Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Выборы

«Я тут ни перед кем не заигрываю»

13.10.2015 | Денис Лавникевич, Минск

Вслед за пятой по счету победой Александра Лукашенко на президентских выборах последовало временное — на 4 месяца — снятие санкций ЕС с Белоруссии. Москва, тем временем, ребром ставит вопрос о создании своей авиабазы в соседней стране
Bel-490.jpg
Президент Белоруссии Александр Лукашенко с сыном Николаем на избирательном участке в день выборов, Белоруссия, Минск, 11 октября 2015 года

В 2015 году соперников Александра Лукашенко, в отличие от выборов 2010 года, правильнее было бы назвать спарринг-партнерами — ни один из них не только не рассчитывал на победу, но даже и не вел агрессивную избирательную кампанию.

«Проект КГБ»

Самым заметным оппонентом действующего президента, стала 38-летняя Татьяна Короткевич — единственный кандидат от демократической оппозиции. Единственный, но не единый — большая часть оппозиционеров уже в ходе избирательной кампании отвернулась от Короткевич, сочтя ее «проектом КГБ». К слову, в политическом медиа-пространстве Короткевич появилась лишь в начале нынешнего года, что в самом деле усиливает подозрения.

Вторым кандидатом стал Сергей Гайдукевич — глава Либерально-демократической партии Белоруссии. Это давний спарринг-партнер Лукашенко, участвовавший вместе с ним в большинстве выборов, придавая им видимость демократичности и альтернативности. Во всех случаях, когда Гайдукевич баллотировался параллельно с Лукашенко, он набирал стандартные 3%. Немного, зато его партия процветает, будучи самой крупной и богатой в стране.

Последний персонаж, самый загадочный, — Николай Улахович. Многие в Белоруссии вообще до сих пор не понимают, откуда он взялся. Строитель с противоречивым прошлым, «народный генерал» по его собственному мнению, полупризнанный «Верховный атаман белорусского казачества». В 90-х издатель антисемитской газеты «Личность». Откровенно пророссийский и антизападный персонаж, неизвестный широкой публике.

Результат выборов, соответственно, был вполне предсказуем: Александр Лукашенко — 83,49% голосов избирателей, Татьяна Короткевич — 4,42%, Сергей Гайдукевич — 3,32%, Николай Улахович — 1,67%.

«Подавляющая поддержка»

Впрочем, такой расклад тоже многих удивил, так как и журналисты, и политологи ожидали немного других цифр. Прежде Лукашенко «получал» по 80% на каждых выборах, но теперь ожидалось, что в этот раз ему «светит» от 60% до 70%. Во-первых, выборы впервые проходили в условиях не роста, а падения доходов населения. Во-вторых, была острая необходимость показать Европе и США что-то более приличное, чем прежние «диктаторские» 80% голосов.

Однако не вышло. Уже в день выборов Лукашенко заявил: «Плохо будет, если меньше за меня проголосуют, чем в прошлый раз. Значит, люди отворачиваются. Результат очень важен — подавляющая это поддержка или нет».

Чиновники услышали, чиновники поняли.

Что же касается Татьяны Короткевич, то ей все пророчили не менее 15%, а независимые социологи вообще давали 17,9%. Даже государственное телевидение старательно ее пиарило, что для Беларуси абсолютно нехарактерно. Но в результате демократическую кандидатку «опустили ниже плинтуса», не дав ей даже и 5%.

Вероятнее всего, Лукашенко, известный своим невероятным политическим чутьем, понял: если женщине-оппозиционеру дать 15%, то чиновники из вертикали власти почувствуют слабину. Станут рассматривать Короткевич как новый центр силы в стране. А это — прямой риск «дворцового переворота».

Ну а от Гайдукевича и Улаховича других цифр, собственно, и не ожидали.

Bel-cit-01.jpg

«Нам не надо тут никаких баз»

В целом избирательная кампания 2015 года в Белоруссии оказалась на удивление миролюбивой. Причина проста: в нынешнем году Лукашенко и его окружение всеми силами добиваются благорасположения Запада. Лукашенко очень хочется, чтобы и ЕС и США признали его законно избранным президентом. Для этого и политзаключенных выпустили, и выборы провели, впервые не сопровождая их никаким насилием.

Получилось. Уже в понедельник, 12 октября, Евросоюз принял решение снять с Лукашенко санкции — пока сроком на четыре месяца. С таким заявлением выступил госсекретарь Франции по европейским делам Арлем Дезир. Ранее глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер сообщал, что решение о временном снятии санкций в отношении Лукашенко будет принято после президентских выборов в Белоруссии. Кроме того, по данным дипломатического источника, Совет ЕС задумался о снятии ограничений с белорусского президента из-за помилования политзаключенных в августе этого года, и содействия Белоруссии мирным переговорам по кризису в Украине.

Сам же Лукашенко в день выборов больше всего говорил о российской авиабазе, которую ему навязывает Кремль, и вообще о военном сотрудничестве с Россией. Главная новость тут — то, что пока Лукашенко отказывается от размещения в стране российской авиабазы.

Выступая на избирательном участке, он сказал: «Нам не надо тут никаких баз. Поймите одну простую вещь, я тут ни перед кем не заигрываю и на злобу дня не высказываюсь». По его мнению, для России абсолютно не принципиально, где будут размещены тяжелые истребители Су‑27: в белорусском Бобруйске, или в российском Пскове — для них это вопрос нескольких минут полета.

С другой стороны, Александр Лукашенко заявил, что если Россия согласится передать Беларуси истребительный полк (это 24 самолета), то летать на них должны будут белорусские пилоты. «Встает вопрос: зачем российская авиабаза, если мы можем сами обеспечить это?», — добавил он.

«В вопросе авиабазы следует держать в уме три момента. Во-первых, высока вероятность, что подписанию соглашения о создании Единой региональной системы ПВО в 2009 году предшествовали устные договоренности на высшем уровне о создании российской авиабазы в Беларуси. То есть данный вопрос имеет длительную предысторию, возможно, по мнению Кремля, даже слишком длительную, — говорит Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog. — Во-вторых, с 2013 года, когда планы создания авиабазы были публично озвучены, международная ситуация изменилась коренным образом. Российская авиабаза однозначно ухудшит отношения между Беларусью и Западом. И перечеркивает игру официального Минска в нейтральную переговорную площадку РФ-ЕС-Украина. А это один из главнейших политических активов Лукашенко».

По мнению эксперта, согласие Лукашенко разместить авиабазу для многих на Западе станет знаком его полной зависимости от Москвы. То есть лишило бы Запад желания делать с ним «большую политику».

С другой стороны, то, что по вопросу авиабазы свою позицию обозначили и Медведев и Путин, означает, что терпение Москвы заканчивается. База России нужна и притом — срочно. Ну а если не сама база, то, как минимум, соглашение о ее создании.

Bel-cit-02.jpg

«В Беларуси принято размышлять в рамках «Россия за базу нам ничего дать не может», — говорит Андрей Поротников. — Но почему-то забывается то, что Россия в случае нашего отказа от размещения базы может у нас забрать. Например, она может закрыть свой рынок».

В любом случае давление со стороны Кремля потребует ответных шагов официального Минска. А это может весьма печально сказаться на перспективах ЕАЭС. «Для белорусской стороны хороших решений не осталось, — резюмирует эксперт. — Придется выбирать где терять: на Западе или на Востоке».


Фото: Vasily Fedosenko/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.