пребывает в глубоком нокдауне, выход из которого будет затяжным, — даже если на саммите ЕС 18 декабря наряду с решением продлить санкции против РФ еще на полгода будут рассматриваться и варианты их смягчения. Не говоря уже о скукоживающейся, как шагреневая кожа, возможности граждан России выбирать что-то — по вкусу и кошельку. Собственно, материалы главной темы этого номера показывают: наши санкции в отношении Турции — это лишняя пара-тройка выверенных аперкотов самим себе (если кому-то уже набил оскомину образ и алгоритм действий унтер-офицерской вдовы). Так и живем, бесконечно вставая с колен.


Фото: REUTERS/Murad Sezer



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.