Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Путин

Опоздавший миротворец

22.10.2015 | Давыдов Иван | №34 (383) 15.10.15

Путин на Валдае в мягкой форме повторил для экспертов из тридцати стран основные тезисы актуальной российской пропаганды

valdai-490.jpg

Фото с официального сайта Valdai International Discussion Club 

22 октября — ключевой день для проходящего в Сочи XII заседания дискуссионного клуба «Валдай». Эксперты и ученые-гуманитарии со всего мира собираются с 2004 года в рамках клуба не только для того, чтобы поучаствовать в закрытых дискуссиях. Одно из главных блюд форума скромно именуется в программе «встречей с высокопоставленными российскими политиками». Заседания традиционно посещает Владимир Путин. В 2014 году его «валдайскую речь» — с критикой США, утверждениями о том, что мирового порядка и правил игры больше нет, а санкции против России не являются значимым политическим фактором, — называли новым внешнеполитическим манифестом России. В этом году, после начала российских бомбардировок в Сирии, от президента России снова ждали откровений. 

Предвкушение

Гостям обещали Сергея Лаврова, министра иностранных дел РФ. Ждали главу администрации президента Сергея Иванова. «Раз нас пригнали, значит, как минимум, Сергей Борисович», — переговаривались сотрудники канала «Россия 1» еще во вторник. Но будет ли Путин — никто с уверенностью ответить не мог.

– Я ему не хозяин, а рядовой избиратель, — смеясь, сказал корреспонденту NT председатель совета фонда дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.

И только накануне последнего рабочего дня форума интригу разрешил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: Путин будет. Возможно, на новой «Лада Веста». В связи с чем на форуме появилась съемочная группа телекомпании «ВАЗ-ТВ». Оказывается, есть и такая. А также — рекламный буклет нового произведения российских автомобилестроителей.

Утром в четверг стало понятно, что первых лиц ждали не зря: на подступах к канатной дороге, по которой журналисты добираются до отеля «Поляна 1389», места проведения форума, появились усиленные наряды полиции. Полицейские перекрыли даже горные тропы, ведущие к гостинице. Во дворе «Поляны» — еще автобус со спящими полицейскими и хмурые, неразговорчивые сотрудники ФСО в штатском.

Журналисты госканалов готовятся к интервью как к бою. «Так, здесь камера, сюда ставим Брилева». Девушка с Первого канала с непозволительной смелостью критикует главу администрации президента: «Сергей Борисович всем себя обещал. Так нельзя. Нужен эксклюзив». Первым должен появиться, впрочем, Сергей Лавров.

– Я сначала скажу: «Вот, нас обвиняют в стремлении стать сверхдержавой». Нет? Ты хочешь сначала про медведя, а потом про сверхдержаву? — телевизионщики сверяются с по телефону с кем-то из руководства. 

Министр

Сергей Лавров появился на одной из террас гостиницы около часа дня, и общался с журналистами всего несколько минут. Причем право задавать вопросы получил только Сергей Брилев с канала «Россия 1». Остальные, включая даже телекомпанию «ВАЗ-ТВ», снимали и внимали. Лавров сообщил, что в Европе начинают понимать, «кто виноват в мигрантском хаосе». Что «демократизаторская риторика» — «смещаем диктатора и сама собой появляется демократия» — больше не работает, а роль дипломатии возрастает. Что присутствие российских войск в Сирии и успехи авиации — «признанный всеми фактор». При этом задача — «усадить за стол переговоров все здоровые силы». По словам Лаврова, Россия готова авиаударами поддержать любые силы, которые борются в регионе с исламистами, — «даже Сирийскую свободную армию», но для этого нужны представители от сирийской оппозиции, «с которыми можно разговаривать».

Журналисты ринулись на министра плотным строем, кому-то сломали штатив. «От партнеров мы ждем только честности, я все уже сказал!» — Лавров протиснулся сквозь толпу и скрылся в недрах отеля. «Больше никаких пресс-подходов, мы предупреждали», — кричали в телекамеры сотрудники пресс-службы форума. Хотя на самом деле никто никого ни о чем не предупреждал, разумеется. 

Вид с балкона

К двум часам дня количество сотрудников Федеральной службы охраны в отеле волшебным образом умножилось. Молчаливые мужчины в одинаковых костюмах возникли из ниоткуда во всех переходах и на всех лестницах. С веранды изгнали всех, кроме журналистов кремлевского пула. Остальные наблюдали за происходящим с балконов, превращенных в курилки, как завсегдатаи театральной галерки.

Проверенным журналистам раздали проверенные вопросы. На веранде появился сапер с собакой, а следом — глава администрации президента Сергей Иванов. Если Лавров был строг и деловит, то Иванов — напротив, весел и улыбчив. Он то складывал руки домиком у груди, то жестикулировал, и не переставал улыбаться. Первым делом сообщил, что интересы иностранных интеллектуалов изменились — «Если на прошлом форуме очень много спрашивали об Украине, то на этом про Украину почти не говорили». Обсуждали, по его словам, взаимоотношения с США и проблемы борьбы с мировым терроризмом. Остальное пунктиром: сухопутной операции в Сирии не будет — на земле должна воевать армия Асада и курдские ополченцы, а Кремль не перестает надеяться на создание широкой коалиции для борьбы с ИГ («запрещена в России как террористическая группировка» — ритуальную фразу глава администрации почему-то добавлять не стал, но ему, наверное, и так можно). Причем войти в нее должны не только очевидные союзники России в регионе, но и Саудовская Аравия, и даже США. Демонстрируя полное единодушие с предыдущим оратором, Иванов также добавил, что решить сирийскую проблему можно только дипломатическим путем. И, под занавес, самая отрадная новость: «Можно говорить, что политика изоляции провалилась?» — осведомились допущенные к телу журналисты. «Можно», — не стал запрещать добродушный Иванов.

Неторопливый миротворец

Владимира Путина ждали к половине четвертого. Но он не появился. И к четырем не появился тоже. И к пяти. В кулуарах шутили, что «Лада Веста» на горной дороге подвела. Впрочем, опоздания — фирменный знак российского лидера. Тем более, рейтингу это не вредит: новость о том, что по данным ВЦИОМ президента поддерживают свыше 90% россиян, добралась до «Поляны 1389» намного раньше, чем президент. Очередная высота взята, значит, и горы тоже покорятся водителю вазовской новинки.

В 17.33 Путин, наконец, прибыл на территорию отеля. И первым делом сообщил, что «Лада веста» — хороший автомобиль, а также — что по пути на форум он превысил разрешенную скорость. И около шести оказался в зале заседаний, где Андрей Быстрицкий для начала кратко пересказал президенту содержание прошедших дискуссий. Дискуссии, согласно утверждению Быстрицкого, вышли острыми (подробнее см. в ближайшем номере The New Times).

Президент РФ поблагодарил собравшихся, напомнил, что тема форума в этом году — «Война и мир», помянул Льва Толстого, и добавил, что мир — лучше войны, но войны всегда сопровождали историю человечества. Большую войну, сказал президент, сделало бессмысленным появление ядерного оружия. И перешел к любимой теме — «попытки любыми средствами добиваться мирового доминирования» привели к тому, что конкуренция, в том числе и военная, между государствами может стать неуправляемой.

В этот момент Сергей Иванов, сохранявший прежнее благодушное настроение, перестал улыбаться. Улыбаться-то нечему: США продолжают развивать систему ПРО в Европе, — посетовал глава РФ. «Дело в попытке разрушить стратегический баланс, с тем, чтобы иметь возможность диктовать свою волю всем. Включая и сами Соединенные Штаты». Антивоенный иммунитет стал ослабевать в последние 25 лет, само восприятие войны изменилось. Война превратилась в шоу для телезрителей. «Военная терминология звучит во всех сферах жизни». В пример президент привел «санкционные войны», агрессором выставляя США, а жертвами — в том числе и страны Европы. «Так с союзниками поступают? Нет, так поступают с вассалами».

Здесь, вслед за Ивановым, погрустнели все, присутствующие в зале.

«Только компромиссы могут создать устойчивую систему компромиссов в любой сфере», — настаивал Путин. И рассказал об успешном опыте Евразийского экономического союза и БРИКС. После чего плавно перешел к теме информационной войны против России.

«Все чаще используются слова «война», «конфликт», когда речь идет о взаимодействии людей разных религий, культур, национальностей». Путин задал вопрос — как помочь беженцам, не ущемляя интересы коренных жителей. Ответа не дал, но напугал последствиями прилива мигрантов в Европу.

«Военная сила, конечно, остается инструментом международной политики», — сказал президент. И призвал применять ее против общих угроз, таких как терроризм. «Или кулаки будут применять по любому поводу, лишь умножая проблемы?» Далее — ожидаемый переход к теме Ближнего Востока и «попыткам извне, грубо перестроить регион», итогом которых стал рост терроризма. «В случае захвата Дамаска или Багдада террористические банды могли получить статус официальной власти! Не нужно играть в слова, делить террористов на умеренных и неумеренных».

«США обладают самым большим в мире военным потенциалом. Но невозможно победить терроризм, если часть террористов использовать как таран для свержения неугодных режимов». Путин напомнил о ситуации в Ливии и осудил Штаты за «двойную игру».

Россия не понаслышке знает, что такое терроризм. А российская операция в Сирии полностью легитимна. И пора объединить все силы, противостоящие террористам. Включая курдское ополчение и «иных оппозиционеров». О том же несколькими часами раньше уже говорил на сочинском Валдае Сергей Лавров.

Речь президент читал и временами сбивался. Но внимания собравшихся это не ослабляло.

Ключ к победе над терроризмом — в честности и взаимоуважении. После Холодной войны шанс выстроить систему уважения взаимных интересов был упущен («не хочу напоминать, почему так получилось»). Сирия — новый шанс.

К финалу градус антиамериканизма Путин заметно снизил. 

Без обострений

Выступавший следом спикер Исламского консультативного Ирана Али Лариджани говорил в унисон с Путиным. Если резюмировать — именно США ответственны за рост терроризма на Ближнем Востоке. Российский лидер, впрочем, слушал гостя из Ирана с непроницаемым лицом.

После Лариджани на трибуну вышел экс-президент Чехии Вацлав Клаус, и, как положено евроскептику, обрушился с критикой на торжествующий мультикультурализм, подчеркнув, что только национальные государства могут сохранить демократические ценности. Даже Россия не защищена от ложных идей планетарного мышления, предупредил Клаус, и призвал не создавать новый миропорядок, не давать советов другим, а противостоять транс-национализму и глобальному управлению у себя дома.

Джек Мэтлок, бывший послом США в СССР с 1987-го по 1991 год, успокоил — происходящее сейчас много менее опасно, чем Холодная война, но даже и из ситуации Холодной войны удалось выйти через переговоры. И, не оглядываясь на автора фразы о «величайшей геополитической катастрофе ХХ века», сказал, что распад Советского Союза такой катастрофой не был. И Запад СССР не разваливал. А мир сейчас не многополярен, но и не однополярен. Мир бесполярен, у США не так много власти, как кажется. Закончил Мэтлок критикой политики России на Украине. «Это долгосрочная проблема для России», — заявил Мэтлок.

Профессор Роберт Ленгволд из Колумбийского университета, сказал, что отношениям России и США не хватает эмпатии, готовности встать на позицию другого. Отсюда — не нужные и не всегда оправданные страхи. Ситуация напоминает начало Холодной войны, но это — от отсутствия взаимопонимания.

Путин заулыбался: «Дискуссия намечается не пресная». И даже согласился с тем, что главные причины развала Союза — внутри советской системы, хотя «наши геополитические противники не стояли в стороне». Но развал СССР — «все-таки трагедия гуманитарного характера». Критикуя Мэтлока, президент РФ шутил и улыбаться не прекращал. Он даже сказал, что Россия могла бы «демократизировать Америку» так же, как Штаты пытаются демократизировать Россию, тратя «миллиарды долларов» на финансирование российской оппозиции. Могла бы, но не будет. «Разве это создает обстановку доверия на межгосударственном уровне?»

Второй «валдайской речи» не случилось. Президент ничего ошеломляюще нового не сказал. Гостям предложили лайт-версию основных тезисов актуальной российской пропаганды. Что-то вроде «Жигулей» на экспорт в советские времена — оставаясь «Жигулями», они были все же чуть качественнее того, что продавалось под видом автомобилей местным жителям.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.