Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Санкции

Санкции: панацея или иллюзия?

15.10.2015 | Ирина Демченко, Лондон

Об этом спорили эксперты в ходе круглого стола в Британском Королевском институте международных отношений (Чатем Хауз) на тему «Санкции как инструмент международной политики»
Санкции в отношении России могут длиться «практически бесконечно» - такое мнение высказала, отвечая на вопрос NT участница дискуссии , экс-замминистра внутренних дел Великобритании по вопросам безопасности и борьбы с терроризмом баронесса Невилл Джонс.

Означает ли это, что России придется привыкать к долгой жизни в условиях санкций?

«Санкции очень болезненны в момент введения, когда надо принести жертвы: останавливается торговля, падают доходы компаний, прерываются связи и отношения, -пояснила собеседница NT. - Но потом люди, бизнес приспосабливаются к новой ситуации». Население страны, находящейся под санкциями, в данном случае России, вполне способно привыкнуть к снижению своего уровня жизни и смириться с этим. «Надеюсь, что так не произойдет» - добавила баронесса.


Набор удач и неудач

Другие участники круглого стола в Чатем Хаузе говорили о том, что санкции, применяемые против различных государств и режимов, - при всей свеой противоречивости, давний и весьма распространенный инструмент международной политики. Санкции работают не всегда, результат их применения сказывается не скоро и нередко бывает непредсказуемым, отслеживание их соблюдения требует больших ресурсов, а снять санкции порой так же сложно как и ввести их.

«Если бы  меня спросили, как сработали санкции в Иране, я бы без малейших затруднений ответил: сработали великолепно! Мы выбрали отличный инструмент для решения тех задач, которые ставили», - заметил Ричард Непью, бывший руководитель отдела Ирана в Госдепартаменте США в 2010-2013 годах, а затем главный переговорщик с Ираном по санкциям вплоть до 2015 года.

В то же время он признал, что санкции, как инструмент давления на правительство, работают не всегда, и нередко специалисты оценивают попытки оказать давление на правительство какой-либо страны как «сплошной набор неудач». Пример - санкции против Кубы.

В свою очередь Алекс Вайнз, директор по африканским программам Чатем Хауза, продолжая эту мысль, привел примеры, когда его группе приходилось заполнять тонны отчетов о том, что санкции, введенные в отношении Судана, не работают, поэтому их дальнейшее применение и расширение совершенно бесполезны. Такая же картина была и в Зимбабве: «Единственный раз, когда они сработали в этой стране, – это когда их начали снимать». И напротив, по словам Вайнза, в Сьерра-Леоне и Либерии применение санкций было очень успешным

Как отмечали в ходе дискуссии эксперты, в краткосрочном плане механизм санкций чаще всего контрпродуктивен, перемены в нужную сторону поведения стороны, на которую оказывается давление, происходит как правило «на длинной дистанции». При этом отслеживание соблюдения режима санкций требует значительных ресурсов. Еще более непростой процесс – снятие санкций: это провоцирует передел рынков между старыми и новыми игроками, которые стремятся побыстрее застолбить себе место в стране, выходящей из-под режима санкций. Как побочный эффект этого – рост коррупции среди местных чиновников.

Инструмент санкций, отмечали многие эксперты, постоянно совершенствуется, причем нередко их цель — оказать давление только на определенный контингент (или сегмент), не подвергая лишениям большинство населения. При этом набор санкционных инструментов меняется в зависимости от ситуации в мире.

Обычно главная цель санкций – лишить страну (и ее бизнес-класс) доступа к мировым рынкам торговли и капитала. Еще несколько десятилетий назад самой страшной угрозой для любой страны или фирмы было сворачивание торговых и финансовых отношений с США. Но сегодня, когда есть альтернатива в виде огромной экономики Китая, такая угроза уже не работает. А если и работает, то не так как раньше. Поэтому, как выразился один из участников дискуссии, современные санкции иногда должны быть «в исключительной степени точечными и даже интеллектуальными».

"Если бы  меня спросили, как сработали санкции в Иране, я бы без малейших затруднений ответил: сработали великолепно! А вот с Кубой был сплошной набор неудач"

Вопросы без ответа

По словам баронессы Невилл Джонс, европейские компании и банки пострадали от санкций против России больше, чем американские, потому что у ЕС уровень торгово-финансовых связей с Россией гораздо выше, чем у США. Вывод: при решении наложить санкции необходимо учитывать, что потери, и подчас серьезные, неизбежно понесет и «наказывающая» сторона.

Главная цель санкций против России - прежде всего, ограничить доступ к мировым инвестициям, финансовым и торговым рынкам. «Мы видим, что эти санкции – естественно, в сочетании с падением мировых цен на нефть – оказывают значительное воздействие на российскую экономику» - заметила баронесса. Но изменилась ли в результате санкций политика России? – «Нет! »

Более того собеседница NT не видит признаков того, что Москва «готова двигаться в том направлении, в котором Запад хотел бы, чтобы она двигалась»:

«Ясно, что экспансия в Украине остановлена - это большое достижение. Но результат ли это санкций, или воздействия низких мировых цен на нефть, или же речь идет о комбинации обоих факторов – мы не знаем».

Собеседница NT не ожидает поворота к лучшему в отношениях Россия-Запад пока в Кремле работает Владимир Путин. А потом? «Дальше я не знаю -это будет зависеть от того, кто придет после него. Но до того — нет».

«Ясно, что экспансия в Украине остановлена - это большое достижение. Но результат ли это санкций, или воздействия низких мировых цен на нефть, или же речь идет о комбинации обоих факторов – мы не знаем»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.