Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

#Выборы

Поляки пошли направо

25.10.2015 | Борис Юнанов , Алексей Дзикавицкий, Варшава | №35-36 (384) 25.10.15

25 октября поляки выбирали себе новый сейм. Европа вздрогнула: победу, набрав более 39% голосов, одержала оппозиционная консервативная партия «Право и справедливость» (ПиС) во главе с «варшавским ястребом» Ярославом Качиньским. Блок левых партий впервые не имела даже призрачных шансов на успех и, скорее всего, не преодолеет восьмипроцентный барьер*. В электоральных предпочтениях поляков разбирался The New Times

20151023_080649-490.jpg

«Шапка» в «Газете Выборчей»: «Ставка нынешних выборов — сама демократия»,
Варшава, 23 октября 2015 года. Фото: Алексей Дзикавицкий

* Проходной барьер для избирательных блоков. Для партий — 5%.

Центр Варшавы, утро, последняя пятница перед парламентскими выборами 25 октября. Януш Консовский, 60 лет, госслужащий: «Я буду голосовать за «Право и справедливость». Этим ребятам из «Гражданской платформы» (правящая правоцентристская партия. — NT) после тех восьми лет, что они рулят страной, уже не верю. У них было столько времени, а потратили впустую … Ну разве что автострад понастроили, но ведь и это за деньги Евросоюза». Пани Ковальчик, пенсионерка: «Голосовать буду за левых. За кого конкретно — не решила еще, но за левых, они, по крайней мере, о стариках помнить будут, таких как я». Анджей, предприниматель, 30 лет: «Я — за Рышарда Петру (партия «Современная Польша». — NT). Это толковый экономист и знает, о чем говорит. Надеюсь, благодаря ему будет возможность заработать, снизят налоги, и в кармане больше останется. Другие только обещают: повысим зарплаты, пенсии, социальные выплаты … А откуда на это средства?» А вот 22-летняя студентка Малгожата вообще не собирается голосовать: «Не пойду, мы едем с друзьями в Краков на концерт в эти выходные».

На что купился электорат

Вообще-то польские выборы традиционно отличаются невысокой явкой: не голосует примерно каждый второй поляк, как правило, это люди с невысоким уровнем образования, живущие в небольших городках. Социологи объясняют феномен тем, что многие поляки не верят ни в силу своего избирательного голоса, ни политикам вообще. Показательна в этом отношении статья в авторитетной польской газете «Речь Посполита» под заголовком «Поляки, только экономика!» Автор советует читателям внимательно присмотреться к экономической программе партии, за которую они будут голосовать: «Да, Польше нужны перемены. Но, выбирая партию, которая будет править страной ближайшие четыре года, стоит внимательно посмотреть на обещания. Чем больше нам обещают денег из бюджета, чем более резкие перемены нам предлагают, тем меньше вероятность выполнения всего этого…»

Проблема, однако, в том, что снижение налогов и увеличение расходов на социальные программы полякам обещают оба фаворита нынешних выборов: и правая «Право и справедливость», и ее основной конкурент — правоцентристская «Гражданская платформа». ПиС придерживается хитрой тактики: позиционирует себя одновременно как партия консервативная в сфере общественной жизни и социально-ответственная, когда речь заходит об экономике. В ее программе, например, говорится: основным двигателем экономики страны должно быть внутреннее потребление, а миллиарды злотых (например, на выплату обещанных дополнительных «детских пособий») можно получить путем «уплотнения» системы налогообложения, в том числе усилив фискальное давление на банки и крупные торговые сети. При этом ПиС выступает за снижение пенсионного возраста (недавно он был увеличен до 67 лет для женщин и мужчин), тесное сотрудничество властей с католической церковью, против однополых браков.

«Право и Справедливость» по-своему уникальна. Редко где в Европе встретишь партию, которая позиционирует себя одновременно как консервативная в сфере общественной жизни и социально-ответственная, когда речь заходит об экономике

В программе «Гражданской платформы» тоже говорится о необходимости «глубокой» налоговой реформы и нового «общественного договора» между работодателем и наемным работником — разумеется, в пользу расширения прав последнего.

В итоге поляки большой разницы не увидели. Но устав от восьми лет правления «Платформы», а особенно от скандалов, которыми оно сопровождалось в последнее время, они готовы больше поверить Качиньскому: ПиС, судя по опросам, набирает от 32% до 40% голосов, в то время как «Платформа» только 25–28%.

А вот польские и европейские либералы разницу увидели — и тут же стали бить в набат. Экономика, конечно, важна, но еще важнее, в чьих руках она станет подспорьем.

Страхи польских либералов …

У газетного киоска — очередь. В пятницу, 23-го, все ежедневные газеты вышли с напутственными предвыборными статьями: суббота — «день тишины», всякая агитация запрещена. В леволиберальной «Газете выборче» — редакционная статья на всю первую полосу под заголовком «Ставка нынешних выборов — сама демократия». Газета предупреждает, что вероятная победа партии «Право и справедливость» (точнее, блока «Объединенные правые», но с ведущей ролью ПиС) на парламентских выборах — угроза для польской демократии: баланс между различными ветвями власти в стране будет нарушен. У «Права и справедливости» уже есть «свой» президент — нынешний глава государства Анджей Дуда был членом ПиС и баллотировался на президентских выборах от этой партии. В случае победы на парламентских выборах появится и «свой» премьер. Правда, такая ситуация уже была: у правящей — пока еще — «Гражданской платформы» тоже был «свой» президент — Бронислав Коморовский, который в мае во втором туре проиграл выборы.

RTS5M7W-490.jpg

Лидер ПиС Ярослав Качиньский выступает на предвыборной конференции партии, Варшава, 22 октября 2015 года


Но многих польских интеллектуалов пугает не столько проблема «свой-чужой» в высшей польской иерархии. Их пугает сам дискурс ПиС. Со времен президента Леха Качиньского, брата Ярослава Качиньского и одного из лидеров ПиС, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском 10 апреля 2010 года, этот дискурс мало в чем изменился: главное — «польскость», причем без внятного прояснения этого термина. И ладно бы если речь шла только о консервативных католических традициях и призывах их чтить и соблюдать. Появились и новые нюансы в виде «великопольских» лозунгов. Как считают некоторые эксперты, именно идеологи ПиС стоят за целой кампанией в польских соцсетях в пользу возвращения украинского Львова «в лоно Польши». И вот результат: на недавнем матче по регби Украина–Польша польские фанаты вывесили баннер с угрозой «отобрать Львов у Украины».

… и остальной Европы

Если ПиС победит на выборах (с относительным большинством голосов), но не сможет сформировать коалицию, то в Польше будут назначены повторные выборы, на которых правые могут получить конституционное большинство. А такая перспектива пугает многих польских и европейских экспертов еще больше — они говорят о возможной «орбанизации» Польши. Здесь намек на то, что премьер Венгрии Виктор Орбан полностью взял под свой авторитарный контроль все ветви власти — точно так же наверняка поступит и лидер ПиС Качиньский, в окружении которого похвалы по адресу Орбана не редкость.

При этом Польша не Венгрия. И объемы экономики, и внешнеполитические амбиции этих двух стран несопоставимы. Польская экономика, несмотря на госдолг 45% ВВП и трудности в финансировании многих госпрограмм, сейчас демонстрирует рост 3–4%, причем даже во время кризиса 2008–2009 годов в Польше, единственной среди новых членов ЕС, не случилось рецессии — ВВП продолжал расти на 1,7%. Экономисты Ernst & Young и Oxford Economics включили Польшу в число 25 быстрорастущих рынков, которые будут оказывать ключевое влияние на мировую экономику в течение ближайшего десятилетия. В ЕС Польшу нередко называют «Китаем Европы».

«Орбанизация» Польши может стать настоящей головной болью для европейских политиков. В условиях резко изменившейся (и осложнившейся) международной обстановки Брюссель, едва залатав дыру под названием «Греция», принялся разруливать проблему под названием «беженцы», силами Германии и Франции пытается замирить Путина в сложнейшем украинском досье. Если во главе Польши, большой и сильной страны, которая откровенно позиционирует себя как лидер «новой Европы», встанет партия, предпочитающая примитивную националистическую риторику, проблем у Европы резко прибавится: Качиньский наверняка скажет «нет» на прием беженцев с Ближнего Востока и потребует от Брюсселя отказаться от принципа квотирования в этом вопросе, примется потворствовать историческим спорам с соседями на предмет того, что «наше», а что «ваше», снова найдет массу поводов уколоть Германию (с чьей лидирующей ролью в ЕС братья Качиньские никогда не мирились), а особенно — за идею второй ветки газопровода «Северный поток», против строительства которого яростно возражает Варшава. Одним словом, Качиньский — это перманентная склока.

«Мы хотели бы, чтобы Россия стала для Польши экономическим партнером, 
но пока это прежде всего противник»

Опасаются в Брюсселе и неосторожных шагов Качиньского на российском направлении. Заместитель Качиньского в партии и фактически лицо предвыборной кампании ПиС Беата Шидло, которой прочат премьерский пост, в ходе недавних теледебатов с лидером «Платформы» премьером Эвой Копач прямо заявила: «Мы хотели бы, чтобы Россия стала экономическим партнером Польши, но прежде всего Россия — противник». Качиньский наверняка вспомнит про гибель своего брата и потребует у «врага» обломки разбившегося под Смоленском президентского самолета. Ну и вообще примется вновь педалировать тему той трагедии … И это, возможно, самое незначительное, что может произойти в российско-польских отношениях.

Вообще-то и в Брюсселе, и в Берлине, и в Париже есть масса претензий к Путину. Но тамошние политики не скатываются к популизму, да еще и замешанному на сермяжном национализме. А это как раз то, что роднит Качиньского и его московского «противника». При этом, если Польша не на шутку разозлит «русского медведя», чье поведение и без того не отличается предсказуемостью, то расхлебывать кашу придется всей Европе.

Но польский избиратель обо всем этом, конечно, не задумывается. Ему обещают снизить налоги, переложив фискальное давление на банки и крупные торговые сети. А это для поляков уже кое-что.


Особенности польской предвыборной палитры

Левый фланг

объединенные левые copy.jpg

Блок «Объединенные левые»

Польша вместе copy.jpg

Партия «Вместе»

Правый фланг

партия вместе copy.jpg

«Современная Польша»

гражданская платформа copy.jpg

«Гражданская платформа» (в коалиции с «Крестьянской партией»)

право и справедливость copy.jpg

 «Право и Справедливость»

kukiz.jpg

«Кукиз-15»

Снимок экрана 2015-10-23 в copy.jpg

«Корвин»


Фото: reuters/slawomir kaminski/agencja gazeta

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.