Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Кому нужна «Сила Сибири» или почему китайское молчание — отнюдь не всегда знак согласия

27.10.2015 | Ирина Демченко, Лондон | №35-36 (384) 25.10.15

w500_3-490.jpg

Фото с официального сайта ПАО «Газпром»

Проект газопровода в Китай «Сила Сибири», на который сделала ставку Россия, не будет реализован раньше 2025 года. К такому выводу пришли участники дискуссии на тему «Россия и Китай: разногласия и трения», состоявшейся в лондонском Королевском институте международных отношений (Чатем-хаус) по горячим следам визита председателя КНP Си Цзиньпина в Великобританию. Запуска газопровода в трех- или пятилетний срок, на что рассчитывают Россия и Китай, не получится, уверены эксперты, хотя Пекин в первую очередь заинтересован в скорейшей реализации проекта. 

«Газопровод «Сила Сибири» нужен, прежде всего, Китаю — это очень дешевый газ, — заметил в разговоре с NT Марчин Кашмарский из варшавского Центра изучения Востока.  Пекин будет подталкивать Россию к быстрейшей реализации проекта».

Но произойдет это не к 2018-му и не к 2020 году, а намного позже. «Сама по себе разработка месторождений в Якутии и Ковыткинского займет очень много времени»,  пояснил свою точку зрения польский эксперт.

Соглашение о строительстве газопровода «Сила Сибири» было подписано в 2014 году. Оно предполагает поставку Россией в Китай газа в течение 30 лет объемом 38 млрд. кубометров в год, для чего к 2018 году должна быть построена первая очередь газопровода длиной 4 тыс. км и разработаны вначале Чаяндинское нефтегазовое месторождение в Якутии и позже — Ковыткинское в Иркутской области. Специалисты изначально отмечали, что в соглашении ничего не говорится о цене поставок российского газа, а это значит, предположили наиболее скептически настроенные эксперты, что в итоге она может оказаться ниже себестоимости.

Сейчас весь экспортный трубопроводный газ Китай получает из Туркмении и Мьянмы. В 2015 году китайская госкомпания CNPC снизила прогноз потребления Китаем экспортного газа, заявив, что будет делать ставку на разработку собственных сланцевых месторождений.

«Понятно, чем газопровод «Сила Сибири» может быть интересен Китаю, но интересен ли он самой России, особенно с геополитической точки зрения, — большой вопрос», — заметил в разговоре с NT Бобо Ло, сотрудник программы России и Евразии в Чатем-хаусе. По его словам, российская сторона понесет в ходе подготовки проекта «очень большие затраты ради всего-навсего одного покупателя». 

Понятно, чем газопровод «Сила Сибири» может быть интересен Китаю, но интересен ли он самой России, особенно с геополитической точки зрения, — большой вопрос 

А где аванс? 

В любом случае российской стороне надо научиться лучше понимать китайскую, не обольщаясь обещаниями инвестиций и словами о дружбе и поддержке, и больше обращая внимание не на то, что Китаем говорится, а на то, что им на самом деле делается, заметил в ходе дискуссии профессор российской Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) Алексей Маслов

«Взять ту же «Силу Сибири»: после начала переговоров о строительстве трубопровода Китай пообещал авансовый платеж в $25 млн, — напомнил Маслов. — Что случилось с этими деньгами?.. Обещание аванса затем исчезло на стадии последующих переговоров. На сегодняшний день Китай ничего не инвестировал в «Силу Сибири». 

По словам Маслова, по исследованиям, которые вела его группа, китайцы в отношении России обычно исполняют примерно 3% от своих первоначальных обещаний по объемам инвестиций: «На Владивостокском форуме 2 месяца назад были обещаны инвестиции более, чем в $33 млрд. Прекрасно! Но когда мы попытались проверить, сколько из этого вылилось в реальные контракты, — это ноль на сегодняшний момент», — сказал российский эксперт, добавив, что общий объем инвестиций Китая в Россию с 2006 года составил около $6 млрд. а, например, в Бирму — $20 млрд. А это показывает, что Россия — далеко не самый важный партнер для Китая. Например, только в Центральной Азии российский газ, пояснил эксперт, конкурирует с более дешевым туркменским, таджикским и казахстанским. 

Девушка из Центральной Азии 

Еще более откровенно высказался профессор Чень Ян из Университета Восточного Китая: «Мы видим, что Россия пытается остановить проекты Китая, например, в Средней Азии, иногда давлением, как, например, было с проектом строительства Кыргызской железной дороги. Российское руководство не понимает, что китайское правительство не может заставить даже китайские государственные предприятия вкладываться в проекты, когда им это экономически не выгодно и, наоборот, ничего не делать, когда им это выгодно», — сказал китайский эксперт.

По словам профессора Яна, ему случалось слышать на закрытых от прессы экспертных дискуссиях, как россияне говорят: «Есть китайская поговорка: не трогай девушку своего друга. Так вот: Средняя Азия — это НАША девушка, а потому, мол, не трогайте ее». Но экономика так не работает, возражает Ян, и россиянам придется признать, что, например, 30% казахстанской нефти уже принадлежит Китаю.

«Для Китая, — продолжал Ян, — никогда не было приоритетом выдавливание России из Центральной Азии, учитывая ее «историческую вовлеченность в проблемы этого региона». Вместе с тем необходимо понимать: исторически Россия там в большей степени обеспечивала безопасность, нежели экономическое развитие», — сказал профессор, процитировав при этом слова неназванного китайского дипломата: «Если вы, русские, не можете обеспечить порядок на своем заднем дворе, то дайте это сделать другим». 

«Россиянам придется признать, что, например, 30% казахстанской нефти уже принадлежит Китаю»

Китайский сигнал 

Во время и после событий на Украине в 2014 году — аннексии Россией Крыма и военной операции в Донбассе — Китай, в отличие от стран Европы, США и Японии, не делал никаких заявлений. Российской стороной это было воспринято как позитивная реакция, особенно на фоне демаршей Евросоюза и США.

Но в то же время, по данным, приведенным Алексеем Масловым, с начала этого года торговый оборот между Россией и Китаем снизился на 35%. Три года назад планировалось, что торговый оборот между нашими странами в 2015 году составит $100 млрд. Но по ситуации на сегодняшний день он к концу года достигнет всего около $60 млрд. Активность передвижения торгового транспорта упала в этом году на 40%.

Переговариваясь с Россией по серьезным проектам, Пекин, по замечанию Чень Яна, «просто подтверждает Москве, что готов вести с ней дела». Но одновременно и подает сигнал всему миру: «Смотрите, мы даже с Россией умудряемся сотрудничать, а уж с вами-то точно сможем».



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.