Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

#Только на сайте

#Кино

«Башен-близнецов давно нет, но фантомная боль осталась»

14.10.2015 | Сулькин Олег | №33 (382) 12.10.15

В прокат выходит фильм Роберта Земекиса «Прогулка». В интервью The New Times cоздатель «Фореста Гампа» рассказал, как выстроил на экране Нью-Йорк в 3D и о том, как пройти по канату между башнями на Манхэттене
52-490-01.jpg
Роберт Земекис на крыше башни «Империя» в Москва-Сити, Москва, 8 октября 2015 года

Используя технологию трехмерности (3D) на всю катушку, Роберт Земекис восстановил башни-близнецы Всемирного торгового центра. Режиссер побуждает зрителей своего жизнеутверждающего триллера «Прогулка» испытать страх высоты, восхищение французским куражом и ностальгию по доверчивому Нью-Йорку дотеррористической эпохи. «Прогулка», без сомнения, войдет в историю кино как первый случай, когда 3D — не виньетка на торте, а стержень художественного решения. Земекис воспевает безумство храброго француза Филиппа Пети, прошедшего в 1974 году по канату между башнями Всемирного торгового центра. Напомним, что в 2008 году британский документальный фильм «Канатоходец», посвященный Пети, получил премию «Оскар».

Эффект виртуальной реальности автор этих строк испытал самолично на встрече с создателями «Прогулки» в манхэттенской гостинице «Кросби-стрит». Для журналистов устроили трехмерный аттракцион в одной из комнат, где на ковер положили канат. Тебе надевают шлем, «включают» 3D, и ты должен пройти между башнями, повторив маршрут Пети. Но в любой момент ты жестом можешь прекратить эксперимент. Так вот, у меня не получилось сделать ни одного шага над «пропастью». От жуткого страха. Хотя и на ковре.
52-cit-01.jpg
Фантомная боль

Не будет ошибкой сказать, что вы отправились «вперед в прошлое»?

Возможно, и так.

Мы видим Нью-Йорк 1970-х в мельчайших деталях, включая в первую очередь башни-близнецы. Что вы подумали, когда сами впервые увидели их виртуальное воскрешение?

Могу вас уверить: мы были предельно аккуратны в воссоздании всех подробностей и примет города. Много часов и дней провели, склонившись над фотографиями того времени. Говорили с теми, кто строил башни, кто в них работал. Близнецов уже давно нет, но фантомная боль осталась. Глядя на Нижний Манхэттен, я всегда думаю: они стояли вот здесь.

Насколько 3D важен для проекта?

Принципиально важен. Меня считают отцом трехмерного кино, я делал такие фильмы, как «Полярный экспресс» и «Беовульф». И всегда рассматривал 3D как важный инструмент. Здесь же сама история буквально вопила, умоляя реализовать ее в 3D. Мы много времени провели с моими помощниками и консультантами, добиваясь ощущения высоты. Меняли линзы в камерах, искали нужные ракурсы и правильные шумы.

Вы говорили с Филиппом Пети, зачем он пошел на такую безумную авантюру?

Он мне как-то признался, что всегда относился к башням как к одушевленным существам, как к партнерам в секретном «сговоре», это его слово.

Как вы с ним познакомились?

Это было лет десять назад. Я заинтересовался его личностью и тем, что он совершил, когда мне в руки попала детская иллюстрированная книжка «Человек, который прошел между двух башен». У меня екнуло сердце. Филипп поразил при первой же встрече. Потрясающий рассказчик, увлекательно говорит, заслушаешься. И вы знаете, за все эти годы он совершенно не изменился.

Такой же, извините, сумасшедший, как и тогда, в 1974-м? Это не мое прилагательное — его все и всегда называли безумцем. Вы его так же аттестуете?

Он безумец, конечно, но он сделал это. Не сказка, не фантазия, а реальность. И я понял, что из истории безумного канатоходца может получиться волнующий фильм. И еще я укрепился в убеждении, что это лучше всего сделать в 3D, и никак иначе. Зритель должен быть все время рядом с Филиппом на канате, ощущать подрагивание мышц, порывы ветра, слышать приглушенное высотой дыхание лежащего далеко внизу мегаполиса.

52-490-02.jpg
Кадр из фильма «Прогулка»

Оптика артиста

Фильм у вас получился легкий, веселый, улыбчивый. Как бы вы сами определили жанр? Триллер, комедия или мелодрама?

Для меня дефиниции не важны. Мне понравилась идея тайного «сговора», как его называл сам Филипп. Пройти по канату — это цель, но ей предшествовала огромная секретная подготовка целой группы единомышленников Филиппа. В этом смысле картина снята в духе фильмов про ограбления банков — долгие приготовления, неожиданные сложности в процессе операции. Но Филипп не уголовник, не террорист, он совершенно не опасен для общества, вернее, опасности подвергает только себя самого и никого больше. В нем и любовь, и азарт молодости, и ревнивые отношения ученика и ментора (в роли циркача, учителя Филиппа — Бен Кингсли. NT).

Помните, когда Пети прошел по канату между башнями? И что вы делали в день, когда башни рухнули?

Конечно, помню. 7 августа 1974 года, за день до объявления Никсоном его ухода в отставку из-за Уотергейта. Я тогда учился в киношколе, и конечно, новость про Пети тогда воспринималась мною несколько отстраненно. Скандал с Никсоном был намного ближе и живее. Что касается 11 сентября 2001 года, я был дома, в Калифорнии. Мне позвонили друзья, сказали, чтобы я включил телевизор. Я включил, мы с женой прилипли к экрану, так и застыли на целый день.

Может ли фильм оказать травматический эффект на родных жертв теракта 11 сентября, на уцелевших людей именно из-за поразительной достоверности?

Трагедия унесла три тысячи людей и сами башни. Но этим финалом не ограничивается славная история башен. Дерзкий трюк Филиппа Пети — составная часть этой истории. Мы должны помнить все, и хорошее, и плохое, иначе это будет несправедливо.

Вы и Джо (актер Джозеф Гордон-Левитт, сыгравший Пети. — NT) показываете Филиппа вольнолюбивым артистом, который плюет на правила, ограничения и законы. Анархизм, презрение к общественным нормам, по-вашему, заложено в природе артиста, художника?

У настоящего артиста всегда несколько иная оптика, чем у простых смертных. Перед вами красная стена. Вы уверены, что она красная. Но художник, артист видит ее другой — малиновой, сиреневой, розовой. И еще: художник призван упрощать самые сложные материи мироздания, чтобы донести до нас ее тайны и механизмы. Он описывает то, что не подлежит описанию.
52-cit-02.jpg
Кураж над бездной

Вы ждете от зрителя безоговорочного сопереживания герою?

Убежден: каждый зритель может себя идентифицировать с Филиппом. Каждый! Один печет пироги. Другой поет в церковном хоре. Вы журналист, пишете статьи. Все вроде бы разные. Но у каждого есть мечта. У Филиппа мечта — пройти между башнями на высоте 1300 футов. И он одержим этой мечтой. Как же за него не болеть!

Самый эмоциональный момент съемок?

О, не знаю. Наверное, тот, когда Джо сам прошел по проволоке, без страховки. Конечно, на высоте, с которой легко спрыгнуть. Но сам, после множества часов тренировок.

В кульминационной сцене Филипп ходит туда-сюда с шестом над бездной, полицейские тянут ему руки с каждой из башен. А он куражится, чуть ли не танцует, ложится на канат. Эти его движения — сценарный вымысел?

Нет, что вы, все так и было. Он ходил по канату 45 минут.

А разве это документировано?

Есть только несколько фотоснимков среднего качества. Мы опирались на свидетельства очевидцев, полицейских, помощников Пети, тех прохожих, кто в тот утренний час глазел снизу на его крошечную фигурку. В какой-то момент его помощник вытащил кинокамеру, чтобы начать съемку, но ему помешали копы. А теперь представьте на минутку, если бы это происходило сегодня. Через десять минут тысячи снимков и видеоклипов стояли бы в Instagram и Facebook.


Фото: Vyacheslav Prokofyev/TASS, imdb.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.