Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Бенедикт Сарнов: генпрокурор учится у товарища Сталина

10.09.2007 | Сарнов Бенедикт | № 31 от 10 сентября 2007 года

«Сам признался!» Заявление генпрокурора Юрия Чайки о том, что следы к заказчикам убийства Анны Политковской ведут за границу, наводит на разные исторические параллели.


«Всякая историческая параллель рискованна», — говорил Сталин. И, наверное, был прав. Но что поделаешь, если поводы для появления таких параллелей возникают все чаще и чаще.

5 августа 1934 года начальник штаба артиллерийского дивизиона Осоавиахима, расположенного под Москвой, — фамилия его была Нехаев — вывел подчиненный ему отряд курсантов, проходивших в лагере военную подготовку, на территорию казарм второго стрелкового полка Московской пролетарской дивизии.

Эта дивизия располагалась почти в самом центре Москвы. Там Нехаев обратился к бойцам с речью. По показаниям свидетелей, сказал он в этой своей речи примерно следующее: «Мы воевали в четырнадцатом и в семнадцатом. Мы завоевали фабрики, заводы и земли рабочим и крестьянам. Но они ничего не получили. Всё находится в руках государства. Государство порабощает рабочих и крестьян. Нет свободы слова... Товарищи рабочие, где ваши фабрики, которые вам обещали в семнадцатом году? Товарищи крестьяне, где ваши земли, которые вам обещали? Долой старое руководство, да здравствует новая революция, да здравствует новое правительство!»

И Нехаев распорядился для начала занять караульное помещение части и захватить находящееся там оружие. Но приказ этот никто не стал выполнять, и Нехаева тут же арестовали.

— Каганович Сталину —

О неприятном этом инциденте сообщили Кагановичу (он был тогда вторым человеком в партии, и обо всех сколько-нибудь важных фактах и событиях сперва докладывали ему). А Каганович тотчас же доложил о нем Сталину: «Сегодня произошел очень неприятный случай с артиллерийским дивизионом Осоавиахима. Не буду подробно излагать. Записка об этом случае короткая, и я ее Вам посылаю.

Мы поручили Ягоде и Агранову лично руководить следствием. Утром были сведения, что Нехаев, начальник штаба дивизиона, невменяем, такие сведения были у т. Ворошилова... В дальнейшем буду информировать Вас о ходе следствия».

Оснований считать Нехаева невменяемым было немало. Да и все его действия были вполне безумными и в конечном счете бессмысленными. Судя по всему, и Каганович, и Ворошилов, и Ягода с Аграновым, лично руководившие следствием, не склонны были придавать этому эпизоду большого значения.

— Сталин Кагановичу —

Но реакция Сталина была совершенно иная. Вот что он написал по этому поводу в своем ответном письме Кагановичу: «Дело Нехаева — сволочное дело. Он, конечно (конечно!), не одинок. Надо прижать его к стенке, заставить сказать — сообщить вс ю правду и потом наказать по всей строгости. Он, должно быть, агент польско-немецкий (или японский). Чекисты становятся смешными, когда дискуссируют с ним об его «политических взглядах» (это называется допрос!). У продажной шкуры не бывает политвзглядов — иначе он не был бы агентом посторонней силы. Он призывал вооруженных людей к действию против правительства, значит, его надо уничтожить».

— Каганович Сталину —

 


Сталин, Ворошилов, Каганович и Микоян: у них учатся российские прокуроры

Реакция Кагановича последовала немедленно: «Как и следовало ожидать, Нехаев сознался в своих связях с генералом Быковым, работающим в Институте физкультуры. А этот генерал является разведчиком, как пока установлено, эстонским. Надо, конечно, полагать, что не только эстонским. Это пока первые признания. О дальнейшем буду сообщать».

Нет сомнений, что и генерал Быков, и связанный с ним Нехаев оказались не только эстонскими, но и польско-немецкими и японскими агентами, как это было гениально угадано вождем.

Дело Сталина живет
— и побеждает —

Эта простая сталинская схема была принята на вооружение и работала на протяжении всей истории советского государства. Агентами иностранных государств оказались Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин, Рыков, Пильняк, Бабель... Всех не перечислишь. «Английским шпионом» был личный врач Сталина Владимир Виноградов. «Матерым английским шпионом» — Лаврентий Берия, арестованный уже после смерти Сталина: Сталин был мертв, но созданная им схема продолжала работать.

А вот из времен совсем недавних. Показывали как-то по телевизору круглый стол в передаче Владимира Познера. За столом — пять или шесть политологов. Обсуждается положение дел на Украине. Центральная площадь Киева заполнена гигантской толпой сторонников Ющенко. Они протестуют против очевидной, уже установленной фальсификации второго тура выборов нового президента Украины.

— О чем говорят политологи? —

Александр Ципко сразу объявляет все происходящее результатом хорошо спланированной польско-американской интриги. Другие политологи по существу не возражают, но высказываются на эту тему не так агрессивно, скорее раздумчиво, облекая ту же идею в другую лексику («геополитические интересы» и т.п.). Двое из шести почти совсем не касаются этой темы. Но ни одному не приходит в голову, что многодневное стояние на морозе сотен тысяч людей просто физически не может быть результатом деятельности польско-американских поджигателей.

Сколько еще можно припомнить таких сцен! Мудрено ли, что в бесконечной их череде последнее заявление генпрокурора уже мало кого удивило.

Барахтается, барахтается страна в колее, проложенной Сталиным, и никак не может из нее выкарабкаться.

...Был в советские времена такой анекдот: «В Египте обнаружили неизвестную прежде мумию какого-то фараона. Необходимо было установить личность покойника. Для этой цели съехались археологи из всех стран мира.

Из СССР тоже прибыли два археолога в штатском. И разгадать загадку удалось только им. Археологи других стран долго что-то там высматривали, вынюхивали, но толком ответить на поставленные вопросы так и не смогли. А наши провели наедине с мумией несколько часов и сразу назвали имя фараона, эпоху, годы его царствования. Все, понятное дело, стали интересоваться, как удалось им так быстро все это выяснить, да еще с такой потрясающей точностью. Они охотно объяснили: «Сам признался!»

Вот так же и бедняга Нехаев «сам признался», что действовал по заданию иностранных разведок. И так же, надо полагать, кто-нибудь из обвиненных в убийстве Политковской — а может быть, даже и все они — «сам признается», что заказали ему это убийство, как выразился генпрокурор, заинтересованные лица, «находящиеся за пределами России», целью которых была «дискредитация лидеров российской государственности, а также стремление спровоцировать внешнее давление на руководство РФ».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.