Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Война

#Сирия

«Русских надо спустить на землю»

08.11.2015 | Фади Ахмад, Латакия , Екатерина Кретова, Рейханлы (Турция) — специально для The New Times | №37 (385) 08.11.15

Российские авиаудары в Сирии спровоцировали очередной скандал: телекомпания  СNN показала видео, запечатлевшее последствия бомбардировки госпиталя в городке Сармин. В ответ Минобороны РФ продемонстрировало кадры, опровергающие эти данные. Корреспонденты The New Times выясняли подробности на месте событий

12207802_490.jpg

Мухаммед Теннари, директор больницы, уверяет, что этот снимок одной из стен госпиталя он сделал после бомбежки, Сирия, Сармин, 20 октября 2015 года

Мухаммед Теннари, директор гражданской больницы в городе Сармин (провинция Идлиб), уверяет, что его коллеги и пациенты 20 октября пережили два авианалета — первый удар был около 12:30, второй последовал через 10 минут.

В ответ на замечание корреспондента, что российские власти категорически отрицают не только причастность России к бомбардировке, но и сам ее факт, Теннари разьясняет: «Не могу точно сказать, были это русские или армия режима, но наш опыт, а мы пережили уже более десяти атак на нашу больницу, показывает, что армия Башара (Асада) бьет по-другому, — рассказал директор. — Когда к нам привезли несколько пациентов с ранениями от химического оружия, через полчаса мы превратились в мишень для асадовского МИГа, но мы хотя бы звук самолета могли слышать. В этот раз мы не услышали ничего».

По словам Мухаммеда, в тот день в больнице было 200 человек. 12 погибли, среди них медбрат из отделения физиотерапии Хасан Талибин и один из охранников больницы, Халид. 22 пациента были ранены.

«Эти два удара разнесли несколько стен в больнице, и мы временно приостановили работу. А что делать, — объяснил Мухаммед. — Представьте: у вас 200 человек в больнице, начинается авианалет. Что им сказать? Бегите домой? А вдруг вторая ракета упадет где-то рядом?»

В месяц больница в Сармине принимает в среднем около 7 тыс. пациентов, врачи делают почти 100 операций. «Наши пациенты — это совсем не повстанцы, а обычные жители, — говорит Теннари. — На этой территории мы были последней больницей, куда шли люди».

Что делать теперь, откуда ждать помощи, директор не знает, только разводит руками: «Такая политика у режима: или Башар, или никто. Видимо, они нам мстят из-за того, что мы готовы принять любого, кто к нам обратится, и неважно — за Асада он или против».

Оптимизма все меньше

Приморская Латакия — опорный пункт для российского воинского контингента в Сирии, численность которого, согласно некоторым источникам, выросла до 4 тыс. человек. (О планах нарастить численность группировки NT узнал еще три недели назад от источников в мэрии Латакии — cм. The New Times, №34 от 19 октября 2015 года.) Сегодня латакийцы обеспокоены: несмотря на российские авиаудары, правительственные войска уступают повстанцам территорию. Местных интересует только одно: когда же Россия наконец станет воевать плечом к плечу с сирийской армией на земле.

30 октября поселок Мхиин, находящийся примерно в 80 километрах от Хомса, был захвачен боевиками Исламского государства*, через несколько часов местные жители принесли клятву верности ИГ*.

«Русская армия должна воевать на суше, вместе с нашей храброй армией, тогда нам будет нужно совсем немного времени для победы»

1 ноября повстанцы отвоевали поселок Гмам, расположенный почти в 40 километрах от Латакии. Только за один день бригада «Лива Сукур аль-Сахра», воюющая плечом к плечу с правительственными войсками, потеряла 20 человек.

Но самое плохое — ИГ* теперь контролирует дорогу Ханасер — Алеппо, а вдобавок несколько второстепенных дорог между Алеппо и территориями, находящимися под контролем режима Асада. Части сирийской армии, которые располагаются в Алеппо, — в основном солдаты, прибывшие из прибрежной зоны, — оказались в западне.

Эти события заставляют латакийцев сомневаться в пользе работы российских ВКС. Они не понимают: почему Россия не ударила по игиловцам, когда те захватывали Мхиин, почему российские спутники спокойно наблюдали за тем, как «Джабхат ан-Нусра»* и ИГ* перерезали дорогу Ханасер — Алеппо.

«Мы все видим, что Россия не может разбить террористов только одними бомбежками, — говорит Мустафа Дияб, студент латакийского университета Тишрин. — Русских надо спустить на землю, их армия должна воевать на суше, вместе с нашей храброй армией, тогда нам будет нужно совсем немного времени для победы. Страшно представить, что Россия ничего не предпримет, а мы окажемся под контролем ИГ*. У них есть военная и финансовая поддержка Турции и Саудовской Аравии. Так что, я уверен, скоро исламисты начнут атаковать российских военных в Сирии, если русские не покажут зубы прямо сейчас».

12212477_490.jpg

Раненый в результате бомбежки, Сирия, Сармин, 20 октября 2015 года

Экономическая и социальная ситуации в Латакии ухудшается, к тому же большие потери несет не только уже упомянутая «Сукур аль-Сахра», но и «Национальные бригады» — алавитское ополчение, воюющее на стороне Башара Асада. Возраст резервистов в сирийской армии вырос с 42 до 45 лет, а на передней линии фронта все чаще можно встретить молодых и неопытных бойцов. Надежды на быструю победу не оправдались. Все еще идут бои за поселение аль-Сальма, в провинции Латакия, — именно из района аль-Сальмы был нанесен 21 октября ракетный удар по авиабазе «Хмеймим», откуда вылетают российские боевые самолеты. А буквально через двое суток американская газета The Wall Street Journal сообщила о гибели первого российского солдата в Сирии. (27 октября Минобороны РФ подтвердило эти сведения, уточнив при этом, что 19-летний российский военнослужащий, контрактник Вадим Костенко, покончил с собой. — NT)

Латакийцы все чаще называют происходящее «третьей мировой войной». «Вы разве не видите, это не гражданская война, это война держав, Запада и Востока, которая происходит, к сожалению, на нашей земле, — говорит Диана Хайдар, которая тоже учится в университете Тишрин.— У нас несколько сотен тысяч погибших: солдаты, дети, женщины… Мне уже не верится, что когда-нибудь этому аду придет конец, кажется, что все будет еще хуже».

Большие планы

К северу от сирийской провинции Идлиб, на территории Турции, в лагерях вокруг приграничного городка Рейханлы собрались и сирийские беженцы, и бойцы группировок, входящих в Свободную сирийскую армию (ССА). Сирийско-турецкая граница закрыта с конца февраля 2015 года, но сирийцы все равно переходят ее: либо договорившись с пограничниками, либо заплатив турецким или сирийским контрабандистам.

Руководство ССА настроено оптимистично и планирует наступление на позиции армии Асада, ИГ* и курдских сепаратистов. С секретарем высшего командования ССА, полковником Абдель Рахманом Суэсс корреспондент NT встретился в одном из кафе Рейханлы.

«Пока у нас пять линий фронта, с севера на юг. Перечислю несколько: в Алеппо задействованы 16-я бригада, бригады «Султан Мурат», «Фурсан аль-Джабаль», в скором времени ожидается присоединение батальона «Аль-Нур аль-Дин аль-Зинки», — рассказал полковник. — В Идлибе на линиях фронта воюют 1-я бригада и «Фурсан аль-Хак». В Хаме у нас одна из самых больших группировок — «Джейш ан-Наср». Кроме того, сейчас с ИГ* сражается батальон «Джейш аль-Суар», несколько бригад воюют с курдскими отрядами (имеются в виду Силы самообороны сирийских курдов. — NT). А на юге идут ожесточенные бои против армии Асада, которая пытается нас атаковать с разных фронтов, но мы и к этому готовы».

По мнению Абделя Суэсса, российское вмешательство только помогло ССА: появился новый стимул для того, чтобы батальоны «свободных» решили объединиться.

«У нас уже есть группировка, состоящая из нескольких подразделений ССА, — это «Джейш ан-Наср» в Хаме, воюющая против Асада. В скором времени то же произойдет в Идлибе и Алеппо, — уверен полковник. — Если хотя бы половина группировок объединится, у нас уже будет большое преимущество. До этого у нас не получалось объединиться по объективным причинам: первые два года солдаты привыкали воевать, а потом появился ИГ*. Пришлось воевать еще и с ними».

Суэсс уверен: русские не пойдут на сухопутную операцию в Сирии из страха потерять своих солдат — «и в этом слабость России».

«Посмотрите, что было в Джабурине (поселок в провинции Хомс. — NT), — говорит полковник. — Войска Асада, несмотря на российскую поддержку с воздуха, так и не смогли взять под контроль местность. Россия — полярный медведь, который на нашем поле оказался в ловушке у Америки».

Несмотря на уверенность полковника, у Свободной сирийской армии много проблем: не прекращаются постоянные споры между командирами, дележ территорий и оружия, все чаще повстанцев обвиняют в похищениях и убийствах местных жителей, беженцев и иностранцев.

«Посмотрите, что было в Джабурине. Войска Асада, несмотря на российскую поддержку с воздуха, так и не смогли взять под контроль местность»

К сообщениям о возможных переговорах между Россией и умеренной сирийской оппозицией в ССА относятся скептически. Его командованию уже известно, что российские представители (замглавы МИДа РФ Михаил Богданов. — NT) имели контакт c живущим во Франции сирийским эмигрантом Фахдом аль-Масри, который всем представляется как «один из основателей ССА» и «координатор Группы национального спасения». «Смешно, что этот аль-Масри, которого у нас никто не знает, что-то там обещает России», — говорит по этому поводу полковник.

По его словам, ССА не сядет за стол переговоров до тех пор, пока Россия не откажется от воздушных атак и не прекратит поддерживать Асада, который «должен покинуть свой пост». Кроме того, есть и другие требования, в частности, формирование переходного правительства без участия ставленников Асада. «Если все это будет соблюдено, переговоры реальны», — резюмирует полковник.

А вот другой собеседник журнала, Абу Лияз, бывший боец группировки «Харакат Хазм», уверен, что до победы какой-либо стороны еще очень далеко. Он сидит на диване в одном из отелей Рейханлы и пересматривает съемку, где один из бойцов его батальона запускает противотанковую ракету.

«С нами будут играть, пока большим странам это не надоест, — говорит Абу, — а им вряд ли это наскучит еще лет пять. Не думаю, что все будет хорошо. Эрдоган только что выиграл выборы***, и все снова будет, как и раньше: формально — борьба против Исламского государства*, а на самом деле — соперничество между Америкой, Россией, Заливом и Ираном. Где мы будем мясом».

Невидимые люди

Помимо официальных лагерей для сирийских беженцев в Турции есть для них и нелегальные. Один из таких находится буквально в 5 минутах от погранпункта. С дороги его невозможно заметить: тенты, расставленные вдоль трассы, практически сливаются с местностью. Здесь живут 15 семей, мужчин всего трое. Али Халяби — «родоначальник» этого лагеря. Он и его сестра Фатима сбежали из деревни Хиш (провинция Идлиб), когда их дом сложился от авиаудара. У Фатимы нет правой ноги, ее она потеряла после авианалета сирийских ВВС на город Хама.

«Я была в сознании, когда все произошло, видела свою ногу и кровь вокруг, но первое, что меня в тот момент беспокоило, — мои дети. Они, слава Аллаху, остались целы», — вспоминает Фатима.

В тот день помимо нее пострадали более 70 человек, ее сын отвез женщину в больницу в Кафр-Набеле, но, кроме обезболивающих, у них ничего не нашлось, было решено ехать в Хиш, где ей и ампутировали ногу. Когда бомбардировки настигли семью аль-Халяби и в Хише, они собрали несколько пакетов вещей и приехали в Турцию.

«Ненавижу этот лагерь, здесь каждый день, как вчера, но хотя бы нет самолетов над головой и бомбы не разрываются, — говорит Фатима. — Мы никогда бы не подумали, что задержимся здесь надолго. Мы выживем, но теперь все будет сложнее: полгода назад о нас помнили, местные турки приносили сюда еду, теперь мы никому не нужны».

Будущее Фатиме видится с трудом: муж в сирийской тюрьме, работа на полях для ее брата закончена как минимум до следующей весны, оплачивать учебу детей в школе ей не по карману. Почти каждую фразу она начинает со слов «когда война закончится…» и заканчивает «...мы вернемся в Хиш».

12212477_919037288143884_2069071778_n.psd

Фото: mohammed tennari


* «Исламское государство» (ИГ), «Джабхат ан-Нусра» — группировки, запрещенные в России как террористические. 
** Во время подготовки этого материала к печати стало известно о готовности 28-й бригады Свободной сирийской армии провести в Абу-Даби (ОАЭ) встречу с представителями Минобороны и МИД России. 
*** На парламентских выборах в Турции 1 ноября Партия справедливости и развития (ПСС), поддерживающая президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, одержала победу с 49,3% голосов.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.