Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Образование

#Политика

Курс "Основы православной культуры" обкатывается в белгородских школах

03.09.2007 | Переседов Илья | № 30 от 3 сентября 2007 года

Общеобразовательная школа или церковно-приходская? Первые итоги преподавания «Основ православной культуры» (ОПК) в школе убеждают: культурологический статус дисциплины — формальность для отвода глаз. Эксперты и наблюдатели единодушны: настоящая цель курса — приобщение школьников к церковной жизни лишь одной, но все более приобретающей статус государственной, конфессии.

Илья Переседов
теолог, выпускник Санкт-Петербургского института богословия и философии

Курс «Основ православной культуры»1 вводится в российских школах при активной поддержке местных властей. Опыт Белгородской области — пионера освоения ОПК — особенно интересен, поскольку показывает логику внедрения и дальнейшую эволюцию предмета, породившего яростную дискуссию в обществе.

Православную культуру преподают в Белгороде уже три года. Первоначально курс считался факультативным, хотя, утверждают родители, ученики должны были посещать эти занятия почти в обязательном порядке. Сначала он был рассчитан главным образом на учащихся младших классов: время продленных занятий отдавали священникам, которые рассказывали детям о Боге и православии. Потом уроки стали вести учителя — как правило, преподаватели истории или педагоги с недостаточной учебной нагрузкой, прошедшие переподготовку при епархии. Предмет по-прежнему считался факультативом, но занятия ставили в расписании вторым или третьим уроком: с последних дети обычно уходили. В ряде школ города еще за год до того, как предмет приобрел обязательный статус, ОПК стали читать с первого по одиннадцатый класс.

— Кому можно смотреть на небо —

«Основы православной культуры» и другие конфессионально ориентированные предметы преподаются факультативно более чем в 30 регионах России. В Белгородской, Брянской, Калужской и Смоленской областях этот предмет с 1 сентября 2006 года является обязательным. С 1 сентября 2007 года он станет обязательным и в Воронежской области.
В Москве с нового учебного года в старших классах вводится факультативный курс «Религии мира». Его рассматривают как альтернативу ОПК. 

Профессор кафедры государственно-конфессиональных отношений Академии государственной службы при президенте РФ, председатель исследовательского комитета социологии религии Российского общества социологов
Ремир Лопаткин:

«Сторонники введения ОПК ссылаются на наличие образовательного запроса в обществе именно на этот предмет. Однако этот запрос неоднозначен. Гораздо большее число учащихся, родителей и учителей высказывается за преподавание не конфессионального предмета типа ОПК, а знаний о религии в историко-культурологическом аспекте. Интернет-опрос в Белгородской области показал, что за ОПК высказываются 29% респондентов, решительно против — 45%, а 23% не видят в этом предмете необходимости. Опрос старшеклассников Екатеринбурга: за ОПК — 24%, против — 76%. Московские учителя: за введение предмета, обучающего религии (включая ОПК), — 12%, за предметы, дающие знания о религии и других формах мировоззрения (например, история религий, религиоведение), — 41%, против преподавания таких предметов в средней школе — 46%».

Содержание курса — это рассказ в основном о Русской православной церкви и ее многовековом союзе с государственной властью. В каждой школе на видном месте (иногда рядом с гербом и гимном страны) теперь висит стенд с правилами поведения в храме. Когда ОПК вводился, его целью объявлялось сплочение семьи и возрождение традиционных ценностей. Но, как показывает практика, сплотились лишь те семьи, которые стали подавать иски в прокуратуру против введения такого предмета. Ни один из этих исков не был удовлетворен.

Николай, православный учащийся одной из белгородских школ, в личном разговоре признается: «Большинство старшеклассников категорически не верят в Бога и поднимают на смех все, что им говорят на этом уроке. Учитель истории, который читает нам ОПК, тоже неверующий». По свидетельству Николая, ни евангельские заповеди любви, ни историю жизни Христа они пока не проходили и обо всем этом ему приходится читать самостоятельно.

ОПК всеми силами стараются придать вид школьной дисциплины: учителя не заставляют учеников признаваться в вере в Бога или исполнении обрядов. Однако сама специфика курса и методика его изложения неизбежно ставит перед детьми вопрос о личной религиозной идентификации. Педагог дополнительного образования Наталья Щеглова рассказывала, как у ее брата-старшеклассника не приняли сочинение на областной конкурс Рождественских чтений по теме «Что я чувствую, когда смотрю на небо». Учительнице текст понравился, но она прямо сказала, что в нем нет личной религиозности и поэтому он не пройдет.

В Белгородской области с полуторамиллионным населением проживают люди разных конфессий. Мусульмане, протестанты, свидетели Иеговы относятся к ОПК крайне отрицательно. В ответ на его обязательное введение мусульманская община города стала добиваться разрешения на строительство мечети, в которой дети-мусульмане могли бы изучать свою религиозную культуру. Эта просьба была отклонена.

— «Он не такой, как мы» —

Белгородские учителя признаются, что раскол в отношения между школьниками курс ОПК вносил, еще когда был факультативом: о детях, которые уходили с уроков, одноклассники говорили: «Ему не разрешают слушать про церковь, он не такой, как мы». После включения курса в обязательную программу ОПК начали преподавать даже в школах, в которых учится до 80% мусульман. Чтобы предотвратить разлад, педагоги получили указание не ставить по этому предмету плохих оценок. Однако уже есть случаи, когда родителям, не желающим, чтобы их дети посещали ОПК, руководство школ предлагало на свои деньги нанимать учителей для параллельного чтения другого предмета, ссылаясь на то, что прогул обязательного предмета недопустим.

Эксперты и свидетели преподавания ОПК единодушно признают, что единственная цель курса — приобщение школьников к церковной жизни. Культурологический статус дисциплины — формальность для отвода глаз. Внеклассная работа ведется в тесном союзе с Церковью: детей водят в храмы, возят в православные лагеря — те же пионерские лагеря с семинаристами в роли вожатых. Жизнь в них подчинена единому принципу и включает в себя общение со священником, походы в церковь, помощь по храму. Избежать такого «отдыха» ученику практически невозможно: если лагерь пришкольный, да еще в селе, то поездка в него обязательна, в других случаях родителям просто некуда деть ребенка летом.

Власть поддерживает Церковь,
— Церковь —
поддерживает власть

Местные власти уделяют «Основам православия» грандиозное внимание. По телевидению в выступлениях духовенства и администрации постоянно подчеркивается его исключительная значимость. Сторонниками курс воспринимается просто как главный предмет школьной программы. На сегодня это наиболее обеспеченная методическим материалом дисциплина. Сельская учительница Светлана Перова жалуется: «По математике у нас учебники старые, рваные, методичек нет, а по ОПК есть и учебники, и методички, и учебные диски, и епархиальные журналы. Все это распространяется, выставляется на образовательных выставках».

Сегодня ОПК является, по сути, центральной частью вовсе не образовательной, а глобальной агитационной программы, выходящей за рамки школы. В каждом военкомате Белгорода присутствует священник, который наставляет и провожает всех призывников (в ряде военкоматов под это оборудованы отдельные комнаты). В роддомах и загсах при регистрации ребенка всем матерям выдаются благодарственные грамоты от епископа и епархии, поздравляющие их с выполнением гражданского долга. По местному телевидению постоянно показывают сюжеты об успешной совместной деятельности Церкви и властей.

— Бытие окормляет ОПК —

Конечно, далеко не все учителя, даже из тех, кто преподает ОПК, являются его активными сторонниками. Но до открытого протеста дело не доходит: недовольные предпочитают возмущаться и высмеивать курс в личных разговорах. Многим педагогам от ОПК есть выгода: дополнительные часы — прибавка к зарплате. Курс безоговорочно поддерживают директора школ: им от управления образования также ежемесячно приходит надбавка к зарплате в размере оклада «за хорошую работу».

Московскую патриархию подобное положение дел, несомненно, устраивает: церковные издательства получают государственные заказы на многотысячные тиражи учебной литературы, роль епископата в общественной жизни растет. А это остро необходимо Церкви, реальное состояние которой значительно отличается от образа в официальных документах. Последнее время и светские, и православные аналитики все чаще признают, что внутреннее состояние РПЦ достаточно плачевно и не сегодня завтра она может встать перед проблемой раскола.

Подражая Марксу,
— или Учение всесильно, —
потому что оно верно

Является ли внедрение православия в общеобразовательную школу панацеей от бед Церкви — большой вопрос. Евгений Ихлов, руководитель информационно-аналитической службы общероссийского движения «За права человека», считает: «Курс ОПК при всем желании церковных властей не прививает и не может привить опыт веры. Единственное, что он дает ученикам, — чувство превосходства над теми, кто «верит неправильно»... Никакой реальной истории Церкви в курсе ОПК нет. Нет никакой полемики, проблем и борьбы. Есть Церковь, идущая от победы к победе, всегда поддерживающая власть и усиление ее централизации. Это фальсификация церковной истории в кремлевских, а не собственно церковных интересах».

Это мнение подтверждают события последнего времени. Прокремлевские молодежные движения «Наши» и «Георгиевцы», которые действуют весьма активно, объявили повсеместное распространение ОПК одной из своих целей. При этом любое несогласие с внедрением православия в школы используется ими для давления на политических оппонентов и собственной раскрутки.

____________________________
1 Автор учебника — Алла Бородина.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.