Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

#Теракт

Слово Кассандры

18.10.2015 | Орхан Джемаль | №34 (383) 15.10.15

Предотвращенный в Москве теракт как предвестник ближайшего будущего

Россия включилась в гражданскую войну в Сирии на стороне президента Башара Асада 30 сентября. Менее чем через две недели произошло то, что должно было произойти, чего все ожидали и о чем не принято было говорить публично, как о веревке в доме повешенного: в Москве задержали группу людей, которые, по мнению правоохранительных структур, готовили теракт от имени тех, против кого мы выступили в Сирии.

В первые дни после начала операции Россия заявляла, что ее целью является «Исламское государство»*. Но когда в ответ прозвучал очевидный резон, что для Асада и его сторонников ИГ* – вовсе не противник номер один, наши официальные спикеры делали недоуменный вид: как так? Ведь в Сирии есть Асад, легитимный президент и есть чудовищное «Исламское государство»*, запугавшее весь мир высокохудожественным отрезанием голов. Все.

34-191015.jpg

Сотрудники ФСБ и Эльман Ашаев (второй справа), подозреваемый в подготовке теракта. На фото в рамке: Аслан Байсултанов – его тоже подозревают в причастности к подготовке теракта, Москва, Лефортовский суд, 13 октября 2015 года
фото: СЕРГЕЙ БОБЫЛЕВ/ТАСС

На своей шкуре

Через неделю все же пришлось признать: российские бомбы сыпятся не столько на головы боевиков ИГ*, сколько на позиции повстанцев, для которых «Исламское государство»* – такой же противник, как и Асад. Официальную точку зрения пришлось слегка подкорректировать: да, там не только ИГ*, но сути дела это не меняет: все, кто против режима легитимного Башара Асада, – не более чем бандиты и террористы, все одни миром мазаны, и стало быть, мы все равно воины света и добра, а те, кто разбирается в тонкостях, – они, стало быть, за тьму и зло.

Впрочем, дискутировать на тему, кто светлее, а кто темнее в сложной сирийской палитре, уже поздно. Теперь самое время задуматься о другом: если уж мы влезли в драку, то надо быть готовыми получить сдачи. Раз мы там, в Сирии, что-то взрываем, пусть и с воздуха, то это же будет и здесь. Каждый предпочитает бить врага на его территории.

Правда, это соображение уравновешивается несколько парадоксальной точкой зрения Владимира Путина: мы бьем их там, так как опасаемся, что они придут сюда. Президент у нас как Кассандра: едва он слово молвил – и вот они, боевики ИГ*, тут как тут, взяли их в Москве тепленькими. Выходит, прав был президент.

Такое подтверждение президентской правоты дорогого стоит, ведь Сирия – не Донбасс, и даже не Кавказ. Сирия –  это далекая чужая земля, про нее ну ни как не скажешь, что это «русский мир», возможности убеждать собственное население в том, что это все ему нужно, весьма ограниченны. Другое дело, если родное население почувствует на своей шкуре, что «зло, затаившееся в Сирии», – действительно зло и имеет к нам самое прямое отношение. Ничто в этом не убеждает больше теракта в Москве. Близость опасности обычно заставляет забыть про вопрос: а кто первый начал? Именно под этим углом интересно рассмотреть московские аресты террористов.

Аресты и реальность

С одной стороны, все сходится: да, полсотни саудовских богословов объявили России джихад. О том же заявили (объявленные российскими судами террористическими группами) «Джабхат ан-Нусра»* и «Исламское государство»*. С другой, в деле невероятное количество нестыковок. Задержанных, например, называют членами исламской партии «Хизб ут-Тахрир»* и одновременно утверждают об их связях с ИГ* и подготовке в лагерях на территории Сирии. В реальности ситуация такова: либо одно, либо другое. Общее между двумя этими структурами только одно: и та и другая запрещены в России. Зато если предположить, что какой-то член «Хизбут-Тахрир»* вдруг явился на базу военной подготовки ИГ*, то, скорее всего, он лишится головы с той же скоростью, как если бы он был фээсбэшником в форме.

Нестыковка выглядит тем более странной, что специалистам, в том числе в погонах, прекрасно известно: деятельность «Хизб ут-Тахрир»* целиком сводится к пропаганде идеи халифата. Ни разу со времен своего создания в 1953 году «Хизб ут-Тахрир»* не взяла на себя ответственность за что-либо более существенное, нежели такого рода призывы.

Тем не менее пресс-службы силовых структур вовсю педалировали тему теракта: взрывчатка, среди задержанных есть сирийцы, детонатор такой же, как во время последнего теракта в Турции (откуда стало известно про турецкий детонатор, не пояснялось). Первое впечатление: перед нами – рутинное задержание малоопасных исламских диссидентов с последующей попыткой надуть щеки, приспосабливаясь к политической ситуации.

Спустя три дня становятся известны имена взятых под стражу, при этом террористическая ячейка резко сокращается с двенадцати до трех арестованных, а вот вопросов прибавляется. К примеру, одно из имен, а именно чеченца Аслана Байсултанова, мы уже слышали неделей раньше: 8 октября Рамзан Кадыров объявил о его ликвидации в числе прочих в Грозном. Там, кстати, тоже речь шла о предотвращенном теракте, который готовили боевики ИГ*. Похоже, предотвратить сирийский теракт хотят все, но исполнителей на все теракты не хватает! Тут ведь дело важное, можно сказать, государственное, тут первый попавшийся «джихадист из Facebook» не подойдет.

Вся эта история, так или иначе, показывает, чего нам, россиянам, ждать в ближайшее время: на взрывы наших авиабомб из далекой Сирии будут отвечать взрывами мин. А если возникнет дефицит сирийских терактов, нехватку восполнят суррогатом. Главное – держать население в патриотическом тонусе. Остается лишь надеяться, что не придется платить за поддержание тонуса кровью и все теракты, как и этот, октябрьский, столь же благополучно предотвратят.


* «Исламское государство» (ИГ), «Джабхат ан-Нусра», «Хизб ут-Тахрир» – запрещены в РФ как террористические группировки.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.