Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Терроризм

#Только на сайте

#Теракт

Убийственная логика

22.11.2015 | Орхан Джемаль | №39 (387) 22.11.15

16 ноября, через две с лишним недели после трагедии в небе над Синаем, Владимир Путин признал то, что для многих уже было очевидно и без его слов: российский аэробус A321 разбился в результате теракта — на борту взорвалась килограммовая бомба

На месте крушения аэробуса «Когалымавиа», Египет, Синайский полуостров, 1 ноября 2015 года

На месте крушения аэробуса «Когалымавиа», Египет, Синайский полуостров, 1 ноября 2015 года

За версию о спровоцировавших разрушение самолета механических повреждениях российские власти все эти две недели цеплялись весьма настойчиво, хотя западные спецслужбы сделали все необходимые выводы еще в первых числах ноября. Самолет разбился 31 октября, а уже 5 ноября Путину позвонил британский премьер Дэвид Кэмерон и сообщил ему о данных британской разведки: аэробус, скорее всего, был взорван. В качестве ответа, если верить пресс-службе Крелмя, прозвучал совет дождаться результатов «официального расследования». А председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев в тот же день уверенно заявлял: увязывать катастрофу в небе над Синаем с ответной реакцией джихадистов на российские действия в Сирии нет никаких оснований. При этом решение Лондона прекратить полеты в Египет Косачев списал на извечное желание Британии оказывать геополитическое противодействие России.

Но факты — упрямая вещь. И вот уже президент, играя желваками, цедит с экрана телевизора: узнаем всех поименно, найдем в любой точке планеты и покараем и так далее в духе «незабудемнепростим».

Честно говоря, не верилось, что глава нашего государства вообще когда-либо признает гибель самолета с 224 пассажирами на борту терактом. Просто потому, что сказавши «а», надо сказать и «б» — из-за чего, по какой такой причине террористам понадобилось взрывать российский лайнер. Вместо «б» мы услышали сентенцию по поводу того, что «Россия не в первый раз сталкивается с варварскими террористическими преступлениями, чаще всего без всяких видимых причин, внешних или внутренних…» Поэтому уместно напомнить: аэробус был взорван террористами ровно через месяц, после того как Россия вмешалась в войну в Сирии, начав бомбить позиции сил, противостоящих армии Башара Асада, включая организацию «Исламское государство»*.

Президент, на этапе взросления прошедший, как он нам недавно напомнил, уличные университеты, в которых учили бить первым, если драка неизбежна, ровно так и поступил: нанес удар первым, и это было его личное решение (или кто-то и правда полагает, что у нас такие вопросы решаются коллегиально?). Но, нанеся удар, спрятался за широкие спины сотрудников ФСО, за бронированные стекла своего лимузина, за неисчислимые периметры охраны Ново-Огарева или Бочарова Ручья. Ответ же из Сирии пришелся по людям, которые ничего не решали, не обучались на ленинградских улицах и никого вообще бить не собирались.

Отвечай, если голосуешь

Такое развитие событий — NT уже писал об этом (см. The New Times № 37 от 9 ноября 2015 года) — было ожидаемым. Терроризм — это не самостоятельное вселенское зло, а всего лишь метод борьбы. И как всякая борьба, он весьма рационален и подчинен определенной логике. Современные формы терроризма учитывают в первую очередь политическую организацию противника. Сегодня мы живем в эпоху демократически организованных государств — хотя бы формально. Следовательно, опять же по формальному принципу, население в ответе за деяния власти, коль скоро оно за нее голосует.

Ответ же из Сирии пришелся по людям, которые ничего не решали, не обучались на ленинградских улицах и никого вообще бить не собирались

В марте 2004 года, в канун парламентских выборов в Испании, серия взрывов прогремела в мадридских электричках. По масштабам те теракты были даже крупнее нынешних парижских — погибли почти 200 человек, более двух тысяч получили ранения. Первое подозрение, что бомбисты — члены баскской сепаратистской организации ЭТА, не подтвердилось, как оказалось, за взрывами стояла группа, связанная с «Аль-Каидой»*. А уже через месяц, в апреле, испанское правительство заявило о выводе испанского воинского контингента из Ирака. Больше терактов в Испании не было.

На месте крушения аэробуса «Когалымавиа», Египет, 1 ноября 2015 года

На месте крушения аэробуса «Когалымавиа», Египет, 1 ноября 2015 года

Египетский солдат совершает молитву, пока его коллеги ожидают прибытия вертолета с телами погибших пассажиров А321, Египет, Суэц, 31 октября 2015 года

Египетский солдат совершает молитву, пока его коллеги ожидают прибытия вертолета с телами погибших пассажиров А321, Египет, Суэц, 31 октября 2015 года

Это не трусость. Это понимание испанских властей, что хорошие отношения с США и Британией, сколотивших международную коалицию ради свержения Саддама Хусейна, не стоят жизней сотен испанцев.

В России же разбираться с мотивацией террористов считается чуть ли не государственным преступлением. Грань между пониманием логики террора и его оправданием стерта. Между тем той же логикой, что и в Испании, руководствовались и организаторы терактов в московском метро в 2010 году. За теми взрывами стоял дагестанский полевой командир Магомедали Вагабов. Ныне покойный главный редактор махачкалинской газеты «Черновик» Хаджимурад Камалов через посредника задал вопрос боевику: «Зачем взрывать простых людей?». И получил ответ: «У меня не хватит сил отделиться от России, но у меня хватит сил заставить Россию захотеть отделиться от нас». Согласно той же логике действовал и лидер «Имарата Кавказ»* Доку Умаров в 2012 году, наложив запрет на теракты против населения на фоне «болотных» протестов (при этом он отдельно оговорил, что запрет не относится к сотрудникам силовых ведомств).

Владимир Путин — о катастрофе на Синае

31 октября, крушение аэробуса «Когалымавиа». Согласно сообщению пресс-службы Кремля, Путин выразил соболезнования семьям погибших, поручил создать спецкомиссию и отправить к месту происшествия воздушные суда МЧС. Публичного заявления российский президент делать не стал.

2 ноября. На встрече с главой Минтранса Соколовым президент называет произошедшее «огромной трагедией» и лично выражает соболезнования. О причинах случившегося он ничего не говорит.

5 ноября. В разговоре с премьером Великобритании Кэмероном, который делится данными о возможном взрыве бомбы на борту, Путин советует дождаться итогов официального расследования.

16 ноября. Во время саммита G20 Путин заявляет: «Если был взрыв, то на обшивке лайнера, на вещах пассажиров должны остаться следы взрывчатого вещества, это неизбежно».

16 ноября. На встрече с премьером Италии Путин говорит, что спецслужбы находятся на заключительной стадии расследования причин трагедии.

16 ноября. Глава ФСБ Алексей Бортников называет причиной трагедии взрыв на борту. Путин резко меняет тон, обещает найти организаторов теракта «в любой точке планеты»: «Мы должны делать это без срока давности, знать их (террористов. — NT) всех поименно».

Нашего ума дело

В России по умолчанию считается: у населения есть право голоса, только когда речь идет о внутренней политике. Другое дело — внешняя. Простой человек вроде бы и не должен совать нос в столь высокие материи. Последние полтора десятка лет последствия внешнеполитических шагов на населении никак не сказывались. Однако в 2014-м все изменилось. Оказалось, что власти убеждены: все россияне должны с ними делить ответственность за радикальные решения, которых они, собственно, и не принимали. «Вы же радовались, что «крымнаш», значит, должны безропотно терпеть все тяготы, связанные с наложенными на нас санкциями», — примерно так с детской наивностью заявлял Александр Ткачев в пору, когда был еще губернатором Краснодарского края. Примерно в том же духе однажды высказался и премьер-министр Медведев на одном из заседаний правительства.

Допустим, большинство россиян действительно радовалось крымскому аншлюсу. Но тогда большинству было хотя бы понятно, ради чего оно вдруг стало беднее. А вот сегодня ответ на вопрос «ради чего?» как-то уж совсем не очевиден. Готовы ли мы взрываться в самолетах ради сохранения власти Башара Асада; то ли ради помощи сирийскому народу (который на самом деле восстал против этого самого Асада), то ли ради достойного России места в мире; то ли ради того, чтоб радикальные исламисты не пришли к нам, хотя в действительности они к нам и не рвались, а, напротив, ехали отсюда туда; то ли ради того, чтоб найти общий язык с Западом, отношения с которым мы сами же и испортили «крымнашем».

Уроком для населения России после взрыва в египетском небе должно стать понимание: теперь его касаются не только пенсии, медицина, образование и прочая социалка

По большому счету мы влезли в Сирию по одной-единственной причине: глава государства не ощущал за рубежом должного уважения к себе, веря при этом в формулу «боятся, значит, уважают» и имея при этом привычку бить первым. Ко всему прочему он искренне поверил хору льстецов, убеждавших всех и его в том числе, что Россия — это Путин.

Во время церемонии прощания с жертвами крушения А321, Санкт-Петербург, 5 ноября 2015 года

Во время церемонии прощания с жертвами крушения А321, Санкт-Петербург, 5 ноября 2015 года

Уроком для населения России после взрыва в египетском небе должно стать понимание: теперь его касаются не только пенсии, медицина, образование и прочая социалка. Теперь в той же степени нашего ума дело — и внешняя политика. Нас касаются все войны, все контртеррористические операции, все авантюры, в которые мы влезаем. Что же до «праведной мести» и президентских обещаний найти и покарать «всех поименно» и «в любой точке планеты» (как-то сразу вспомнились его слова пятнадцатилетней давности про сортиры), — сделать это он, конечно, может, тем более имея перед глазами пример израильских спецслужб после теракта в Мюнхене в 1972 году**. Но только нам от этого лучше и легче не будет.


*«Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ), «Аль-Каида» — запрещенные в России террористические организации.

** В результате теракта в Мюнхене в 1972 году, проведенного палестинской группой «Черный сентябрь», погибли 11 членов олимпийской сборной Израиля. После этого израильские спецслужбы в течение многих лет проводили операцию по ликвидации всех причастных к теракту, выслеживая их по всему земному шару.

Фото: Maxim Grigoryev/TASS, AP Photo/Amr Nabil, AP Photo/Ivan Sekretarev



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.